Форум Краматорска

  • 23 Сентябрь 2019, 04:54:31
  • Добро пожаловать, Гость
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Новости:

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.


Сообщения - Константин

Страницы: [1] 2 3 ... 95
1
История родного края / Re: Моя фортификация
« : 20 Сентябрь 2019, 14:18:08 »
Предлагаю выйти из области догадок и слухов и обратиться к архивным документам. А документы эти гласят, что по состоянию на 01 января 1941 года Новокраматорский машиностроительный завод им. Сталина изготовил и отгрузил следующее количество оборонной продукции:

203-мм гаубиц Б-4 — 45 шт.
железнодорожных артиллерийских транспортеров — 3 шт.
Качающихся частей МК-1 к 406-мм пушке Б-37 — 4 комплекта.

А Старокраматорский машиностроительный завод им. Орджоникидзе, соответственно:

Морских командно-дальномерных постов — 35 шт.
3-х орудийных башенных установок — 12 шт.
Береговых дальномерных рубок — 8 шт. [1]

Так же, очень интересная информация по тресту “Донмашстрой” (г. Краматорск). По состоянию на 26 сентября 1941 года структурами треста изготовлено:

Бронепоезд — 1 шт
Стальных нагрудников СН-40А — 51 шт.
Железобетонных сборных казематов 2-го типа — 150 комплектов. [2]

Я не буду останавливаться на всех видах выпущенной продукции. При желании, каждый может найти ее описание в Интернете. Перейду сразу к «железобетонным сборным казематам». К сожалению, у меня пока нет информации, что же конструктивно представлял из себя именно этот каземат, да еще 2-го типа. Известен только его вес — 47 тонн. Но как известно, в первые месяцы Второй Мировой войны, военными инженерами в рекордно сжатые сроки были разработаны новые типы закрытых огневых и наблюдательных сооружений из заранее заготовленных деталей. Собираемых насухо или на цементном растворе из стандартных железобетонных балок.

Развитие событий на советско-германском фронте в первые месяцы войны поставило перед оборонительным строительством ряд серьезных задач. Отсутствие временного и материального ресурса для строительства монолитных фортификационных сооружений, заставило перейти к широкому применению сборного строительства, организовать предварительную централизованную заготовку деталей и конструкций для последующего монтажа на оборонительных рубежах. Так, для изготовления конструкций сборных огневых сооружений были привлечены 23 крупнейших бетонных завода и предприятия Харьковской, Ворошиловградской, Сталинской и Полтавской областей. В начале сентября 1941 года, с целью организации производства сборных ДОТов, на эти предприятия были направлены опытные инженеры-строители из Харькова. Только за первые месяцы войны в районы оборонительного строительства Южного фронта такие строительные организации и управления, как Донмашстрой, Азовстальстрой, Макеевскстрой, Никитовский завод бетонных труб, Харьковское стройуправление, отправили по железным дорогам юга Украины около 3100 вагонов железобетонных блоков. [3]

Источники:

1. ЦДАГО України, ф. 57, оп. 4, д. 57
2. ЦДАГО України, ф. 1, оп. 16, д. 49
3. Маляров В.Н. Строительный фронт Великой Отечественной войны: Создание стратегических рубежей и плацдармов для обеспечения оборонительных операций вооруженных сил в годы войны 1941-1945 гг. УВИТУ. - СПб. 2000

Фотографии:

1. Сборная огневая точка на подступах к Севастополю. Из книги Gerhard Taube «Festung Sewastopol»; Гамбург, Берлин, Бонн, Mittler, 1995 г.
2. Сборная артиллерийская огневая точка. Из Denkschrift uber die russische Landesbefestigung, 1942, Berlin
3. Сборная огневая точка в районе Дорогобужа. Взято с http://rufort.info
4. Элементы сборной огневой точки. Взято с http://rufort.info











2
История родного края / Re: Моя фортификация
« : 20 Сентябрь 2019, 14:12:46 »
Забегая очень вперед. Если ты интересуешься историей Второй Мировой войны, то хочешь ты, или не хочешь, но рано или поздно столкнешься с этой аббревиатурой — НКМЗ. А если ты родился и значительную часть жизни прожил в Краматорске, то и без всяких увлечений чем бы ни было, эти незатейливые буквы каким то образом переплетаются с твоей судьбой. За очень редким исключением. Градообразующее предприятие. По большому счету, это большое зло. Это тупик в развитии любого города, любой громады. И счастливы те города, которые научились как-то жить и сводить концы с концами без этих монстров. Развивать другие формы, другие направления и кардинально не зависеть от возможного маразма одного человека.

