11 мая 2011   14:22   9399

Летчик-космонавт СССР Игорь ВОЛК: На орбите дело доходило до рукопашной

Летчик-космонавт СССР Игорь ВОЛК: На орбите дело доходило до рукопашной
Командир несостоявшегося экипажа многоразового космического корабля «Буран» Игорь Волк убеждал руководство СССР отказаться от рискованного беспилотного полета и был готов сесть за штурвал челнока. Полет состоялся, но он оказался последним.

В Kramatorsk.INFO позвонил гендиректор Славкурорта Виктор Яковленко. «Если хотите пообщаться с легендой авиации и космонавтики – приезжайте, Игорь Волк вас ждет», – сообщил организатор оздоровления.

Биографии 58-го космонавта СССР хватит на три жизни. Родился в 1937 года в Змиеве Харьковской области. Юность провел в Уссурийске Приморского края и в Курске.

– Игорь Петрович, отчего Вы выбрали Славкурорт, а не Карловы Вары?

– Санаторий "Юбилейный" проверен на деле моими коллегами. Они уже проходили курс лечения, остались довольны и мне посоветовали подкрепить здоровье именно здесь. В здравнице – уникальные грязи, самочувствие заметно улучшилось, спасибо прекрасному медперсоналу. Зачем ехать в дальнее зарубежье? Лучше уж в братский Донбасс.

– А как пришли в авиацию?

– В начале 50-х годов семья жила в Курске, отец трудился на машзаводе, я оканчивал школу. Как-то в класс пришли пилоты из аэроклуба и пригласили на занятия. Вначале желающих освоить пилотирование было много, но едва дело дошло до обслуживания матчасти, число претендентов убавилось. Но я остался, в 54-м завершил обучение и собрался стать военным пилотом.

– Как родители отнеслись к выбору профессии?

– Плохо. И отправили меня в Харьковскую артиллерийскую радиотехническую академию. Я уже почти сдал вступительные экзамены. Вдруг над казармой пролетает самолет. Едва стемнело, я выпрыгнул из окна и вернулся домой. Но успел в тот же год поступить в Кировоградское военное училище летчиков. Через два года меня направили в Бакинский округ ПВО. Как-то купаясь в море, я встретил шуструю пловчиху Валентину. Она и стала моей женой. Недавно отпраздновали золотую свадьбу, полвека вместе.

– Вы рано завершили карьеру военного в чине старшего лейтенанта. Почему?

– Старшее поколение помнит хрущевские сокращения численности армии и авиации: Никита Сергеевич по живому резал, потом, спохватившись, отменял прежние решения. Я не ждал ничего хорошего, поэтому позаботился о служении любимому делу, пусть даже в гражданском статусе. Добился приема у Гризодубовой. Валентина Степановна в 63-м возглавляла Летно-испытательный центр НИИ Министерства авиапромышленности. Уйдя в запас, в 65-м окончил школу летчиков-испытателей в Жуковском, а в 69-м – МАИ. Так я стал испытателем.

– Весть о полете Юрия Гагарина где вас застала?

– Служил в полку ПВО в Азербайджане. Собрались на полеты, а тут новость по радио. Меня часто спрашивали: «А вам хотелось в космос». Нет, у меня желания не было, честно говорю.

Кстати, уже после полета в одном из интервью на вопрос: «За что дали Звезду Героя?» я, пошутив, ответил: «За подаренный руководством десятидневный отпуск на орбитальную станцию». Ну, правда, я не стремился стать космонавтом, хотя и родился 12 апреля. Меня заметили на испытательской работе и в 78-м году зачислили в отряд космонавтов по проекту "Буран". В 80-м году завершил обучение в центре подготовки космонавтов. И до 1995 года был в составе отряда, будучи летчиком – испытателем вплоть до 2001-го.

Буран, 15 ноября 1987 года



– Как произошло, что проект «Буран» заморозили?

– Дело в том, что тогда для «Бурана» не было четкой программы освоения околоземного пространства. Его создавали в противовес американскому аналогу. А беда его в том, что назвали космическим кораблем, а не самолетом. Поэтому и предъявляли к нему жесткие требования. В итоге, в 84-м на машзаводе в Тушино создали аппарат, совершивший 15 ноября 1988 года один беспилотный орбитальный полет. Но второй не мог состояться из-за отсутствия цифровых систем, способных решать сложные задачи. А то, что его сумели посадить в автоматическом режиме, вообще было чудом.

