Форум Краматорска

  • 05 Декабрь 2021, 07:48:41
  • Добро пожаловать, Гость
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Новости:

Спасибо за пост

Показаны посты, связанные с Thank-O-Matic. Показаны сообщения, где "Вас поблагодарили" другие пользователии.


Сообщения - Константин

Начну с того, что «Линия Молотова» это система укреплений, построенная СССР в 1940-1941 годах вдоль своей новой западной границы. Которая отодвинулась на запад после того, как СССР оккупировал Латвию, Литву, Эстонию, восточную часть Польши и Бессарабию с Буковиной. Нет сомнений, что эта укрепленная линия получила такое свое название из-за того, что изменение западных границ СССР являлось прямым следствием заключения Пакта “Молотова-Риббентропа” между Германией и СССР.

«Линия Молотова» строилась от Балтийского моря до Карпат и включала в себя 13 укрепленных районов (УРов): Тельшяйский, Шауляйский, Каунасский, Алитусский, Гродненский, Осовецкий, Замбровский, Брестский, Ковельский, Владимир-Волынский, Струмиловский, Рава-Русский и Перемышльский. На данный момент фортификационные сооружения «Линии Молотова» находятся на территориях современных Белоруси. Литвы, Польши и Украины. [1]

Для вооружения артиллерийских фортификационных сооружений «Линии Молотова» (собственно, и для модернизации подобных сооружений на «Линии Сталина») широко использовалась 76-мм казематная артиллерийская установка Л-17 обр. 1940 г. Создана на Кировском заводе в 1938 году под руководством И.А. Маханова. Принята на вооружение в 1940 году. В мае 1940 года Кировский завод получил заказ на 600 установок Л-17. Часть амбразурных коробов установки Л-17 (короб предназначался для помещения в нем собранной системы, а также для защиты стенок амбразурного проема. Короб заделывался в амбразурном проеме фортификационного сооружения) изготовил Новокраматорский машиностроительный завод им. Сталина. Короба первоначально имели длину 1500 мм с толщиной брони 80 мм, а затем соответственно 1350 мм и 60 мм. [2] По состоянию на 1 января 1941 года НКМЗ им. Сталина изготовил и отправил на Кировский завод 367 амбразурных коробов для укомплектования ими казематных артиллерийских установок Л-17. [3]

Участие Новокраматорского машиностроительного завода им. Сталина в изготовлении казематных артиллерийских установок Л-17 и, таким образом, в оснащении укрепленных районов «Линии Молотова» вооружением, подтверждается не только архивными документами. Коллегами из польской группы исследователей фортификации «Kriepost», при проведении поисково-исследовательских работ в Брестском укрепленном районе, был выявлен амбразурный короб установки Л-17. Который имеет маркировку «НКМЗ». [1]

Источники:

1. Fortyfikacje Łuku Białostockiego 1940-1941. Badawcza Kriepost Grupa. Eko-dom, 2019

2. Широкорад А.Б. Гений советской артиллерии: Триумф и трагедия В. Грабина. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003

3. ЦДАГО України, ф. 57, оп. 4, д. 57

Фотографии:

1. 76-мм казематная артиллерийская установка Л-17 обр. 1940 г. в музее Войска Польского в Варшаве. Фотография взята из книги Fortyfikacje Łuku Białostockiego 1940-1941. Badawcza Kriepost Grupa. Eko-dom, 2019

2. Клеймо Новокраматорского машиностроительного завода им. Сталина (НКМЗ) на амбразурном коробе казематной артиллерийской установки Л-17. ДОТ 62-РТ-03 Брестского УРа в районе Путковице Надольне (Польша). Фотография взята из книги Fortyfikacje Łuku Białostockiego 1940-1941. Badawcza Kriepost Grupa. Eko-dom, 2019




Предлагаю выйти из области догадок и слухов и обратиться к архивным документам. А документы эти гласят, что по состоянию на 01 января 1941 года Новокраматорский машиностроительный завод им. Сталина изготовил и отгрузил следующее количество оборонной продукции:

203-мм гаубиц Б-4 — 45 шт.
железнодорожных артиллерийских транспортеров — 3 шт.
Качающихся частей МК-1 к 406-мм пушке Б-37 — 4 комплекта.

А Старокраматорский машиностроительный завод им. Орджоникидзе, соответственно:

Морских командно-дальномерных постов — 35 шт.
3-х орудийных башенных установок — 12 шт.
Береговых дальномерных рубок — 8 шт. [1]

Так же, очень интересная информация по тресту “Донмашстрой” (г. Краматорск). По состоянию на 26 сентября 1941 года структурами треста изготовлено:

Бронепоезд — 1 шт
Стальных нагрудников СН-40А — 51 шт.
Железобетонных сборных казематов 2-го типа — 150 комплектов. [2]

Я не буду останавливаться на всех видах выпущенной продукции. При желании, каждый может найти ее описание в Интернете. Перейду сразу к «железобетонным сборным казематам». К сожалению, у меня пока нет информации, что же конструктивно представлял из себя именно этот каземат, да еще 2-го типа. Известен только его вес — 47 тонн. Но как известно, в первые месяцы Второй Мировой войны, военными инженерами в рекордно сжатые сроки были разработаны новые типы закрытых огневых и наблюдательных сооружений из заранее заготовленных деталей. Собираемых насухо или на цементном растворе из стандартных железобетонных балок.

Развитие событий на советско-германском фронте в первые месяцы войны поставило перед оборонительным строительством ряд серьезных задач. Отсутствие временного и материального ресурса для строительства монолитных фортификационных сооружений, заставило перейти к широкому применению сборного строительства, организовать предварительную централизованную заготовку деталей и конструкций для последующего монтажа на оборонительных рубежах. Так, для изготовления конструкций сборных огневых сооружений были привлечены 23 крупнейших бетонных завода и предприятия Харьковской, Ворошиловградской, Сталинской и Полтавской областей. В начале сентября 1941 года, с целью организации производства сборных ДОТов, на эти предприятия были направлены опытные инженеры-строители из Харькова. Только за первые месяцы войны в районы оборонительного строительства Южного фронта такие строительные организации и управления, как Донмашстрой, Азовстальстрой, Макеевскстрой, Никитовский завод бетонных труб, Харьковское стройуправление, отправили по железным дорогам юга Украины около 3100 вагонов железобетонных блоков. [3]

Источники:

1. ЦДАГО України, ф. 57, оп. 4, д. 57
2. ЦДАГО України, ф. 1, оп. 16, д. 49
3. Маляров В.Н. Строительный фронт Великой Отечественной войны: Создание стратегических рубежей и плацдармов для обеспечения оборонительных операций вооруженных сил в годы войны 1941-1945 гг. УВИТУ. - СПб. 2000

Фотографии:

1. Сборная огневая точка на подступах к Севастополю. Из книги Gerhard Taube «Festung Sewastopol»; Гамбург, Берлин, Бонн, Mittler, 1995 г.
2. Сборная артиллерийская огневая точка. Из Denkschrift uber die russische Landesbefestigung, 1942, Berlin
3. Сборная огневая точка в районе Дорогобужа. Взято с http://rufort.info
4. Элементы сборной огневой точки. Взято с http://rufort.info










Забегая очень вперед. Если ты интересуешься историей Второй Мировой войны, то хочешь ты, или не хочешь, но рано или поздно столкнешься с этой аббревиатурой — НКМЗ. А если ты родился и значительную часть жизни прожил в Краматорске, то и без всяких увлечений чем бы ни было, эти незатейливые буквы каким то образом переплетаются с твоей судьбой. За очень редким исключением. Градообразующее предприятие. По большому счету, это большое зло. Это тупик в развитии любого города, любой громады. И счастливы те города, которые научились как-то жить и сводить концы с концами без этих монстров. Развивать другие формы, другие направления и кардинально не зависеть от возможного маразма одного человека.

Но сейчас не об этом. А об участии Новокраматорского машиностроительного завода в создании вооружений в период с 1934 по 1941 год. К сожалению, все довоенные заводские архивы утеряны. Или были уничтожены на заключительной фазе эвакуации завода в октябре 1941 года на Урал. Время от времени циркулировали слухи, что какие то фрагменты заводских архивов всплывали то там, то сям. Но это все так на уровне слухов и осталось.

Если поковыряться в интернете, то можно найти небольшое количество информации об участии НКМЗ в изготовлении различных видов вооружений. С ссылкой на исследования Сергея Ромадина. Так господин Ромадин утверждает, что на заводе с 1938 года выпускалась 203-мм гаубица Б-4 образца 1931 года. Так же Сергей Владимирович предполагает, что на НКМЗ выпускались152-мм пушка и 280-мм мортира, которые имели единый лафет с гаубицей Б-4. Что касается 406–мм 50-калиберного орудия Б-37, которым оснащались линейные корабли т.н. «Проекта 23». Опять таки, с ссылкой на исследования С.В. Ромадина, НКМЗ изготавливал качающиеся части МК-1 и бронезакрытие для этого орудия. Теперь о бомбах. С 1938 года завод якобы изготавливал бронебойные (БРАБ-500, БРАБ-650, БРАБ-700, БРАБ-750, БРАБ-800, БРАБ-1000) и бетонобойные (БЕТАБ-450 ДС) авиабомбы. Ну и наконец о танках — якобы с 1941 года Новокраматорский машиностроительный завод им. Сталина принимал участие в изготовлении корпусов и башен легкого танка Т-60 (сразу вспоминается известный телефонный разговор Гитлера и маршала Маннергейма, в котором фюрер говорит о десятках тысяч танков, выпускаемых на заводе «Сталин». Кто то фюрера ввел в заблуждение).

Когда я делал первые шаги в исследованиях (я расскажу об этом), то меня научили, что любая историческая версия становится фактом только в случае ее подтверждения документально. К сожалению, вся приведенная выше информация не имеет никаких ссылок на архивные документы. Так же, самих исследований Сергея Ромадина, на которые ссылаются авторы, я нигде не смог обнаружить. Разве что кроме нескольких статей о бронепоездах. Сергей Владимирович очень не публичный человек. Специфический. Я был с ним когда то знаком. Но к сожалению есть целый ряд людей. С которыми, после известных событий весной 2014 года на востоке Украины, возобновлять либо продолжать знакомство нет никакого желания.

Есть при заводе и музей. Как же без него. Как под копирку с сотни таких же музеев. О том, о чем я писал выше, в экспозициях музея нет абсолютно ничего. Исторический раздел на официальном сайте НКМЗ — это просто позорище. Вакуум. Для меня этот вакуум понятен — есть сотрудники музея которые просто ходят на работу. И за те копейки, которые им платят за это хождение (с другой стороны, что еще можно платить за это хождение), вряд ли можно ожидать появления там энтузиастов и увлеченных исследователей. Когда то давно обращался туда по поводу истории заводского пионерского лагеря им. Сергея Тюленина (который тоже почил в бозе). Так себе воспоминания, те еще работники...

По поводу гаубицы Б-4. Только сейчас подумал об этом. Инженером дивизиона таких гаубиц с 1941 по 1946 год был мой дед, Абраменко Артем Антонович. Инженер-капитан 120-й Краснознаменной гаубичной артиллерийской бригады Большой мощности. А до войны он был инженером-конструктором на Новокраматорском машиностроительном заводе им. Сталина. Вполне возможно, что не спроста его направили в эту бригаду. Вполне возможно, что на заводе он имел какое то отношение к этому проекту. К сожалению уже не спросишь....

