5 декабря 2009   17:44   4562

Обществу польской культуры г.Краматорска исполнилось 10 лет

Вчера, 4 декабря, в городе отметили 10-летие Общества польской культуры г.Краматорска. В рамках миниюбилея в Музее истории города открылась выставка фоторабот известного в конце XIX - нач. XX вв. фотографа Альфреда Федецкого, поляка по происхождению, уроженца Житомира, работавшего в Харькове. В церемонии открытия принял частие Генконсул РП в г.Харькове Г.Серочинский. Вечером чествование юбиляра происходило в актовом зале ШИ №1 и штаб-квартире самого Общества.

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

Уже несколько лет в нашем городе существует общественная организация под названием «Общество польской культуры г.Краматорска». В помещении школы искусств №1, где находится офис Общества, наши сограждане польской национальности, а также те, кто проявляет интерес к истории, культуре и языку Республики Польша, встречаются каждую неделю и проводят время согласно своим запросам.

Довольно часто из Харькова к соотечественникам приезжает Генеральный консул Республики Польша по вопросам культуры пан Михал Журавский. С той поры, когда Краматорск утратил статус «режимного» и превратился в доступный для иностранцев город, пан Журавский остается единственным дипломатом, который бывал в нем чаще других. А совсем недавно гостем краматорских поляков впервые стал католический священник – ксендз Владзимеж из Донецка. По просьбе желающих изучать Библию, он начал регулярно приезжать в Краматорск и проводить с ними занятия. Сегодня католики уже вынашивают мечту возродить местную парафию. Речь не идет об открытии. Вопрос именно так и ставиться: возобновить действия католического прихода, некогда существовавшего в Краматорске.

ПЕРВЫЕ ПОЛЯКИ НА КРАМАТОРСКОЙ ЗЕМЛЕ

Если заглянуть в глубь веков и порыться в краматорской предыстории, выяснится достаточно интересный факт. Предок полкового хорунжего Ивана-меньшего Прокофьевича Шабельского, основавшего в 1758 году слободу Шабельковка, был киевлянин. Когда в конце XVIII века Шабельские решили засвидетельствовать свою причастность к дворянскому сословию, они обратились к своим истокам и обнаружили, что наиболее раннее упоминание об их роде связано именно с ним. В архивных документах записано, что Павел Самуилович Шабельский “поступил под Российскую державу из польского Шляхетства города Киева в 1686 году”. Это случилось в тот год, когда Москва заключила с Польшей “вечный мир” и союз, направленный против Турции и Крыма. По условиям договора Польша навсегда отказывалась от Левобережной Украины, а на правом берегу Днепра уступала русскому царю Киев с небольшим округом между речками Стугна и Ирпень. Потомки Павла Самуиловича, все как один, служили российской короне. Вопрос об их национальности остается открытым: документ, подтверждающий, что в жилах предка Шабельских текла польская кровь, до настоящего времени не обнаружен. Что же касается вероисповедания дворян его рода, то и здесь не все до конца ясно. Хотя известно, что в XIX веке внуки и правнуки основателя Шабельковки считали себя православными, о чем свидетельствуют записи в метрических книгах местной Николаевской церкви.

Достоверно установлено, что именно в XIX веке на территории современного Краматор-ска стали появляться первые католики. Пожалуй, первой ласточкой в этом смысле была жена помещика сельца Белянского (ныне – пос.Ивановка) коллежского секретаря Ивана Степановича Таранова-Белозерова – Аделаида Августовна. Барыня исповедовала римско-католическую веру, но, судя по всему, полькой не являлась.

В 1896 году известный в Европе промышленник Конрад Гампер принял российское подданство и, купив у Тарановых-Белозеровых земельный участок по соседству со станцией Краматорская, начал здесь строительство механического завода. К тому времени у него уже были два действующих предприятия на территории Польши. Поэтому неудивительно, что первыми рабочими-специалистами, которых Гампер привез на Краматорский завод, стали поляки – столяры-модельщики и литейщик. Учениками к ним поступили выходцы из окрестных сел и деревень. Благодаря польским рабочим они овладели секретами мастерства и, став профессионалами, впоследствии своим трудом обеспечили славу продукции завода Краматорского металлургического Общества. Кстати, руководил Краматорским заводом в 1896-1899 гг. инженер-механик Маврикий Феликсович Хоржевский – поляк по национальности. Пан директор поселился и жил в так называемом Петровском имении – бывшей вотчине помещиков Тарановых-Белозеровых, которая находилась рядом с одноименной деревней. Дом Хоржевского стоял на месте нынешнего детского сада СКМЗ на улице Горького – между бывшим рестораном «Отдых» и детской больницей.