Меня назначили командиром первого экипажа. Для развития проекта был создан аналог «Бурана» – БТС-002, он мог взлетать с обычного аэродрома. Его передали к нам, в Летно-исследовательский институт, и я выполнил ряд полетов перед выходом в космос.

В 1990 году Минобороны от идеи отказалось и программу «Энергия-Буран» свернули, а в 93-м году проект закрыли. Летавший в космос челнок был уничтожен в 2002 году при обрушении монтажно-испытательного корпуса в Байконуре, где он хранился с ракетой-носителем.

– Выходит, «Буран» был обречен?

– Он изначально был дорог из-за одноразовой ракеты «Энергия». Если бы его развивали как самолет, то и система управления была бы другая: проще и надежнее – та, на которой настаивало министерство общего машиностроения. И денег вариант требовал поменьше. Утвердили б его – челнок летал бы до сих пор.

– У "Бурана" недобрая слава. Дескать, много людей погибло при испытаниях...

– Слухи навеяны сюжетом фильма "Созвездие Волка" о работе моей группы. Так вот, 90 процентов фильма – вранье. Но люди гибли, это правда. Первым из группы погиб Олег Кононенко. Он мог отказаться от испытательного полета на новинке - Як-38 в Южно-Китайском море, где взлет производили с палубы корабля, но не отказался. В отличие от штатного летчика-испытателя. Тот как чувствовал, что будет труба – дело... А остальные ребята группы погибли уже после того, как проект "Буран" был свернут.

– Можно ли возродить проект многоразовых космических челноков?

– Даже нужно. При нынешних компьютерах возрождение «Бурана» или создание лучшего проекта – вполне реально. Уже есть новинки авиационно-космической системы, не нуждающихся в ракете-носителе «Энергия» для вывода орбитального отсека. Взлетает с обычного аэродрома, и – на орбиту. Есть и более серьезные разработки, использующие принципиально новые двигатели. Впереди – целая новая эпоха. Жаль, что внимание руководства страны пока приковано к более приземленным делам...

– А как же разговоры на самом высоком уровне о марсианской программе?

– На современном этапе развития космической отрасли это всего лишь фантазии наших руководителей. Я как-то сказал одному из активистов этой идеи, дескать, если в полет отправят людей, обратно аппарат вернется пустой. Неужели это непонятно? Нет техники, способной реализовать замысел, нельзя взять с собой столько топлива для двигателей и продуктов, чтобы прокормить экипаж.

– Говорят, Вы первым выполнили на перехватчике Су-27 популярный у «Русских витязей» красивый маневр, названный "коброй Пугачева"?

– Да, когда я испытывал машину на небольшой высоте с большим углом атаки, она вдруг стала неуправляемой. Надо катапультироваться, но я, глядя на высотомер, решил, что сделать это еще успею, и машинально выключил систему автоматического управления: она ограничивала выход на критические углы атаки. И машина стала меня слушаться. Я форсировал двигатели, заметив, что, выйдя далеко за критический угол атаки (более 100 град.), самолет не свалился в штопор, а вошел в нормальный режим. Тогда я набрал высоту и сознательно повторил маневр. Вернувшись на базу, я обо всем сообщил генеральному конструктору. С тех пор маневр и удивляет публику на авиашоу с участием Су-27. А почему «Пугачёва»? Это мой напарник, я ему передал опыт, а он показал фигуру в Ле-Бурже (Франция), к восторгу зрителей. Согласитесь, «кобра Волка» звучит смешно.

– Я не раз был свидетелем полетов НЛО. А Вы их видели в космосе?

– Нет, НЛО на орбите не видел. Многие коллеги наблюдали, но это были, смешно сказать, емкости с отходами, которые сами и отстреливали. Особенности корабля на орбите не позволяют в деталях отслеживать – что вокруг творится. Но если вы меня спросите: а есть ли НЛО вообще? Я отвечу: да, есть. Лично я видел старт такого объекта.

Как-то вечером мы с доктором наук Колей Мельниковым ехали из Москвы в Жуковский, о чем-то говорили. Вдруг водитель по тормозам: что это?! Выскакиваем и видим, как нечто поднимается от земли. Было темновато, но хорошо видно, что объект – полусферической формы, поднимается и уходит за горизонт. Минут двадцать мы стояли в оцепенении, после него осталось сиреневое послесвечение. Вот то, что я видел. Причем, в тех местах нет ни аэродромов, ни ракетных комплексов, вообще пусто. Стало быть, мы не одни на Земле: «они» давно уже здесь.