На фото:

1. Гаубица Б-4. Переяслав-Хмельницкий. Украина. 2014 г.
2. 406-мм пушка Б-37
3. Пушка Б-37 в одноствольной опытной установке МП-10 в цехе Новокраматорского машиностроительного завода им. Сталина, 1939 г.





Константин Абраменко. Моя фортификация


Когда то написал, что мое увлечение фортификацией Второй Мировой войны началось в далеком 2007 году с вроде бы пустяка - прочитал в Интернете статейку какого то писаки о зловещем и таинственном так называемом "Лагере дождевого червя". Потом был форум "Подземелья Кёнигсберга". Потом нащупал "Реликфайндер". Потом еще что то...

Но безусловно, на этом бы скорее всего все и закончилось, если бы не наличие совсем рядом реальных тайн и загадок — немецких фортификационных объектов в моем родном Краматорске. Нырнул в эту тему и пропал окончательно. Интереснейшее время — побед, открытий, заблуждений, разочарований, дружбы с интереснейшими людьми, говна и грязи откуда никогда не ожидал, помощи откуда тоже не ожидал, обвинений в фашизме (!!!)... И еще массы замечательных и отвратительных вещей. Которые и есть, собственно, частью моей жизни. Моей фортификацией.









Константин, одно лингвистическое замечание - в немецком существительные пишутся с большой буквы.

Т.е. если Вы указываете  oberstleutnant Ernst Wellmann, то   oberstleutnant будет писаться  Оberstleutnant.

Hauptmann, General тоже с большой.
Уважаемый Romanus, добрый вечер!
Огромное спасибо за замечание. С моей точки зрения очень существенное и важное.
Исправлю
Тем не менее, реализация плана прямо на старте погрязла в межведомственных согласованиях. Фактически почти две недели прошли в переписке между штабами Korück 531 и инженерной службы армии. Этому имелись объективные причины – по установленной процедуре, строительство оборонительных позиций в населенных пунктах находилось в зоне ответственности Комендатуры тылового района. Однако у Korück 531 не было квалифицированных специалистов для выполнения подобного рода работ и он настойчиво требовал от инженерной службы армии привлечения специализированных саперных подразделений. Точку в этой, казалось бы патовой ситуации, поставил полковник Уллершпергер. 24 июля командир 504-го легкого самокатного дорожно-строительного батальона получил приказ начальника инженерной службы армии выделить два взвода в оперативное временное подчинение коменданта 514-й комендатуры района (место дислокации Славянск) капитана Пайзе (нем. Hauptmann Peise), в зоне ответственности которого находилась Краматорская. Предлагалось выделить специалистов, имеющих опыт бетонных и арматурных работ. Привлекать дорожных строителей к каким-либо работам, кроме строительства долговременных фортификационных сооружений, приказом было категорически запрещено. Техническое руководство работами поручалось инженеру штаба Korück 531 капитану Фрицу Дювалю. Военному коменданту Краматорской, командиру 607-го батальона снабжения майору доктору Бёхлеру (нем. Major Dr. Böhler), была поставлена задача организовать бесперебойную поставку необходимых строительных материалов и привлечь к строительству, если потребуется, дополнительное количество гражданского населения.

Первым был построен ДОТ (долговременная огневая точка) в населенном пункте Новый Свет, в районе пересечения шоссе U5 «Сталино – Каменка» и дороги на Краматорскую (в настоящее время пересечение улиц Олексы Тихого и Конрада Гампера в Краматорске). Основной задачей этого сооружения являлось прикрытие подъездных путей к автотранспортному мосту через Казенный Торец. Как и во всех последующих ДОТах, в основу конструкции была положена идея возможности ведения кругового огня и наблюдения за местностью. Идея не новая и уже значительно раньше реализованная немецкими инженерами в типовом проекте «MG-Rundumstand Regelbau Vf 3». За счет увеличения толщины покрытия и изменения конструкции амбразурных узлов, удалось повысить стойкость сооружения и, одновременно, до предела упростить технологию строительства. Последнее, учитывая отсутствие специализированных строительных подразделений, являлось определяющим фактором.

Не дожидаясь завершения строительства первого ДОТ, комендант района капитан Пайзе отдал распоряжение приступить к постройке еще трех сооружений. Одно из них возводилось в районе хутора Бескровный (в настоящее время пересечение улиц Дмитрия Мазура и Григория Сковороды). Задачами этого ДФС (долговременного фортификационного сооружения) были контроль поймы реки Маячка и корректировка артиллерийского огня в направлении шоссе В «Краматорская – Лозовая». Ощущая тотальный дефицит цемента, капитан Дюваль предложил отливать из железобетона только выступающую боевую часть сооружения, а для строительства подземной части применить кирпич. Так же, капитан предложил предать поверхности покрытия угол наклона, чтобы при прямом попадании артиллерийского снаряда создавались условия для его рикошета. Такое техническое решение не являлось бесспорным, но разрешение инженерной службы армии было получено, и этот подход применили и при строительстве всех последующих ДОТов. Второе сооружение строили на западной окраине Краматорской, возле шоссе D «Краматорская – Доброполье» (в настоящее время пересечение улиц Школьной и Крылова), а третье – на юго-западной окраине Краматорской (в настоящее время улица Красная скала).


Немецкий MG-Rundumstand в поселке Новый Свет. Начало 50-х годов ХХ века. Фотография из личного архива И. Рокитянского

В еженедельных итоговых отчетах капитан Дюваль постоянно отмечал, что сроки реализации программы строительства оборонительных позиций в Краматорской хронически срываются по вине командования 504-го легкого самокатного дорожно-строительного батальона. Скорее всего, это была попытка переложить вину с больной головы на здоровую – обеспечение строительства строительными материалами, в первую очередь цементом и древесиной, осуществлялись из рук вон плохо. Однако и боеспособность дорожников была явно не на высоте.

504-й легкий самокатный дорожно-строительный батальон прибыл в Краматорскую 15 июля 1943 г. и разместился в поселке Ивановка. В батальоне, не учитывая больных и отпускников, на тот момент числилось 9 офицеров, 1 вольнонаемный служащий, 39 унтер-офицеров, 164 рядовых солдат и 248 так называемых «добровольных помощников» (нем. Hilfswilliger, Hiwi). Техническое оснащение батальона составляло 3 легковых автомобиля Volkswagen 82 (нем. Kübelwagen), 14 грузовых автомобилей различных типов, 2 мотоцикла, 106 лошадей и 28 подвод. Все велосипеды батальона (по штату более 300 шт.) пришли в негодность еще на Кавказе и их парк не обновлялся.

Основная масса «добровольных помощников» была по национальности армянами, которые характеризовались командиром батальона как ненадежные и скрытные. Ни о какой с их стороны существенной помощи в контроле за приданными рабочими из местного населения не могло быть и речи. Учитывая низкую техническую оснащенность батальона, инженерной службе армии пришлось выделить два легковых, семь грузовых автомобилей и два мотоцикла.


MG-Rundumstand в районе хутора Бескровный (в настоящее время ул. Д.Мазура). Автор чертежа Константин Абраменко

28 августа 1943 г., в итоговом отчете штаба Korück 531 о ходе строительства оборонительных позиций в населенных пунктах, было отмечено, что в Краматорской четыре ДОТа полностью построены и готовы к принятию войск заполнения. Строительство еще девятнадцати ДОТов продолжается. Темпы строительства планируется нарастить за счет привлечения штабом армии к строительным работам одного взвода 50-й моторизованной мостостроительной колонны типа В (нем. Brückenkolonne B 50).

Однако 1 августа 1943 года, в связи с переходом советских войск в наступление по всему фронту, все мероприятия по позиционному строительству в полосе 1-й танковой армии были приостановлены. Саперные, строительные и мостостроительные подразделения армии (за исключением подрывных команд и дивизионных саперов) срочным образом приступили к эвакуации инженерных парков, имущества и личного состава на рубеж Днепра.

Итоги работы штаба Коменданта 531-го тылового района по организации обороны важных населенных пунктов (см. Таблицу 1) за 6 месяцев (с 01.03.43 по 28.08.43) на первый взгляд выглядят весьма скромно. Тем не менее, их объективная оценка невозможна без изучения и анализа боевого применения этих позиций в боях 1–10 сентября 1943 года. Это будет сделано автором в рамках следующей статьи.




3D-модель немецкого MG-Rundumstand в районе хутора Бескровный. Автор Анджей Дроздовски (Польша)


Таблица 1. Итоги работы штаба Коменданта 531-го тылового района по организации обороны важных населенных пунктов с 01.03.43 по 28.08.43
Чертежи конструкций отдельных элементов полевой фортификации предполагалось представить позже, однако, строительство позиций следовало начать незамедлительно. Для этого предписывалось обязательно и в строгой последовательности выполнить следующее:
а) наметить на местности и оборудовать укрепленные пункты (нем. Stützpunkt) из расчета на одно пехотное отделение. Стрелковые позиции необходимо усилить одной позицией для станкового пулемета. Это своего рода будет «костяк», на котором будет в дальнейшем строиться вся оборона;
б) построить противоосколочные укрытия для личного состава отделений. Укрытие должно располагаться на дистанции не более 50 метров от стрелковых позиций отделения и соединяться с ними ходом сообщения для скрытого перемещения личного состава;
в) укрепленные пункты отделений соединить между собой ходами сообщения;
г)приступить к строительству противотанковых рвов. Которые должны располагаться на дистанции не менее 40 метров от стрелковых позиций отделений;
д) тщательно замаскировать позиции.

Установку на позициях противотанковых орудий и тяжелого вооружения должны были выполнять войска заполнения. Начиная с основных дорог и подъездных путей, маршруты следования к позициям предполагалось обозначить специальными указателями, информационно достаточными для их идентификации войсками заполнения.
Актуальная техническая документация, в соответствии с которой предполагалось вести строительные работы, всегда должна была находиться на позициях. Таким образом, в случае ротации строительного персонала и их руководителей, новый персонал мог быть оперативно проинформирован о состоянии дел на строительном участке.