В начале XX века поляки – инженеры, конторщики, мастеровые - внесли существенный вклад в развитие Краматорского машиностроительного и металлургического заводов (ныне СКМЗ и КМЗ). Известный доменщик Михаил Мавриций Феликс Константинович Курако (поляк, католик, дворянин) построил здесь доменную печь собственной конструкции. В Краматорской он жил несколько лет, а позднее поступил на завод Новороссийского Общества в Юзовке. В свое время о таланте Курако знали все горнопромышленники Юга России, и неслучайно его имя значится сегодня в энциклопедиях и учебниках по металлургии. Экономический подъем завода КМО связан с именем другого поляка – директора-распорядителя завода, инженера-технолога Людовика Сигизмундовича Гужевского, руководившего предприятием в 1908-1916 гг. Ему принадлежит заслуга в постройке на заводе мартеновского и прокатного отделений, которые способствовали значительному росту экономических показателей деятельности КМО, а в итоге – развитию Краматорского поселка. За время работы пана Гужевского на заводе в Краматорской появились первоклассная больница, заводское училище и кинотеатр, было учреждено Краматорское спортивное Общество, создана первоклассная футбольная команда и построен стадион, интенсивно велось жилищное строительство.

Назначение Л.Гужевского директором-распорядителем способствовало притоку польских специалистов на Краматорский завод. Многие достойны того, чтобы их имена были вписаны в историческую летопись нашего города. В том числе – Виктор Подольский (инженер, строитель завода), Ян Порук (фотограф), Болеслав Сливинский (организатор скорой медицинской помощи) и др. Интересно, что во время первой русской революции 1905-1907 гг. поляки – служащие завода КМО – не остались в стороне от революционной деятельности местных рабочих. Некоторые из них активно продемонстрировали российской власти свой непокорный, мятежный характер. Архивные документы подтверждают, что в поле зрения жандармов Изюмского уезда попал, например, студент Зигмунд-Виктор Станиславович Кроткевский, проходивший тогда практику на заводе. Бунтаря арестовали. А после освобождения из-под стражи, полиция воспретила ему даже проживание в пределах Харьковской губернии.

Возможно, по согласию (а может, и по инициативе) Людовика Гужевского в Краматоровке около 1915 года началась постройка польского костела.

ТАЙНА ПОЛЬСКОГО КОСТЕЛА

Куда бы ни забрасывала поляка судьба, он везде и при любых обстоятельствах остается искренне преданным католической вере. Эта истина проверена веками. Вот почему возникает естественный вопрос, а как же обходились жившие в Краматоровке католики без ксендза и своего храма? Попытки ответить на этот и другие вопросы, имеющие отношение к духовной и культурной жизни в здешнем поселке выходцев из Польши в дооктябрьский период, пока не увенчались успехом. Впрочем, отдельные факты и воспоминания старожилов все же указывают на то, что у местной польской общины тогда было место не только для работы, но и для молитвы. Хотя подробности, связанные с появлением в Краматоровке костела, по-прежнему остаются одним из «белых» пятен нашей истории.

В середине 90-х гг. прошлого столетия в домашнем архиве бывшего конструктора СКМЗ Тадеуша Францевича Врля его дочь обнаружила уникальный и единственный в своем роде документ. Это была метрическая выпись, выданная Харьковским римско-католическим приходским костелом в 1914 году жителям Краматоровки – австрийским подданным Франциску и Еве-Кристине Врля. До приезда в наш поселок чех Франц Врля работал в Варшаве начальником мостового цеха на Металлическом заводе “Зелинский и Ко”. В 1910 году Франц по приглашению администрации прибыл на завод КМО, куда его приняли начальником котельно-кузнечного цеха. Правление КМО умело дорожить опытными специалистами: Франц тут же получил квартиру в одном из заводских домов и в скором времени перевез на новое место свою семью. Судя по метрической выписи, день 26 марта 1912 года стал для него счастливой датой – в этот день жена родила ему сына. Как и следует в таких случаях, младенца крестили, дав ему имя Тадеуш. Оказывается, с этим проблем у католиков в Краматоровке не было. Согласно документу, обряд крещения малыша совершил тогда местный ксендз Рылло. Но вот ехать за свидетельством о рождении (метрической выписью) отцу маленького Тадеуша пришлось в Харьков – ближайший костел в Харьковской губернии находился там. Надо полагать, ксендз Рылло при необходимости крестил детей, исповедовал и венчал местных католиков, не исключая, конечно, и поляков.