Но сейчас не об этом. А об участии Новокраматорского машиностроительного завода в создании вооружений в период с 1934 по 1941 год. К сожалению, все довоенные заводские архивы утеряны. Или были уничтожены на заключительной фазе эвакуации завода в октябре 1941 года на Урал. Время от времени циркулировали слухи, что какие то фрагменты заводских архивов всплывали то там, то сям. Но это все так на уровне слухов и осталось.

Если поковыряться в интернете, то можно найти небольшое количество информации об участии НКМЗ в изготовлении различных видов вооружений. С ссылкой на исследования Сергея Ромадина. Так господин Ромадин утверждает, что на заводе с 1938 года выпускалась 203-мм гаубица Б-4 образца 1931 года. Так же Сергей Владимирович предполагает, что на НКМЗ выпускались152-мм пушка и 280-мм мортира, которые имели единый лафет с гаубицей Б-4. Что касается 406–мм 50-калиберного орудия Б-37, которым оснащались линейные корабли т.н. «Проекта 23». Опять таки, с ссылкой на исследования С.В. Ромадина, НКМЗ изготавливал качающиеся части МК-1 и бронезакрытие для этого орудия. Теперь о бомбах. С 1938 года завод якобы изготавливал бронебойные (БРАБ-500, БРАБ-650, БРАБ-700, БРАБ-750, БРАБ-800, БРАБ-1000) и бетонобойные (БЕТАБ-450 ДС) авиабомбы. Ну и наконец о танках — якобы с 1941 года Новокраматорский машиностроительный завод им. Сталина принимал участие в изготовлении корпусов и башен легкого танка Т-60 (сразу вспоминается известный телефонный разговор Гитлера и маршала Маннергейма, в котором фюрер говорит о десятках тысяч танков, выпускаемых на заводе «Сталин». Кто то фюрера ввел в заблуждение).

Когда я делал первые шаги в исследованиях (я расскажу об этом), то меня научили, что любая историческая версия становится фактом только в случае ее подтверждения документально. К сожалению, вся приведенная выше информация не имеет никаких ссылок на архивные документы. Так же, самих исследований Сергея Ромадина, на которые ссылаются авторы, я нигде не смог обнаружить. Разве что кроме нескольких статей о бронепоездах. Сергей Владимирович очень не публичный человек. Специфический. Я был с ним когда то знаком. Но к сожалению есть целый ряд людей. С которыми, после известных событий весной 2014 года на востоке Украины, возобновлять либо продолжать знакомство нет никакого желания.

Есть при заводе и музей. Как же без него. Как под копирку с сотни таких же музеев. О том, о чем я писал выше, в экспозициях музея нет абсолютно ничего. Исторический раздел на официальном сайте НКМЗ — это просто позорище. Вакуум. Для меня этот вакуум понятен — есть сотрудники музея которые просто ходят на работу. И за те копейки, которые им платят за это хождение (с другой стороны, что еще можно платить за это хождение), вряд ли можно ожидать появления там энтузиастов и увлеченных исследователей. Когда то давно обращался туда по поводу истории заводского пионерского лагеря им. Сергея Тюленина (который тоже почил в бозе). Так себе воспоминания, те еще работники...