Приказ начальника инженерного управления штаба 1-й танковой армии предписывал регулярно предоставлять еженедельные отчеты о планируемых и завершенных работах. В связи с этим, районным комендантам необходимо было высылать отчеты и карты каждую среду в штаб Korück 531 капитану Дювалю. Форма отчета была выслана фельдсвязью комендантам районов 16.03.1943 г.
Очевидно, что на каком то этапе капитан Дюваль просто физически не смог справляться с таким объемом канцелярской работы и 28 марта ему в помощь был выделен офицер штаба Korück 531 лейтенант Ульрих Унгер (нем. Leutnant Ulrich Unger). Основной его обязанностью было формирование еженедельных отчетов для инженерного управления армии. Необходимо было разобраться в том ворохе карт, схем, таблиц, которые военные коменданты направляли в штаб тылового района, свести всю информацию в итоговые цифры и нанести на топографическую карту масштаба 1:50000 актуальную обстановку на строительных объектах. И затем итоговый отчет выслать фельдсвязью полковнику Хельму в штаб армии.
Эта задача осложнялась тем обстоятельством, что военные коменданты населенных пунктов, несмотря на, казалось бы, четкие инструкции по заполнению форм отчетности и многочисленные разъяснения лейтенанта Унгера, в большинстве своем составляли свои отчеты не лично, а перепоручали эту работу своим подчиненным. А они, чаще всего, были абсолютно не в курсе требований к их составлению и оформлению. То же относилось и к картам обстановки на строительных участках – в большинстве своем их информативность была ниже всякой критики. Качество отчетов, предоставляемых комендантами районов, было на порядок выше. Это объясняется тем обстоятельством, что все коменданты районов были штатными сотрудниками Korück 531. Продвижение по службе, награждения и репутация этих офицеров напрямую зависели от благосклонности генерал-майора Штубенрауха и полковника Хоспке. Военными же комендантами населенных пунктов назначались, как правило, командиры воинских подразделений, отведенных с передовой в ближний тыл на переформирование либо отдых. Или офицеры, в звании не ниже майора, после выписки из госпиталя. Очень часто, это были заслуженные боевые командиры, отмеченные многочисленными высшими боевыми наградами, известные самому фюреру. Что для них было указания какого то там лейтенанта из Комендатуры тылового района…

1 марта 1943 г. в связи с изменением положения разделительной линии между 1-й танковой и 6-й армиями, населенные пункты Орджоникидзе, Хацапетовка и Селидовка перешли под юрисдикцию Korück 585. Но на объеме работы капитана Дюваля и лейтенанта Унгера это отразилось незначительно. Этим офицерам приходилось постоянно лично инспектировать строительство и на месте вносить коррективы в отчеты комендантов. Итоги одной из таких поездок капитан Дюваль изложил 8 апреля 1943 года в своем отчете:
«Построено противотанковых рвов: Ясиноватая – в наличии 1600 погонных метров; Авдеевка – в наличии 1800 погонных метров; Константиновка – 140 погонных метров. Всего построено за отчетную неделю 1560 погонных метров.
Построено пехотных позиций: Ясиноватая – 481 метр кубический; Авдеевка – 123 метра кубических (4 укрепленных пункта для пехотных отделений, 2 позиции тяжелых пулеметов, 3 позиции ручных пулеметов, 90 метров ходов сообщения); Никитовка – 220 метров кубических (9 укрепленных пунктов для пехотных отделений, 175 метров ходов сообщения); Константиновка – 435 метров кубических (204 пехотные стрелковые ячейки типа «Panzer Deckungsloch», 18 позиций тяжелых и ручных пулеметов, 3 позиции для противотанковых пушек); Дружковка – 100 метров кубических; Гришино – 1584 метров кубических (45 укрепленных пунктов для пехотных отделений, 70 позиций тяжелых и ручных пулеметов, 700 метров ходов сообщения); Дзержинск – 149 метров кубических (7 укрепленных пунктов для пехотных отделений, 30 метров ходов сообщения); Всего построено за отчетную неделю 1524 кубических метра.
Построено пехотных укрытий: Гришино – 2 противоосколочных укрытия; Ясиноватая – переоборудовано под укрытия 18 подвалов; Гришино – 7 укрытий легкого типа и переоборудовано под укрытия 5 подвалов. Всего построено за отчетную неделю 2 противоосколочных укрытия.
Количество привлеченного к работам гражданского населения: Ясиноватая – 300 человек; Авдеевка – 960 человек; Никитовка – 50 человек; Константиновка – 143 человека; Дружковка – никто не работал; Дзержинск – 100 человек; Гришино – 250 человек. Всего работало 1803 человека».
Так же, в своем отчете капитан Дюваль указал, что в отчете не учтены данные по Краматорской и Артемовску, т.к. с 20 марта и по сей день от военных комендантов указанных населенных пунктов не поступало никаких отчетов о ходе строительства оборонительных позиций. Похоже, что эти военные коменданты не полностью осознали, что они находятся в прямом подчинении коменданта тылового района и обязаны беспрекословно выполнять все приказы Korück 531.

Нет ничего удивительного, что военный комендант Краматорской проигнорировал распоряжение начальника штаба Комендатуры тылового района. В период с 18 марта по 7 мая 1943 г., эту должность занимал очень известный боевой командир, кавалер орденов Немецкий крест в золоте и Рыцарский крест Железного креста, командир 3-го панцер-гренадерского полка подполковник Эрнст Вельманн (нем. Oberstleutnant Ernst Wellmann).


Военный комендант Краматорской подполковник Эрнст Вельманн

В мае 1943 г. штаб генерал-инспектора инженерных войск и крепостей разработал, а Верховное командование сухопутных войск утвердило новые стандарты и требования к противотанковым рвам. Эти документы должны были прибыть из Потсдама еще в середине мая, однако в связи с какими то проволочками прибыли в 1-ю танковую армию только 27 мая. В войска и комендантам районов они были переданы не раньше 6 июня 1943 г.

В отчете от 27 мая капитан Дюваль отметил, что в текущем месяце оборонительные возможности позиций вокруг Авдеевки, Артемовска, Гришино и Ясиноватой были значительно усилены за счет строительства дополнительных пулеметных, минометных и позиций противотанковых орудий, а так же стрелковых ячеек типа «Panzer Deckungsloch» и ходов сообщения. Так же майор отметил положительную динамику строительства в Краматорской и дал оценку противопехотным возможностям оборонительных позиций в Лозовой как вполне достаточным. Возможно, очевидный прогресс в Краматорской был связан с тем, что в соответствии с приказом оперативного отдела штаба 1-й танковой армии, с 9 мая приступил к выполнению своих служебных обязанностей новый военный комендант Краматорской майор Вюттке (нем. Major Wuttke). По крайней мере, в отчетах и рапортах лейтенанта Унгера и капитана Дюваля военная комендатура Краматорской более не упоминалась в числе отстающих.

Этого нельзя было сказать о военном коменданте населенного пункта Старые Близнецы. 3 июня в штаб Korück 531 поступила телефонограмма из штаба 5-й панцер-гренадерской дивизии СС «Викинг». Согласно рапорту командира 1-го батальона панцер-гренадерского полка СС «Нордланд» штурмбанфюрера СС Ханса-Генриха Лохманна, ни одна из отмеченных на карте оборонительных позиций в населенном пункте Старые Близнецы не была построена. Вообще. Кое-где были видны следы старой разметки позиций, вбиты деревянные колышки, но не более того. Батальону, вместо выполнения поставленных задач, пришлось окапывался своими силами. В связи с данным инцидентом, в Старые Близнецы срочно отбыли начальник штаба Korück 531 полковник Хоспке и капитан Дюваль.

24 июня 1943 г. в Константиновке штабом Korück 531 была организована конференция, посвященная вопросам строительства оборонительных позиций. Каждая комендатура района и каждая военная комендатура делегировала одного офицера и одного фельдфебеля-чертежника. От штаба начальника инженерной службы армии присутствовал капитан Хельвиг. Мероприятие проходило в Солдатском доме, напротив железнодорожного вокзала. Первым выступил (с 09-30 до 10-00) капитан Дюваль с докладом «Общие вопросы позиционного строительства». С 10-00 до 11-30 лейтенант Унгер и капитан Дюваль проводили тренинги по нанесению на топографические карты различного рода элементов полевой фортификации. Каждому участнику было вручено последняя редакция наставления по инженерному оборудованию позиций. После обеда делегаты разъехались по своим расположениям.

С 22 по 25 июня 1943 года полковники Бенике и Хоспке, совместно с группой офицеров штаба 1-й танковой армии, находились в инспекционной поездке по тыловым позициям армии. Результаты этой поездки и личные впечатления полковника Хоспке от увиденного, нашли отражение в отчете штаба Korück 531 от 26 июня 1943 года. Состояние обороны и качество строительства позиций населенных пунктов Авдеевка, Артемовск, Лозовая и Ясиноватая получили оценку «хорошо». В Авдеевке было отмечено удачное расположение позиций на местности и великолепное качество противотанкового рва с северо-восточной стороны населенного пункта. В Ясиноватой – хорошая маскировка позиций прикрытия железнодорожной станции с юга и соответствие противотанковых рвов всем требованиям. Инженерное обеспечение позиций в населенных пунктах Гришино, Краматорская, Краснопавловка, Никитовка, Сахновщина и Часов Яр оценено как «удовлетворительное». Работа военных комендантов Дзержинска, Дружковки, Константиновки и Старых Близнецов была признана неудовлетворительной. Основной общей проблемой было определено катастрофическое отсутствие древесины. Это ставило под сомнение своевременное строительство взводных и ротных командных пунктов. Так же, полковник Хоспке отметил, что разнообразный состав рабочей силы, по большей части женщин и детей-подростков, а также меняющиеся почвенные условия – земля, глина, камень – в большинстве случаев не позволяют правильно и справедливо применять установленные нормы выработки для сдельной оплаты труда. Однако, деньги не имеют в глазах местного населения абсолютно никакой ценности, во многих случаях заработная плата не забирается рабочими вообще. Только продукты являются несомненной ценностью – все дело в хронической проблеме снабжения продуктами питания местного населения. При достаточном выделении армией дополнительных продуктов питания, мотивация работать и, следовательно, производительность труда, скорее всего, увеличатся в разы. Но и на сегодняшний день, там, где применяется аккордный принцип работ (определение фиксированного объема работы, после выполнения которого работник может пойти домой), местное население работает качественней и быстрее всего.


Стрелковая ячейка типа «Panzer Deckungsloch»

В период с 28 июня по 1 июля 1943 года, в соответствии с распоряжением начальника штаба 1-й танковой армии генерал-майора Вальтера Венка (нем. Generalmajor Walther Wenck) во всех указанных выше населенных пунктах были проведены плановые учения. Отрабатывались действия войск по заполнению оборонительных рубежей. Замечания командиров в отношении качества построенных позиций (на удивление не многочисленные) были переданы в штаб Korück 531.

Для правильного понимания дальнейших событий, очевидно необходимо рассмотреть значение двух, сугубо немецких терминов. «Фортификационный маневр» (нем. Befestigungsmanöver) – это возможность войск (техническая и организационная) в максимально сжатые сроки и с минимальными трудовыми затратами создавать достаточно укрепленные позиции на тех участках фронта, необходимость усиление которых продиктована изменением боевой обстановки. «Центр тяжести» (нем. Schwerpunkt) – это объект на местности, от захвата либо удержания которого, по мнению командования, зависит успех выполнения поставленной задачи в целом. В широком смысле, «шверпунктом» может быть не только географический объект. Любая поставленная командованием цель, для достижения которой необходима концентрация усилий абсолютно всех подразделений, может быть назначена неким «шверпунктом».

В последних числах июня 1943 года, в связи с предельно обострившейся обстановкой на фронте, начальник штаба Группы армий «Юг» генерал-лейтенант Теодор Буссе (нем. Generalleutnant Theodor Busse) отдал распоряжение начальникам штабов армий максимально ускорить строительство запасных укрепленных тыловых позиций. Были перечислены наименования и расположение позиций, которые штаб Группы армий настоятельно требовал привести в течении месяца в полную готовность для возможности принятия войск заполнения. Десяток крупных индустриальных и административных центров, находившихся либо под непосредственным прикрытием этих тыловых рубежей, либо в непосредственной близости от них, были обозначены как «шверпункты».