В точности известно, что незадолго до революции 1917 года в Краматоровке появился польский костел. Но вот когда его построили, уточнить пока не удалось. По воспоминаниям Татьяны Ленской (жительницы ул.Лассаля в Старом городе), в период между 1915-м и 1917 гг. к ее отцу приходили представители польской общины с просьбой о денежном пожертвовании на строительство костела. Но они ошиблись: Сергей Ленский не был их соотечественником. По сути, свидетельство Татьяны Сергеевны долгое время служило единственным доказательством существования католического храма в Краматоровке в досоветский период. Однако до сей поры остается тайной не только имя ксендза, но даже и название костела.

Документальное подтверждение того, что в Краматоровке польский костел все же существовал, обнаружила сотрудник городского музея истории Лидия Зеленская. В Государственном архиве Донецкой области в ее руках оказалась ведомость о количестве закрытых церквей, молитвенных домов и синагог, составленная ликвидационной комиссией Бахмутского округа в 1923 году. В документе записано, что «костел римско-католический в Краматорском районе закрыт 16.08.23 г. по постановлению рабочих и служащих, как и немецкая кирха». Правда, по данным на 1929 год, в другом документе значилась иная дата закрытия костела. Согласно второму источнику польский костел в Краматорской был закрыт согласно постановлению народного суда в 1922 году, после чего использовался в качестве клуба.

«МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ …»

Когда накануне первомайского праздника в 1930 году в Краматорской собрались ликвидировать православную Архидиаконо-Стефановскую церковь, инициаторы закрытия мотивировали свое решение тем, что помещение бывшей церкви, будто бы, будет использовано для пионерского клуба. Сомнительное намерение реализовать не удалось: очевидно, родителям пионеров претила сама мысль, что их чада будут посещать клуб, размещенный в оскверненном храме, который верой и правдой служил их предкам целых 140 лет.

И вот теперь мы знаем: прежде, чем в здешней округе начиналось массовое закрытие православных церквей, впервые подобная участь постигла храмы других конфессий, и в частности – польский костел. По неизвестной нам причине ниспровергатели не смогли оборудовать в нем клуб. По крайней мере, других свидетельств относительно этого у автора нет. Все было намного прозаичнее: в здании бывшего костела устроили заурядный зерносклад. В таком качестве, по всей вероятности, его использовали до середины 30-х гг.

Поиски очевидца, готового рассказать хотя бы некоторые подробности о бывшем костеле в бытность его клубом, увенчались успехом в наши дни. Оказалось, что в городе живет внучка владельца здания, в котором до 1917 года помещался первый «супермаркет» Краматорска – универсальный магазин И.К.Гераськина. Это Зоя Спиридоновна Хорошайло. В сентябре 1935 года она стала свидетелем открытия в бывшем польском костеле первого в Краматорске Дворца пионеров. Зою избрали на пост председателя пионерской дружины Дворца. После уроков в школе девочка приходила сюда заниматься в балетном кружке.

Во Дворце работали несколько кружков: изобразительного искусства, фотодела, балетный, драматический, музыкальный (пианистов – В.К.), авиамодельный, кукольный, изготовления игрушек. Проводились занятия хора. Первым директором Дворца назначили Крамарева Василия Федоровича. Во второй половине 30-х гг. кружком пианистов руководила Румянцева Зоя Федоровна, авиамодельным кружком – некий Зинкевич, балетным – Микертумов Иван Георгиевич. Руководителем драмкружка был Павел Иванович Рассолов (он учил детей художественному чтению). По словам Зои Спиридоновны, его сын – Виталий Рассолов – до и после Великой Отечественной войны работал диктором на Донецком радио. Фотокружком руководил Юра Кисленко. Новый 1936 год лучшие учащиеся школ города впервые за время советской власти встречали праздник у новогодней елки, которая была установлена в большом зале Дворца.

Бывший польский костел находился примерно на том месте, где ныне возвышается памятник Ленину в Старом городе. Во время Великой Отечественной войны здание сильно пострадало от пожара, и, наверное, по этой причине его решили снести. На этом, собственно, и завершилась короткая история нашего первого католического храма.

Владимир Коцаренко
"Kramatorsk.INFO"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Loading...