– Вы нелестно отзывались об участии женщин в орбитальных программах. Но полетели с Савицкой, а она вышла в открытый космос с Джанибековым... Разве это не подвиг?

– А вот об этом умолчу. Кто она – я без диктофона скажу. После полета Терешковой Королев сказал: «Женщинам в космосе делать нечего». Я согласен.

– Случались ли конфликты между членами экипажа на орбите?

– Бывало всякое. Знаю случаи, когда, вернувшись с орбиты, люди не разговаривали друг с другом годами. Бывало, на станции чуть ли не до рукопашной дело доходило. Люди мы разные. Помню, как-то врач – космонавт Валерий Поляков в сердцах высказал нам: «Жаль, что мы вас отбирали, прежде всего, по состоянию здоровья…». Вот и ответ.

– Вы – россиянин с украинскими корнями. Как оцениваете отношения наших стран?

– Жаль, что не только правители стран оказались недальновидны, но и народы предали сами себя. Жаль прежнюю могучую страну, которую разрезали по живому. Большего смешения, чем украинской и русской крови нет нигде в мире. Сколько семей пострадали! Возможно, все наладится, хочется верить. Мы ведь из одной колыбели.

– Что бы Вы пожелали читателям Kramatorsk.INFO?

– Я как-то давно побывал в одной из шахт, и считаю горняков настоящими героями. Пусть у вас будет достойная жизнь, повышайте рождаемость, здоровья и оптимизма. Иначе грош цена всей этой демократии и самостоятельности.

Игорь Волк и Виктор ЯКОВЛЕНКО



«Здоровье у вас – в порядке, хоть снова – в полет», – сообщил лечащий врач – гендиректор Славкурорта Виктор ЯКОВЛЕНКО своему пациенту – летчику-космонавту СССР Игорю ВОЛКУ.

исследователь Игорь Волк, инженер Светлана Савицкая и командир Владимир Джанибеков



исследователь Игорь Волк, инженер Светлана Савицкая и командир Владимир Джанибеков



17 июля 1984-го с Байконура стартовал корабль «Союз T-12». На орбитальную станцию «Салют-7» прибыли исследователь Игорь Волк, инженер Светлана Савицкая и командир Владимир Джанибеков. Полет продлился 12 суток, но Волк без отдыха первым из летчиков-космонавтов после посадки сразу поднял в воздух истребитель «МиГ-25», затем пассажирский «Ту-154» с переделанной под «Буран» системой управления. Слетав из Байконура в Жуковский и обратно, он доказал: пилот после пребывания в космосе может в ручном режиме посадить «Буран» при спуске с орбиты. Фото из семейного архива Игоря ВОЛКА.

Игорь Волк



Волк летал на всех типах истребителей, транспортников и бомбардировщиков. Испытал воздушно-космический самолет, разработанный по проекту "Спираль", проверял машины на штопор, на инерционное взаимодействие и аэродинамику. Первым провел дозаправку истребителя в воздухе. Поднял в небо аналог "Бурана" – БТС-002, совершил в 1986-87 годах на нем 12 сложных полетов без выхода на орбиту. Своими учителями считает асов – Коккинаки, Анохина, Амет-хана и Гудкова.

Игорь Волк награждён орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, «За заслуги перед Отечеством». Живёт полковник в Москве, возглавляет Российский национальный аэроклуб. В соавторстве с Василием Анисимовым издал книгу "Цель – 2001 год. Авиационная и космическая техника мира", и фантастический детектив "Космический колпак". Вместе с женой Валентиной вырастили двух дочерей. Страстный пловец и горнолыжник.
"Kramatorsk.INFO"
Комментарии читателей
  • Украина Валера 12 мая 2011   08:23

    Школота детектед

  • Германия Бугага 11 мая 2011   18:08

    "вернувшись с орбиты, люди не разговаривали друг с другом годами. Бывало, на станции чуть ли не до рукопашной дело доходило" - ну так без бабы на орбите месяцами, один другому втихаря присунул, а тот обиделся, и не разговаривает. Или как в анекдоте "Я с пдр.. не разговариваю" :) таки да, за такие поползновения и в шнобель можно :)

Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Последние новости.

Loading...