В зонах ответственности 1-й танковой и 6-й армий такими тыловыми позициями были определены «Черепаха» и «Орель – Самара» (нем. Orel – Ssamara – Stellung). «Шверпунктами» – города Мариуполь, Сталино и Краматорская. Если со Сталино и Мариуполем более-менее все ясно, то причина включения в этот список Краматорской требует пояснения. Не случайно этот населенный пункт являлся точкой стыка двух важных тыловых оборонительных рубежей – правофлангового участка № 16 позиции «Черепаха» и участка № 1 позиции «Орель-Самара». Наличие двух естественных водных преград (с восточной стороны – река Казенный Торец, с северной – река Маячка) и множество доминирующих высот на правом берегу Казенного Торца, все это делало этот населенный пункт идеальным с точки зрения организации узла сопротивления. Так же, сыграло немаловажную роль и наличие крупных заводов, весьма важных для экономики Рейха, которые оккупационные власти передали в концессию: Новокраматорский машиностроительный завод им. Сталина (нем. Maschinenfabrik «Stalin») акционерному обществу Friedrich Krupp AG; металлургический (нем. Hütte Kramatorskaja) и машиностроительный завод им. Орджоникидзе (нем. Maschinenfabrik «Ordzonikidze») акционерному обществу Gutehoffnungshütte AG.


Начальник штаба Группы армий «Юг» генерал-лейтенант Теодор Буссе

В рамках реализации приказа штаба Группы Армий «Юг», в июле 1943 г. один из батальонных участков тыловой укрепленной оборонительной позиции «Черепаха» в районе Краматорской был оснащен новейшими фортификационными сооружениями, поступившими на вооружение Вермахта – мобильными бронированными пулеметными гнездами (нем. MG-Panzernest).

Это был на тот момент беспрецедентный шаг, ибо все пулеметные гнезда штаб Группы армий Юг распределял буквально поштучно и исключительно для усиления переднего края обороны. Была разработана целая программа их развертывания, первая очередь которой предусматривала насыщение сугубо переднего края обороны 57-го танкового корпуса северо-западнее Изюма. Однако, из одиннадцати пулеметных гнезд, предназначенных для 198-й пехотной дивизии этого корпуса, семь были переданы в Сталино, а четыре – в Краматорскую. Это был как раз пример реализации на практике принципа фортификационного маневра, для которого, собственно, эти устройства и создавались. В июле, силами персонала 504-го легкого самокатного дорожно-строительного батальона (нем. leichte Radfahr-Straßen-Bau-Bataillon 504) все четыре бронированных пулеметных гнезда были установлены на позиции «Черепаха», на участке между высотами 153,5 и 141,0 (местное население называло этот район «Меловая гора»). Руководство работами осуществлял непосредственно штаб начальника инженерной службы 1-й танковой армии. Ни военный комендант Краматорской, ни штаб Korück 531, к этим работам привлечены не были.

20 июня 1943 г. к исполнению своих обязанностей приступил новый начальник инженерной службы 1-й танковой армии полковник Вильгельм Уллершпергер (нем. Oberst Wilhelm Ullersperger). Имея за плечами солидный многолетний опыт в сфере крепостного строительства, полковник лично разработал план усиления обороны Краматорской. Который, в частности, предусматривал строительство 23 долговременных фортификационных сооружений.

С учетом трудностей со снабжением строительными материалами и предельно сжатых сроков реализации проекта, было предложено остановиться на строительстве 4-амбразурных пулеметных железобетонных огневых точек фронтального огня, способных выдержать прямое попадание артиллерийского снаряда калибром 10,5 см. Командующий 1-й танковой армией генерал-полковник Эберхард фон Макензен одобрил и утвердил предложенный план 7 июля 1943 г.


MG-Panzernest. Автор чертежа Роберт Юрга (Польша)


Начальник инженерной службы 1-й танковой армии полковник Вильгельм Уллершпергер
Константин Абраменко. Краматорскую оставить в ночь на 28 октября 1941 года… Заключительная

К 21-00 передовые части 94-й пехотной дивизии (на правом фланге – 274-й, на левом – 267-й пехотный полк) вышли на линию Новоселовка – Краматорская – Беленькая. 276-й пехотный полк остается в резерве в поселке Малая Таранова. 1-й батальон 267-го пехотного полка занял господствующие высоты севернее Беленькой, которая полностью просматривается и свободна от врага.  [62]
В 21-30 генерал Пфайфер, находясь с штабом дивизии в Александровке (25 километров западнее Краматорской) подписал очередной дивизионный приказ №76, который очерчивал круг задач 94-й пехотной дивизии на 28 октября 1941 года. Общая директива – северо-восточное и северное направление.
267-му пехотному полку была поставлена задача в 07-00 утра начать атаку и выбить противника с северного склона балки Мазанов Яр. И далее продвигаться в направлении хутора Лимопекинский. Второй и третий батальоны полка должны выбить остатки русских из Краматорской и наступать далее в направлении Рай-Александровки.
274-му пехотному полку приказано очистить от врага область Краматорской, и своими передовыми отрядами осуществлять разведку и продвижение на восток. Тем самым гарантируя безопасность южного фланга дивизии. Штабу и службам полка приказано разместиться в Беленькой (7 километров северо-западнее хутора Абаза)
 276-й пехотному полку было приказано оставался в дивизионном резерве. В 11-00 оставить Малую Таранову и следовать за 274-м пехотным полком в Краматорскую. Где оставаться и ожидать дальнейших приказов.
Соседом на правом фланге является 97-я легкая пехотная дивизия (штаб в Геевке). Сегодня усиленный батальон ее 207-го пехотного полка занял рубеж юго-восточнее станции Ашурково, основные силы дивизии на 21-00 находились в 3 километрах юго-восточнее станции Дружковка. 204-й пехотный полк сосредоточен в Гавриловке.
Передовой батальон 230-й пехотного полка 76-й пехотной дивизии (соседа на левом фланге) сегодня занял Былбасовку и мост через Сухой Торец. Передовые части 203-го пехотного полка вышли на рубеж 10 километров севернее Христище, но так и не смогли настичь противника, который поспешно отошел к переправам через Северский Донец. Группа Шведлера очертила круг задач 76-й пехотной дивизии на 28 октября – к исходу дня выйти на главную боевую линию Славянск – Маяки. [63]
В течении ночи с 27 на 28 октября разрозненные группы русских спешно покидали Краматорскую. Видимо командование 988-го и 990-го стрелковых полков всеми силами старалось уклониться от столкновений с передовыми частями немцев. Которые, собственно, и не стремились организовать преследование. Тем не менее, довольно организованная группа русских, около 400 человек, в районе 03-00 пошла на прорыв из Краматорской в северном направлении, через растянутые боевые порядки 1-го батальона 274-го пехотного полка. Завязалась перестрелка, противник повернул на северо-запад, взорвал мост на трассе Краматорская – Славянск в районе Беленькой и ушел в направлении Лимана. Как выяснилось утром, отступая, русским удалось взорвать еще несколько мостов. Это несколько затруднило передвижение войск, тем не менее, к 15-00 28 октября 267-й и 274-й пехотные полки окончательно заняли Беленькую, что находится 6 километров северо-восточнее Краматорской. Моторизованные группы начали вести разведку направления на Копанки.             
К 15-30 276-й пехотный полк полностью занял Краматорскую и Соцгород. 6 русских солдат, которые скрывались в домах местных жителей, добровольно сдались в плен. Так же, эти военнопленные вызвались показать, где находится оставленное противником военное имущество. В результате, были обнаружены два грузовых автомобиля и очень внушительные запасы бензина (примерно около 20 тонн), которые по неизвестной причине не были уничтожены русскими при отступлении. Один из автомобилей был оборудован зенитной счетверенной установкой М4 на базе тяжелых пулеметов «Максим».



В 18-00 саперы 2-й роты 194-го саперного батальона приступили к наведению временного моста на шоссе Краматорская – Славянск в районе Беленькой. Имея приказ завершить строительство к 10-00 29 октября. Параметры временного моста: грузоподъемность 16 тонн, длина 16,5 метра, ширина 4,2 метра. [64]
В 18-30 в дивизию был передан приказ генерала Шведлера № 49:                                                 

«Вчера, на участке 94-й пехотной дивизии противник оказал ожесточенное сопротивление. Тем не менее, не имея значительных сил и достаточного количества артиллерии, был вынужден отступить в направлении реки Донец. 76-я пехотная дивизия не встретила вообще никакого сопротивления. В связи с этим, командованием Группа Шведлера прогнозируется, что русские не в состоянии далее оборонять плацдарм между реками Казенный Торец и Бахмут. И будут вынуждены в ближайшие дни отступить за Северский Донец. На правом фланге, в районе Константиновки, так же не ожидается никаких активных действий противника.                                                                                                                                     Перед Группой Шведлера поставлена задача – очистить от остатков сил противника плацдарм между реками Бахмут и Казенный Торец. После переподчинения Группе Венгерского мобильного корпуса (это должно произойти в ближайшие дни), продолжить развивать наступление в направлении на Ворошиловград. В связи с этим приказываю:
1. 97-й легкой пехотной дивизии овладеть городом Артемовск с направления шоссе    Дружковка – Константиновка – Артемовск. Которое полностью контролируется нами. Важно предпринять все меры, чтобы Венгерский мобильный корпус при наступлении на Кагановича не имел угрозу с фланга. Для этого обеспечить взаимодействие фланга с итальянской дивизией «Pasubio».
2. 94-й пехотной дивизии наступать на восток и северо-восток. Ближайшей задачей дивизии является выход на рубеж реки Бахмут. Далее – действия в северном направлении совместно с Венгерским мобильным корпусом.
3. 76-й пехотной дивизии очистить от разрозненных групп противника район Славянска и выйти на рубеж восточного берега реки Казенный Торец. Далее – действия в направлении реки Северский Донец.
4. Установить разграничительные линии. Между 97-й легкой пехотной и 94-й пехотной дивизиями: станция Дружковка – станция Ашурково (97) – по реке Беленькая – Екатеринополье (94) – по реке Малые Ступки – Большая Кузьминовка (97). Между 94-й и 76-й пехотными дивизиями: от слияния рек Казенный Торец и Сухой Торец – хутор Бровяной (94) – Белоусова (76) – Рай-Александровка (76) – слияние рек Бахмут и Сухая Плотва.
5. Разведывательным подразделениям. 1-й эскадрилье 41-й разведывательной группы фронтовой авиации Люфтваффе – активизировать свои действия восточнее реки Бахмут, в районе Артемовск – Кадиевка – дорога Брянский – Михайлово – Нижняя – Северский Донец. В первую очередь определить: состояние инженерных сооружений и мостов через Бахмут, состояние дорог из Артемовска на Михайловку и Ворошиловград.» [65]

В 19-00 штаб 94-й пехотной дивизии прибыл в Краматорскую. Для размещения всех отделов штаба и их персонала, было выбрано восемь двухэтажных зданий в километре от железнодорожного вокзала. Ранее, в этих зданиях проживали работники металлургического и машиностроительного заводов. На 21-00 в штаб 94-й пехотной дивизии были вызваны командиры 97-й легкой пехотной и 76-й пехотной дивизии, так как ожидалось прибытие командующего Группой. Генерал инфантерии Виктор фон Шведлер прибыл несколько ранее (вместе с ним прибыл начальник оперативного отдела штаба Группы майор генерального штаба Рольф Визе) и ровно в 21-00 началось совещание. Генералы и командующий обменялись мнениями по вопросам оперативного планирования дальнейших действий и использования вверенных им войск. Генерал Шведлер высказал свое видение ситуации – на участке фронта Группы силы противника (это 230-я и 15-я стрелковые дивизии русских) окончательно измотаны в боях, малочисленны и слабо механизированы. Их артиллерийский парк весьма незначителен. Он не может предположить, что в сложившийся ситуации русские могут предпринять какие-либо серьезные шаги. Более вероятно, что противник все свои ресурсы сконцентрирует на разрушении дорог и мостов при отступлении. Что наблюдается и от чего серьезно страдает темп продвижения немецких войск. По этому, следует всеми силами и методами препятствовать таким разрушениям, преследовать противника интенсивно и не давать оторваться от наших передовых частей. Высокий моральный дух и крепкая дисциплина в войсках не вызывает никаких сомнений, но до Ворошиловграда требуется пройти не менее 130 километров – по отвратительным дорогам, очень пересеченной местности с большим количеством балок, ручьев и рек. По этому он требует повышенного внимания генералов к дисциплине в войсках, порядку и выучке. Так же необходимо пункты боепитания выдвинуть вперед как можно ближе к войскам. В частности, планируется организовать железнодорожные базы снабжения войск топливом и боеприпасами в Барвенково и Славянске. [66]
В 23-30 генерал Пфайфер подписал приказ №77 войскам 94-й пехотной дивизии:
« Сегодня войсками нашей дивизии был занят крупный промышленный центр и населенный пункт (более 100000 жителей) Краматорская. В связи с этим, большевики навсегда потеряли одно из самых крупных оборонных предприятий – завод «Сталин» (около 50000 работников). Это был крупнейший в большевистской России производитель деталей и механизмов для танков, автомобилей и авиации, авиационных бомб, снарядов и прочих боеприпасов. Приказываю:

1. 267-му пехотному полку в 06-00 29 октября начать наступление на Ивановку, Малиновку и далее на Копанки.
2. 274-му пехотному полку, по завершении саперами строительства моста, в 09-00 29 октября предпринять наступление на север, в направлении хутора Бровяной. Далее, двумя колонами, окружить Белоусова.
3. 276-му пехотному полку в 12-00 29 октября оставить Краматорскую и выдвинуться в пригород Славянска (хутор Лихопекинский) на соединение с 230-м пехотным полком 76-й пехотной дивизии и далее на северо-восток.  [67]

Именно с этого дня, 28 октября 1941 года, начался отсчет долгих дней и ночей оккупации Краматорска немецкими войсками. Неизвестные страницы которой мы только сейчас, спустя почти 70 лет, мы пытаемся приоткрыть. Удачи нам в этом.

2014 – 2015 
Переяслав-Хмельницкий - Киев

Источники:

1.   ЦАМО РФ,Ф. 229, оп. 646, д. 485, лл. 1, 2
2.   ЦАМО РФ,Ф. 228, оп. 2552сс, д. 18, лл. 236-239
3.   ЦАМО РФ,Ф. 359, оп. 3016сс, д. 8, л. 177
4.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 2977, д. 83, лл. 23, 24
5.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 2552сс, д. 18, л. 244
6.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 3977, д. 83, лл. 31, 32
7.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп 2892сс, д. 15, лл. 52-54
8.   ЦАМО РФ, Ф. 359, оп. 3016сс, д. 8, лл. 194, 195
9.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 73, № зап. 60387368
10.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 73, № зап. 60387380
11.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 2552сс, д. 18, лл. 309, 310
12.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 73, № зап. 60387397
13.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429204
14.   ЦАМО РФ, Ф. 359, оп. 3016сс, д. 8, лл. 196, 197
15.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп 2552сс, д. 18, л. 314
16.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429212
17.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 2552сс, д. 18, лл. 326-328
18.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429221
19.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429230
20.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429243
21.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429255
22.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429253
23.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 700447, д. 4, лл. 352-354
24.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429284
25.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 2552сс, д. 18, лл. 355, 356
26.   ЦАМО РФ, Ф. 359, оп. 3016сс, д. 8, лл. 205-207
27.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429296
28.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429318
29.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 160, № зап. 60419794
30.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429329
31.   ЦАМО РФ,Ф. 359, оп. 3016сс, д. 8, л. 218
32.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429330
33.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429350
34.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 770447, д. 4, лл. 366-368
35.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429359
36.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429360
37.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 2977, д. 83, лл. 139-141
38.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429381
39.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429400
40.   ЦАМО РФ, Ф. 228, оп. 701, ф.х. 224, № зап. 60429393
41.   NARA/T315/R1173/ fr.807
42.   NARA/T315/R1173/ fr.322
43.   NARA/T315/R1173/ fr.313-314
44.   NARA/T315/R1173/ fr.1062
45.   NARA/T315/R1173/ fr.654
46.   NARA/T315/R1173/ fr.138
47.   NARA/T315/R1173/ fr.316-317
48.   NARA/T315/R1173/ fr.1063
49.   NARA/T315/R1173/ fr.808
50.   NARA/T315/R1173/ fr.809
51.   NARA/T315/R1173/ fr.655
52.   NARA/T315/R1173/ fr.139-141
53.   NARA/T315/R1173/ fr.1199-1202
54.   NARA/T315/R1173/ fr.319-320
55.   NARA/T315/R1173/ fr.555
56.   NARA/T315/R1173/ fr.136
57.   NARA/T315/R1173/ fr.525
58.   NARA/T315/R1173/ fr.811
59.   NARA/T315/R1173/ fr.1064
60.   NARA/T315/R1173/ fr.349-350
61.   NARA/T315/R1173/ fr.658
62.   NARA/T315/R1173/ fr.814-815
63.   NARA/T315/R1173/ fr.323-324
64.   NARA/T315/R1173/ fr.817-818
65.   NARA/T315/R1173/ fr.548-549
66.   NARA/T315/R1173/ fr.531-532
67.   NARA/T315/R1173/ fr.328-329

"Краматорская правда", №17, апрель 2015 г.
Константин Абраменко. Краматорскую оставить в ночь на 28 октября 1941 года… Часть X

Учитывая, что немецким войскам предстоит оккупация крупных промышленных населенных пунктов, командование Группы Шведлера срочным образом ознакомило командиров и старших офицеров дивизий с циркуляром № 02531/41g от 26 октября 1941 года, подписанным начальником штаба Верховного Командования Вермахта генерал-фельдмаршалом Вильгельмом Кейтелем. Который являлся руководством к действию в отношении местного населения и инфраструктуры крупных оккупированных городов. В частности, в первых строках, в нем указывалось на то, что фюрер крайне недоволен ситуацией в оккупированных Киеве, Одессе и Днепропетровске – постоянные диверсии, взрывы фугасов замедленного действия в жилых кварталах, которые приводят к ощутимым потерям в живой силе и технике. Особенно высшее руководство Рейха удручало положение в Киеве. И было прямо указано, что этот бывший политический и экономический центр Украины представляет (и, очевидно, будет представлять в будущем) постоянную угрозу для  немецкой администрации Украины. Вопросы обеспечения населения Киева продуктами питания, топливом и поддержание работоспособности городских инженерных систем будут тяжелым бременем для экономики Германии. По этому, для обеспечения безопасности немецких войск, занимающих крупные города, в частности, предписывалось:
1. Вновь оккупированные города самым тщательным образом обследовать саперными группами для выявления и разминирования промышленных и коммунальных объектов. Особое внимание обратить на обнаружение закладок фугасов замедленного действия. Саперные группы должны быть выделены из состава саперных подразделений войск, участвующих в овладении городом.
2. Расквартирование войск в крупных городах ограничить только разумным количеством, необходимым для поддержания порядка, зашиты и функционирования транспортных коммуникаций и городских инженерных систем, необходимых для жизнеобеспечения войск. Снабжение продуктами и обеспечение (топливом, электричеством и водой) местного населения должно быть осуществляться по остаточному принципу.

3. При выборе мест расквартирования войск, основным критерием должна быть их  компактность, безопасность и возможность, при необходимости, организации круговой обороны. По сути, это должен быть военный район в каждом городе. Для обеспечения безопасности этого района, к местному населению предусмотреть ряд профилактических мер, в том числе зачистку от враждебных элементов.

4. Организовать охрану периметра городского военного района с применением постоянных укрепленных постов и патрулирования.  В остальной части города не должно находятся ни войск, ни боеприпасов. Для тушения пожаров войска должны привлекаться только в том случае, если имеется угроза их безопасности.

5. Высшей военной властью в городе является военный комендант. [55]


Генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель

За последние две недели (включая 26 октября), персоналом 194-го саперного батальона 94-й пехотной дивизии было обезврежено 2495 противопехотных и противотанковых мин. Суммарно изъято и уничтожено 4817 килограмм взрывчатых веществ. [56] Неизвестны масштабы всей проблемы, но видимо Верховное Командование Вермахта всерьез обеспокоила ситуация с минированием всего и вся отступающими частями РККА. По крайней мере, шестеренки штабных механизмов закрутились и в 10-00 26 октября в штабы 76-й и 94-й пехотных дивизий была направлена шифрограмма №82:

« Основываясь на опыте наших войск по разминированию, мины-ловушки и фугасы, как правило, можно обнаружить визуально по прошествию некоторого времени после их установки. Это могут быть трещины и просадки грунта небольшой площади. Как правило, обезвреженные взрывные устройства были с дистанционным взрывателем. Подрыв устройства должен был осуществляться по проводам из укромного места, за 100-200 метров от места взрыва. На дорогах и улицах городов могут быть заложены также противотанковые мины. Они узнаваемы и метод их обезвреживания стандартный.»[57]

Во второй половине дня 26 октября  русские предприняли артиллерийский обстрел района моста через Кривой Торец в районе Красноторки из орудий малого калибра. Вторая батарея 65-го тяжелого сводного артиллерийского дивизиона вступила в контрбатарейную борьбу и очень быстро подавил их огневые позиции. В течении дня сдалось в плен 34 красноармейца и был захвачен в качестве трофея тяжелый станковый пулемет «Максим». [58] Тем не менее, противник продолжает удерживать позиции на высотах юго-восточней Красногорки. Согласно информации, полученной от местного населения и военнопленных,  в Краматорской находится примерно два батальона 988-го и 990-го пехотных полков 230-й стрелковой дивизии. 676-й пехотный полк 15-й стрелковой дивизии в настоящее время занимает позиции между Дружковкой и Константиновкой. По показаниям военнопленных, штаб 676-го пехотного полка находится (или находился сегодня утром) в Константиновке. Так же, военнопленные подтверждают ранее полученную информацию, трасса Константиновка – Артемовск перерезана в двух местах (примерно от 5 до 10 километров к западу от Артемовска) противотанковыми рвами. А на господствующих сотах вдоль трассы оборудованы огневые точки из вкопанных в землю танков.[59]

Нужно отметить, что немецкая армейская разведка не только добывала информацию из допросов военнопленных, но и довольно успешно работала в тылах русских. Заслуживают интерес информация от агентурного источника о составе и технических параметрах бронепоездов, действующих в полосе фронта Группы Шведлера. Источник докладывал, что в полосе фронта замечено передвижение русских бронепоездов №2 и №3. Бронепоезд №3 по состоянию на 26 октября находится на ремонте в Артемовске, а бронепоезд №2 вышел из ремонта и его отводят в район железнодорожной станции Ирмино. Эти бронепоезда конструктивно почти идентичны и состоят из: одного бронированного парового локомотива, двух бронированных вагонов, нескольких (2-3) товарных вагонов и одного бронированного вагона с отдельным моторным приводом.                                                                                             Локомотив оборудован бронированной рубкой машиниста, перископом, радиостанцией, мощными фонарями, тяжелым пулеметом типа «Максим» и зенитным пулеметом. Толщина брони – 9 мм.                                                                                                                    Бронированный вагон оснащен двумя бронированными вращающимися артиллерийскими башнями, в которых установлено по одному 76-мм орудию. По каждому борту вагона установлено по 2 тяжелых станковых пулемета типа «Максим». Толщина брони – 15 мм.
В товарных вагонах находятся боеприпасы, противотанковые пушки, запасные рельсы и шпалы, ручные дрезины, продукты и приданная пехота. 
Бронированный вагон с моторным приводом оснащен командирской рубкой, бронированной вращающейся башней в которой установлен тяжелый станковый пулемет типа «Максим». . По каждому борту вагона установлено по 2 тяжелых станковых пулемета типа «Максим». Толщина брони – 8 мм. Этот вагон также оснащен радиостанцией и имеет автономный бензиновый двигатель, который позволяет вагону перемещаться и без наличия локомотива. [60]


Бронепоезд РККА на железнодорожной станции Славянск. Зима 1942 г.

Ранним утром 27 октября 1941 года, как и предписывалось дивизионным приказом, 267-й пехотный полк начал наступление на позиции русских. Благодаря сведениям, полученным ранее от военнопленных, командование полка было в полной мере осведомлено о позициях неприятеля и примерном составе их сил. Тем не менее, в 05-00 в направлении противника были высланы пешие разведывательные группы, которым была поставлена задача подойти как можно ближе к переднему краю позиций 990-го пехотного полка русских. Что и было сделано – резведгруппы ввязались в перестрелку с боевым охранением; русские, думая что началось немецкое наступление, открыли огонь из тяжелого вооружения, тем самым позволив зафиксировать расположение своих огневых точек. К тому же, пользуясь суматохой и оживлением на переднем крае, подразделения 2-го батальона 267-го пехотного полка скрытно подошли как можно ближе к переднему краю рубежа обороны противника. И ровно в 07-00, при поддержке тяжелых пулеметов и минометов, 2-й батальон, стремительным броском с фланга, атаковал позиции 990-го стрелкового полка. Бой был недолгим, русские в панике оставили рубеж и поспешно отступили в северо-восточном направлении. Таким образом было взято в плен 35 красноармейцев и  трофеи:  5 тяжелых станковых пулеметов «Максим», 3 ручных пулемета, 1 миномет.                                                                                         
Тем не менее, обстоятельства не позволили развить успех, так как батальону пришлось уклониться к востоку, чтобы совместно с 3-м батальоном оказать помощь подразделениям 274-го пехотного полка. Которые осуществляли движение по шоссе в направлении Краматорской и, на ее юго-восточной окраине, попали под плотный артиллерийский огонь русских. Которые после артиллерийской подготовки неожиданно перешли в атаку. Полк рассредоточился и предпринял несколько попыток организовать контратаки, но русские оказали ожесточенное сопротивление. 2-й и 3-й батальоны 267-го пехотного полка ударили в фланг противнику и, тем самым оттянув противника на себя и позволив 274-му пехотному полку вывести свой передовой батальон из боя. Который отступил в район Красноторки для перегруппирования своих сил. 
Во второй половине дня, 274-й пехотный полк предпринял атаку в северо-восточном направлении от Красноторки и выбил разрозненные группы противника из Новоселовки. 2-й и 3-й батальоны 267-го пехотного полка преодолели сопротивление русских на восточной окраине  города и продолжили наступление в северо-восточном направлении. Не желая распылять силы на разрозненные очаги сопротивления противника, два батальона 267-го полка к сумеркам вышли на рубеж северо-восточнее Веселой. И с наступлением темноты   начали окапываться и оборудовать позиции. Но противник не предпринимал никаких контратак, стянул все свои силы в центр города и видимо получил приказ с наступлением темноты оставить Краматорскую. Разрозненные группы русских отступали на восток всю ночь, часто через боевые порядки 267-го пехотного полка, не вступая в соприкосновение. Тем более, что очень плотный туман не давал возможности вести прицельный огонь. Потери полка за сегодня: 5 погибших, 19 раненых.
К 21-00 передовые части 94-й пехотной дивизии (на правом фланге – 274-й, на левом – 267-й пехотный полк) вышли на линию Новоселовка – Краматорская – Беленькая. 276-й пехотный полк продолжал находиться в резерве в поселке Малая Таранова. 1-й батальон 267-го пехотного полка занял господствующие высоты севернее Беленькой, которая полностью просматривается и свободна от врага. [61]

"Краматорская правда", №12, март 2015 г.
Константин Абраменко. Краматорскую оставить в ночь на 28 октября 1941 года… Часть IX

6. Допрос военнопленных из 15-й стрелковой дивизии.

На данный момент в составе 15-й стрелковой дивизии находятся 676-й, 667-й и 691-й пехотные полки. И, дополнительно, около 300 человек из 321-го пехотного полка. 691-й пехотный полк почти полностью был уничтожен 2 октября под Днепропетровском. По утверждениям пленных, он должен был 18 октября отведен с фронта на переформирование и возможно перемещен под Курск. Но этого не случилось.  Общая численность личного состава 676-го пехотного полка примерно 400 человек. После разгрома под Днепропетровском 15-я стрелковая дивизия отошла на Павлоград и потом далее на восток. 25 октября она бала введена в наступление в районе Дружковки. Ее 676-й полк находится напротив правого фланга 94-й пехотной дивизии, в 6 километрах восточнее Дружковки.

7. Допрос военнопленных из 230-й стрелковой дивизии

230-я стрелковая дивизия включает в себя 986-й, 988-й и 990-й пехотные полки. Ей приданы 624-й батальон связи (около 250 человек), 270-й артиллерийский полк и 327-й санитарный батальон.
986-й пехотный полк с 16 сентября находился в районе Днепропетровска. Но уже 20 сентября отступил в район Любимовки, где удерживал свои позиции около трех недель, не вступая в соприкосновение с немецкими войсками. Но уже 12 октября был брошен в бой в районе Знаменовки, имея своей задачей создание нового рубежа обороны. Эта задача была заведомо невыполнима, т.к. в полку, на тот момент, насчитывалось не более 300 красноармейцев. Из которых у 50-60 не было вообще никакого оружия. В полку имелось только стрелковое оружие,  тяжелое вооружение отсутствовало вообще.
988-й (так называемый Гуляй-Польский) пехотный полк, был сформирован 11 октября в Гуляй-Поле (примерно в 90 километрах к востоку от Запорожья) из строительных рабочих расформированного строительного батальона. Первый бой полк принял в районе реки Самары, где с 14 по 15 октября удерживал плацдарм на следующих боевых участках:
1-й батальон – Червонный - Башилово
2-й батальон – Башилово – Верхняя Самара
3-й батальон – Верхняя Самара - Дмитриевка
17 октября  1-й батальон 988-го пехотного полка в районе Софиевка-Николаевка был атакован с фланга подразделениями 94-й пехотной дивизии. В этом бою почти половина личного состава была убита, многие были взяты в плен. Батальон практически перестал существовать.
990-й пехотный полк вступил в строй как раз в период отступления дивизии от Днепропетровска на восток. Он был сформирован в середине октября (непосредственно перед введением в бой) из пополнения 174-го запасного полка и остатков полностью разбитых 806-го и 908-го пехотных полков. После боев на реке Самара и уничтожения 1-го батальона 988-го пехотного полка, было вынужденное отступление на восток. 990-й пехотный полк (совместно с 988-м пехотным полком этой же дивизии) участвуют в боях за Дружковку. Согласно заявлениям раненого лейтенанта, взятого в плен вечером 25 октября, в каждом батальоне 990-го пехотного полка осталось не более 150 человек. Это подразделение не может считаться боеспособным.» [53]

Обстановка на участке фронта перед войсками группы армий Юг складывалась более чем благоприятно. Утром 26 октября 1941 года 1-я Танковая армия, в результате наступления на северном фланге, отбросила силы русских восточнее Макеевки и вплотную приблизилась к железнодорожной станции Харцызск. По всему фронту, от Крыма (11-я Армия) до Ростова (восточный фланг 1-й Танковой армии) противник продолжал отступать на восток почти не  оказывая сопротивления. 6-я Армия подошла вплотную к Харькову и на окраинах города вступила в уличные бои с отступающими силами русских.  В результате скоротечных боев, противнику также пришлось поспешно оставить населенные пункты Алексеевку и Николаевку. Восточнее Белгорода русские ночью оставили без боя свой плацдарм на Северском Донце и утром немецкие  войска начали форсирование реки.
В полосе 17-й Армии, разведгруппы и передовые отряды 76-й пехотной диизии вышли к окраинам Славянска. В центре города наблюдается паника, арьергарды русских поспешно покидают город. Пойма реки Сухой Торец, на участке между Барвенково и Славянском, полностью свободна от противника. Учитывая это обстоятельство, командование 17-й Армии поставило перед Группой Шведлера задачу – до исхода 27 октября полностью занять Славянск и выйти на южный берег Северского Донца. А затем, развивая наступление на юго-восток, прочно занять промышленный район Славянск - Краматорская – Дружковка – Артемовск.
Для этого, 97-й легкой пехотной дивизии приказано продолжать обеспечивать юго-восточный фланг Группы Шведлера и надежное прикрытие тыла 94-й пехотной дивизии. И постоянной разведкой боем контролировать положение отступающего противника. На левом фланге Группы, 76-й пехотной дивизии было приказано в 07-00 начать срочное выдвижение основных сил в восточном направлении: 230-му пехотному полку предпринять марш из Владимировки (13 километров западнее Краматорской) в Былбасовку; 203-му пехотному полку – из Лавровки в Черкасскую. В центре, 94-й пехотной дивизии поставлена задача, развивая наступление в северо-восточном направлении, выбить противника из Краматорской


Планируемое положение сил Группы Шведлера к исходу дня 27.10.41 г.

Уточняя эту общую задачу, генерал Пфайфер своим приказом №75 от 26 октября 1941 (передан в войска по радио в 11-00) года очертил круг задач для подразделений вверенной ему дивизии на ближайшие сутки:

1. 267-му пехотному полку (совместно с приданной ему сводной боевой зенитной группой) в 07-00 27 октября форсировать Казенный Торец в районе Красногорки и начать движение в направлении Краматорской. Учитывая, что движение будет осуществляться по шоссе, это не должно занять много времени. Противник отступает, тем не менее необходимо соблюдать осторожность – боевой зенитной группе быть предельно внимательной и готовой в любой момент открыть огонь по наземным целям.
Усиленному 1-му батальону 27 октября  стремительным маневром на север обойти Краматорскую и выйти в район балки Мазанов Яр (юго-восточнее Славянска). Дальнейшее наступление развивать в направлении населенного пункта Беленькая. 
Командирам батальонов обязательно предусмотреть выдвижение в авангардах подразделений специальных саперных групп для разведки возможных минных полей. Полку будет придана 194-я отдельная самокатная рота, которая поступит в его распоряжение не позднее вечера 27 октября.
2. 274-му пехотному полку в 07-00 27 октября оставить свои позиции в районе железнодорожной станции Дружковка и наступать в северо-восточном направлении. Первоочередная задача – очистить местность от разрозненных мелких групп противника до реки Белянка. Затем предпринять марш в направлении Краматорской.
3. 276-му пехотному полку к 06-00 27 октября завершить концентрацию своих сил в районе Красногорки. И выдвинуться по шоссе в направлении Краматорской следом за 274-м пехотным полком. И к вечеру выйти к южным окраинам города.
4. 194-му артиллерийскому полку до конца дня 27 октября завершить укомплектование дивизионов боеприпасами и транспортными средствами. И до особого распоряжения оставаться в районе железнодорожной станции Дружковка.
5. 194-му противотанковому артиллерийскому дивизиону  до исхода дня 27 октября завершить марш из Лозовой. Командиру дивизиона приложить все усилия, чтобы прибыть в расположение дивизии как можно раньше.
6. Командиру 194-го саперного батальона выделить в распоряжение командиров полков специальные саперные группы для разведки минных полей и обеспечения проходов. [54]

"Краматорская правда", №9, март 2015 г.
Константин Абраменко. Краматорскую оставить в ночь на 28 октября 1941 года… Часть VIII

Штаб и 2-я рота 194-го саперного батальона начали марш в 06-00 и к 13-00 находились между Гавриловкой и Дружковкой. Как только они достигли Дружковки, эти подразделения сразу же были переданы в распоряжение командира 274-го пехотного полка. Сложившаяся на 25 октября обстановка на этом участке фронта вынудила персонал 194-го саперного батальона осуществлять строительство моста в Дружковке фактически под огнем противника. Хронология этих событий в ежедневном отчете штаба саперного батальона изложена следующим образом:

«06-30. Личный состав саперных рот продолжил строительство моста. В эти ранние утренние часы  отдельным группам противника удалось проникнуть в окрестности станции Дружковка.
07-00. Командир 274-го пехотного полка приказал приостановить строительство и занять оборону на подступах к мосту. Не исключено, что русские попытаются его поджечь. В спешном порядке на подступах к мосту были расставлены расчеты с ручными пулеметами.
07-30. Объявлена тревога и саперы заняли позиции: на правом фланге, севернее железнодорожного полотна, находится 1-я рота; 3-я рота на левом фланге, между железнодорожным полотном и Кривым Торцом. Поступил приказ командира полка временно подчинить саперные роты командиру 1-й роты 1-го батальона. Задача саперных рот – отражать атаки противника до прибытия 6-й роты 2-го батальона. По прибытии передать позиции пехотинцам и продолжить строительство моста.                                                           
08-00. Противник приблизился к боевой линии 3-й саперной роты на 300 метров, но был отброшен контратакой. Был уничтожен станковый пулемет русских. 1-я саперная рота отбросила противника в северном направлении от станции.                                                       
09-00. Атаки русских отбиты.                                                                                                           
9-30. 6-я рота 274-го пехотного полка меняет саперные роты на главной боевой линии. Потери саперных рот: 1-я рота – ранен командир роты лейтенант Проске, 2 сапера убиты; 3-я рота – 2 убиты. Командование 1-й ротой принимает лейтенант Цюрн.                                                 
10-00. Саперные роты продолжили строительство моста.                                                           
12-30. Значительные силы противника начали наступление в направлении моста, на этот раз с юго-востока. Командир 274-го пехотного полка отдал распоряжение командиру 1-го батальона для обороны моста активно использовать части 194-го саперного батальона. Тем более, что пехотные цепи русских вплотную приблизились к Дружковке. 3-я саперная рота сразу же заняла свои позиции между рекой и железнодорожным полотном. Противник вел плотный огонь из стрелкового оружия и минометов.                                                                     
14-30. 1-я саперная рота, под натиском русских , вынуждена была оставить площадь перед зданием вокзала и отступить в северном направлении. 3-я саперная рота, совместно с 5-й ротой 274-го пехотного полка, предприняла контратаку и выбила противника из района вокзала.                                                                                                                                               
19-00. Еще днем русские отступили за пределы Дружковки в восточном направлении. Мост через Кривой Торец построен, проведены испытания и работы приняты в 18-00.                               
20-00. 1-я саперная рота отведена на отдых. 3-я рота осталась на позициях.                             
22-30. Русские предприняли ночную атаку. Главная боевая линия (1000 метров) надежно удерживается. Расстановка сил на боевой линии следующая (слева направо): 7-я рота 274-го пехотного полка – 3-я рота 194-го саперного батальона – 5-я рота 274-го пехотного полка.

Сразу же после прибытии в Дружковку 2-й роты, она была использована следующим образом:                                                                           1-й взвод в 14-00 занял позиции по берегу Кривого Торца между строительной площадкой и промышленным предприятием. С задачей ударить во фланг наступающему противнику. Взвод был усилен двумя тяжелыми пулеметами. Что воспрепятствовало противнику приблизиться к реке с юго-восточного направления. По состоянию на 20-30 взвод находился на прежних позициях и надежно их удерживал.                                         
3-й взвод занял позиции совместно с 12-й ротой 274-го полка. Ширина фронта 800 метров. Огневая поддержка обеспечивается двумя тяжелыми пулеметами и одним тяжелым минометом. Таким образом взвод принял участие в отражении атак с северного и северо-восточного направления.» [52]
         
Немецкая армейская разведка львиную долю сведений о противнике черпала, в первую очередь, из допросов советских военнопленных. В коих, как гласят документы, не было недостатка. И этому вопросу уделялось очень пристальное внимание на всех уровнях. Я держу в руках копию сводного отчета о допросе советских военнопленных за период с 22 по 25 октября. Он составлен отделом 1с (разведка и контрразведка) штаба Группы Шведлера и разослан дивизионным разведывательным отделам. За каждой строчкой этого документа – трагедии людей, каким-то чудом выживших в этой мясорубке. Впереди - ужас и неизвестность плена. Я не хочу сейчас вникать, подобрали ли их тяжелоранеными на поле боя, или же добровольно перебежали к противнику, зажав в руке утаенную от особиста немецкую листовку-пропуск. Я им не судья и Вы тоже. Просто сухие выдержки:

"1. Допрос лейтенанта Александра Димилевского, родившегося  в 1895 году на Кубани, военнослужащего 127-го кавалерийского полка 30-й кавалерийской дивизии.
В состав 30-й кавалерийской дивизии входят 127-й, 133-й и 138-й кавалерийские полки. До 15-го сентября 1941 года дивизия входила в состав 9-й Армии. Дивизия закончила свое формирование и укомплектование живой силой и техникой 13 июля 1941 года в Черниговке (около 100 километров к северо-востоку от Мелитополя. К  бучению личного состава приступили в августе и оно длилось в среднем 19 дней. За эти дни личному составу были даны начальные навыки стрелковой и тактической подготовки. Потом в дивизию начали поступать лошади и начались занятия по кавалерийскому делу. Это заняло в среднем две недели. Разумеется, проверки отмечали низкий уровень подготовки, но это сложно было исправить – не хватало специалистов, опытных инструкторов и времени. Возраст бойцов от 23 до 53 лет, в основном от 35 до 38 лет. Это в основном колхозники из Одесской, Запорожской и Днепропетровской областей.  Моральное состояние личного состава очень низкое – сказываются постоянные поражения и отступления Красной Армии. Пораженческие настроения поддерживаются регулярным чтением немецких листовок. Очень популярны немецкие листовки-пропуска, которые гарантируют беспрепятственный переход на сторону немецких войск. Такие листовки есть почти у каждого бойца. Они их прячут, т.к. комиссары и Особый отдел регулярно обыскивают личные вещи солдат. Если находят такую листовку, то расстреливают в назидание другим. Очень большое количество бойцов добровольно сдается в плен, многие просто оставляют свой полк и через линию фронта пробираются в свои села.
127-й  кавалерийский полк имеет в своем составе 4 кавалерийских эскадронов, один пулеметный эскадрон, саперный взвод (около 30 человек), взвод связи (12 человек). Пулеметный эскадрон распределен следующим образом - по 2 тяжелых пулемета «Максим» на каждый кавалерийский эскадрон. Боекомплект каждого пулемета 3000 патронов. Саперный взвод передвигается на 4 конных повозках, каждая из которых оборудована деревянными ящиками для перевозки мин. Взвод связи оснащен радиостанцией, которая перемещается на крестьянской телеге. В дивизии имеется до 25 артиллерийских 76-мм орудий (в среднем, по 8 орудий на каждый полк). Так же, в дивизии имеется 12 грузовых автомобилей, в основном предназначенных для транспортировки продуктов питания.

Информация от полевой жандармерии
Этот лейтенант очень похож на того человека, который еще 6 октября появился в Богдановке, которая находится примерно в 20 км к востоку Павлограда. Он был в компании человека, который тоже выдавал себя за русского лейтенанта артиллериста. По словам лейтенанта-артиллериста, он был уже в плену у немцев, но его освободили по неизвестной причине. В разговоре с нашим агентом расхваливал хорошую жизнь в немецком плену. У нашего источника сложилось впечатление, что этот человек не является советским офицером. Его напарник больше молчал и уклонялся от разговора. Задержать, по сигналу нашего агента, удалось только лейтенанта-артиллериста. Который оказался действительно дезертиром и уже  попадал в поле нашего зрения. С его слов, его напарник действительно являлся  лейтенантом кавалерии, но вел себя иногда подозрительно. Описание: одет в русскую кепку, черный гражданский пиджак, коричневые солдатские брюки, сапоги для верховой езды.

2. Допрос 2 военнопленных из 174-го запасного полка
174-й запасной полк был сформирован в мае 1941 года в Павлограде. В начале октября этот полк был разбит немецкими войсками и отведен в Сталино переформирования. В данный момент входит в состав 230-й стрелковой дивизии. Пленные солдаты не знают даже как зовут командира их батальона.

3. Допрос 4 военнопленных из 255-го отдельного батальона связи.
255-й отдельный батальон связи был отведен с фронта 16 октября на переформирование в Дружковку. В дальнейшем, батальон планировалось переместить в Голубовку (возле Ворошиловграда), в распоряжение штаба Южного фронта. Красноармейцы в батальон поступили из разных подразделений, чаще всего это неопытные люди в вопросах связи. В батальоне насчитывается 900 красноармейцев и командиров. Из оборудования связи есть 4 авиационные радиостанции и  6 телефонных станций. Вооружение: каждый боец вооружен пистолетом с 15 патронами.

4. Допрос 4 военнопленных из 4-го запасного полка.
Полк сформирован 1 октября 1941 года в Святогорске. После комплектования и оснащения вооружением, полк 10 октября был погружен в железнодорожный эшелон и отправлен через Белгород в район Курска. Но до Курска полк не доехал – эшелон подвергся бомбардировке Люфтваффе. Началась паника, командиры кто погиб, кто просто убежал, оставив своих солдат. Спастись удалось очень немногим. Именно они начали пробираться на юг, т.к. сами родом из Славянска.

5. Допрос 5 военнослужащих из 12-го истребительного авиационного полка.
12-й истребительный авиационный полк в настоящее время базируется на полевом  аэродроме в районе железнодорожной станции Красный Лиман. Аэродром ангарами не оборудован, самолеты рассредоточены прямо возле взлетной полосы. В полку, на данном этапе, всего 5 исправных самолетов, еще 20 машин находятся в ремонте. Проблемы с наличием пилотов не существует. Постоянная нехватка самолетов и их частый выход из строя. Тем не менее ожидаются новые машины, об этом все знают и постоянно говорят в полку. Это 15 штук британских «Харрикейнов», которые должны на днях пригнать из Харькова. Вместе с машинами должны прибыть и опытные британские пилоты. (?)."

"Краматорская правда", №7, февраль 2015 г.
Константин Абраменко. Краматорскую оставить в ночь на 28 октября 1941 года… Часть VI

Версия генерала Пфайфера

Все началось с того, что около 10-00 24 октября 1941 года разведгруппа 267-го пехотного полка 94-й пехотной дивизии из Группы Шведлера, продвигаясь на запад, беспрепятственно пересекла железнодорожное полотно в районе будки обходчика и вышла к берегу Казенного Торца. И была сильно удивлена, нет, насторожена тем обстоятельством, что мост через реку не взорван. Командиром группы было принято решение провести тщательную разведку моста. И особое внимание уделить возможному наличию мин-ловушек. Имеющиеся в составе разведгруппы саперы выполнили осмотр несущих конструкций и установили, что никаких «сюрпризов» русские при отступлении не оставили. Для сохранения этой переправы, разведчики установили собственные контрольные пиротехнические устройства. Дальнейшие действия группы подтвердили сведения, полученные ранее от местного населения, что в самой Красноторке и западнее противника нет. Дальнейшая разведка северо-восточного направления выявила оборонительные позиции русских (примерно 1 батальон пехоты с тяжелыми минометами) на высотах юго-восточнее Красноторки. Было установлено, что это подразделения 988-го стрелкового полка 230-й стрелковой дивизии противника. Который 23 октября получил приказ прекратить отступление на восток и закрепиться на этих высотах. Но. Но давайте по порядку…[41]


Виктор фон Шведлер

Разведка Южного фронта на ошибалась утверждая, что на Артемовском направлении перед фронтом 12-й Армии действует группировка генерала Шведлера. И даже более того — ей удалось выявить количество и нумерацию дивизий этого войскового соединения. Другое дело, что штаб Южного фронта не располагал информацией ни об оперативных планах Группы, ни о ее тактических возможностях. Через 73 года такая возможность представилась — и сегодня мы имеем уникальную возможность ознакомиться с архивными документами подразделений Группы Шведлера.   
28 августа 1941 года, еще до форсирования Днепра, 4-й Армейский корпус был переименован в войсковую группу. Которой было присвоено имя командующего корпусом генерала от инфантерии Виктора фон Шведлера. По состоянию на 24 октября 1941 года в состав Группы Шведлера входили следующие подразделения:

1. 97-я легкопехотная дивизия генерал-майора Максимиллиана Фреттер-Пико. Имеющая в своем составе 204-й, 207-й пехотные полки и 81-й артиллерийский полк. Так же, учитывая масштабность поставленных перед дивизией задач, она была усилена дополнительными частями:
- 1-я рота 614-го зенитного батальона;
- штаб 704-го артиллерийского полка;
- 74-й частично моторизированный саперный батальон (без 3-й роты);
- 99-й понтонный парк типа Б;
- 1-я рота 194-го противотанкового дивизиона 94-й пехотной дивизии.

2. 94-я пехотная дивизия генерала артиллерии Георга Пфайфера.  Имеющая в своем составе 267-й, 274-й и 276-й пехотные полки, 194-й артиллерийский полк, 194-й саперный батальон, 194-й противотанковый артиллерийский дивизион (без 1-й роты) и 194-й батальон связи.

3.   76-я пехотная дивизия генерала артиллерии Максиммилиана де Ангелиса. Имеющая в своем составе 178-й, 203-й , 230-й пехотные полки и 176-й артиллерийский полк.

4. Подразделения корпусного подчинения:
- 144-е Командование корпусной артиллерии: 849-й и 851-й тяжелые артиллерийские дивизионы, 2-я батарея 65-го тяжелого сводного артиллерийского дивизиона;
- 23-й дивизион артиллерийской инструментальной разведки;
- 245-й самоходный артиллерийский дивизион (без 2-й батареи);
- Штаб 601-го саперного полка с: 3-я рота 74-го частично моторизованного саперного батальона, 410-й понтонный парк типа Б, 94-й строительный батальон;
-  44-й батальон связи;
- 404-й корпусной отдел снабжения;
- 404-й отел полевой почты;
- 404-й  взвод полевой жандармерии;
- 404-я группа картографической службы;
- 1-я Строительная группа: 41-й и 699-й мостостроительные батальоны (как известно, именно во многом благодаря неизвестному фотографу из числа военнослужащих 699-го батальона, мы сейчас имеем возможность увидеть Краматорск времен оккупации – К.А.), 599-й батальон дорожного строительства, 107-й отдел Государственной трудовой повинности, 53-я группа организации Тодта;
- 1-я батарея 61-го зенитного дивизиона;
- 1-я эскадрилья 41-й разведывательной группы фронтовой авиации Люфтваффе. [42]

Динамика наступления 1-й Танковой армии в южном районе и 17-й Армии (Группа Шведлера) в западном районе Донецкого бассейна только подкрепила уверенность командования группы армий Юг, что противник не оправился от прошлых сокрушительных поражений и не в состоянии каким-либо образом удержать этот важный промышленный регион. Полное уничтожение промышленного оборудования и крупных запасов продовольствия, определенно указывало на то, что русские планируют оставить Донбасс. В связи с этим, немецким командованием ожидалась повышенная активность диверсионных групп (в том числе и из гражданского населения) на оккупированных территориях. Которые, несомненно, оставлены отступающим противником для завершения разрушения заводов и фабрик. Так же предполагалось, что местное население, лишенное работы и продуктов питания, будет склонным к грабежам и саботажу.
Наблюдая в последние несколько дней высокий темп наступления войск 94-й пехотной дивизии (в особенности 274-го пехотного полка), командование Группы Шведлера отдало приказ сформировать плацдарм южнее Краматорской. С целью создания благоприятных условий для дальнейшего наступления в северном направлении. Основная цель которого - обход Славянска с флангов и выход на правый берег Северского Донца. [43]

Командир 94-й пехотной дивизии генерал артиллерии Георг Пфайфер даже не пытался скрыть, что очень доволен действиями своих войск сегодня. И, особенно, отсутствием потерь. Еще бы, сегодня 24 октября передовые части дивизии вышли к южным окраинам Краматорской. Где, как постоянно утверждает фюрер, гигантские танковые заводы. Правда возможно их постигла та же участь, что и заводы в этой Дружковке. С 18-00 штаб дивизии начал работу на новом месте – в здании школы в Александровке. Пока налаживали связь между отделами штаба, генерал успел еще раз просмотреть последние разведсводки. По данным дивизионной разведки, предмостные укрепления в районе железнодорожной станции Дружковка удерживает, усиленный тяжелыми минометами, пехотный батальон 15-й стрелковой дивизии противника. В то же время, высоты восточнее реки Казенный Торец оставлены им. Установлено, и уже окончательно, что в Дружковке все заводы взорваны русскими при отступлении, а продуктовые запасы целенаправленно уничтожены — зерно сожжено, а тонны сахара и круп просто высыпаны в реку. Брошенный советами эшелон с грузом пшеницы и овса разграблен местным населением. Вчера было опрошено и отправлено в тыл 65 советских военнопленных. По сведениям, полученных от них, в Семеновке находится стрелковый полк противника неизвестной нумерации. А вдоль шоссе Константиновка — Артемовск русскими оборудованы укрепленные огневые точки из закопанных в грунт тяжелых танков КВ. Однако, с этими КВ - это вообще из области фантастики! И это при той катастрофической нехватке бронетехники у противника?! Тем не менее, с этими русскими нужно держать ухо востро! И генерал красным карандашом пишет на полях сводки -  «Требует тщательной проверки». [44]

Такой же оптимизм излучали и вечерние донесения командиров полков:
«Сегодня утром 3-я рота 274-го пехотного полка 94-й пехотной дивизии в результате короткой перестрелки заняла Колхозный двор в 2 километрах северо-восточнее Дружковки. В 10-00 разведгруппа этой роты выступила на северо-восток. Примерно через 4 километра были обнаружены хорошо оборудованные огневые позиции противника. Группа намеренно дала себя обнаружить, чтобы определить состав огневых средств.. Было установлено наличие, по крайней мере, одного тяжелого миномета и двух пушек малого калибра. До исхода дня 3-я рота была рассредоточена в районе Колхозного двора. Одновременно, 2-я рота 274-го пехотного полка произвела разведку боем в направлении на север от Дружковки. Примерно в 3 километрах были обнаружены оборонительные позиции русских. К исходу дня 2-я рота продолжала контролировать северное направление не вступая в соприкосновение с противником. В результате действий 274-го пехотного полка, сегодня было взято в плен 7 русских солдат. Так же, в Колхозном дворе было захвачено примерно 1500 центнеров овса. Потери полка – 1 ранен.
Два батальона 267-го пехотного полка 94-й пехотной дивизии, усиленные одной батареей 1-го дивизиона 194-го артиллерийского полка, 24 октября продолжили движение на север. В 10-00 была без боя занята Малотарановка. 1-й дивизион 194-го артиллерийского полка приступил к оборудованию огневых позиций в районе балки Таранова. 13 и 14 батареи и батарея управления этого дивизиона продолжили марш из западной части Гавриловки. В 15-00 разведка доложила, что противник оставил Красногорку. Пленные русские продолжают сообщать, что Краматорскую покинуло и продолжает покидать значительное количество гражданского населения. Передовые отряды полка доложили, что в хуторах Александровка и Марьевка и в районе реки Бычок противника так же не обнаружено. Но мосты через Бычок, который местами достигает ширины до 10 метров, взорваны. В 15-45 группа противника, количеством около 20 человек, обстреляла Малотарановку с высот восточнее поселка и в спешном порядке отступила на восток. Буквально через час после этого из района станции Дружковка в направлении Красногорки попыталась прорваться автоколонна противника (8 грузовых автомобилей). Но была уничтожена артиллерийским огнем. Сегодня добровольно сдались в плен 22 красноармейца. Они сообщили, что являются военнослужащими 988-го стрелкового полка 230-й стрелковой дивизии. Их полк вчера получил приказ отступать на восток и они успели пройти около 8 километров. Но получили  новый приказ – вернуться назад и занять оборону на высотах по восточному берегу Казенного Торца. Передовой отряд продолжает охрану моста через Казенный Торец в районе Красноторки (500 метров к югу от будки обходчика). Точная несущая способность моста на данный момент уточняется саперами. Потерь в полку нет»
. [45]


Положение сил Группы Шведлера на 6-00 24.10.41 г.

"Краматорская правда", №5, февраль 2015 г.
Осмелюсь напомнить, что в Киеве живут немало краматорчан, в т.ч. и посещающих данный форум.
Подтверждаю  :o
Этим фрагментом, собственно, и заканчивается та часть статьи, которая была написана на основании изучения копий архивных документов из ЦАМО. Далее посмотрим на эти события с точки зрения противоборствующей стороны - группы Виктора фон Шведлера...

Господа, ну поругайте, что ли... :lol: Пишу как в вакуум :(
Уважаемый skif17, спасибо огромное за Ваши поиски и выкладки. Действительно, очень интересно. Я, к сожалению, в этих вопросах, в этом периоде абсолютный профан. Мой период, мой круг интересов - Краматорская и окрестности в 1941-1943 гг, оккупация, бои за город. Ну и фортификация Второй Мировой. Я даже затрудняюсь сказать, кто этой темой из краматорчан занимается. И занимается ли.  :o
Страницы: [1] 2 3 ... 6