По поводу гаубицы Б-4. Только сейчас подумал об этом. Инженером дивизиона таких гаубиц с 1941 по 1946 год был мой дед, Абраменко Артем Антонович. Инженер-капитан 120-й Краснознаменной гаубичной артиллерийской бригады Большой мощности. А до войны он был инженером-конструктором на Новокраматорском машиностроительном заводе им. Сталина. Вполне возможно, что не спроста его направили в эту бригаду. Вполне возможно, что на заводе он имел какое то отношение к этому проекту. К сожалению уже не спросишь....

На фото:

1. Гаубица Б-4. Переяслав-Хмельницкий. Украина. 2014 г.
2. 406-мм пушка Б-37
3. Пушка Б-37 в одноствольной опытной установке МП-10 в цехе Новокраматорского машиностроительного завода им. Сталина, 1939 г.






3
История родного края / Моя фортификация
« : 20 Сентябрь 2019, 14:06:37 »
Константин Абраменко. Моя фортификация


Когда то написал, что мое увлечение фортификацией Второй Мировой войны началось в далеком 2007 году с вроде бы пустяка - прочитал в Интернете статейку какого то писаки о зловещем и таинственном так называемом "Лагере дождевого червя". Потом был форум "Подземелья Кёнигсберга". Потом нащупал "Реликфайндер". Потом еще что то...

Но безусловно, на этом бы скорее всего все и закончилось, если бы не наличие совсем рядом реальных тайн и загадок — немецких фортификационных объектов в моем родном Краматорске. Нырнул в эту тему и пропал окончательно. Интереснейшее время — побед, открытий, заблуждений, разочарований, дружбы с интереснейшими людьми, говна и грязи откуда никогда не ожидал, помощи откуда тоже не ожидал, обвинений в фашизме (!!!)... И еще массы замечательных и отвратительных вещей. Которые и есть, собственно, частью моей жизни. Моей фортификацией.










4
Константин, одно лингвистическое замечание - в немецком существительные пишутся с большой буквы.

Т.е. если Вы указываете  oberstleutnant Ernst Wellmann, то   oberstleutnant будет писаться  Оberstleutnant.

Hauptmann, General тоже с большой.
Уважаемый Romanus, добрый вечер!
Огромное спасибо за замечание. С моей точки зрения очень существенное и важное.
Исправлю

5
22 июня 2013 года силами членов общественной организации «Клуб краевед» и при поддержке городских властей, были начаты работы по расчистке одного из двух, чудом сохранившихся до наших дней, фортификационных сооружений периода Второй Мировой войны в Краматорске – MG-Rundumstand в районе пересечения улиц Дмитрия Мазура и Григория Сковороды. При поддержке спонсоров, были отреставрированы покрытие сооружения, одна из боковых стен и входной блок. Для предотвращения осыпания грунта, была построена подпорная стена. Однако, в 2014 г., в связи с началом боевых действий на востоке Украины, восстановительные работы были свернуты.


MG-Rundumstand в районе пересечение улиц Дмитрия Мазура и Григория Сковороды до реконструкции. 2009 г.


 MG-Rundumstand в районе пересечение улиц Дмитрия Мазура и Григория Сковороды после реконструкции. Сентябрь 2013 г. Автор фотографии Марина Чернышева

Автор выражает глубокую благодарность Ирине Абраменко, Анджею Дроздовски, Анне Макаркиной и Владимиру Калинину за неоценимую помощь и поддержку при написании данной статьи.

Константин Абраменко
Киев, Украина
2018 г.

Литература и источники

1. Rolf Dieter Müller. Die Deutsche Wirtschaftspolitik in den besetzten sowjetischen Gebieten 1941–1943: der Abschlussbericht des Wirtschaftsstabes Ost und Aufzeichnungen eines Angehörigen des Wirtschaftskommandos Kiew. Oldenbourg Verlag, 1991.

2. Bogusław Perzyk. Niemieckie przewoźne pancerne gniazdo ckm w Wojsku Polskim 1945–1960 cz.1. Wojsko i Technika – Historia, numer specjalny 1, 2016.

3. Panzer-Armeeoberkommando 1. A.Pi.Fü. Anlage A z. Tätigkeitsbericht. Stellenbesetzungen, Gliederungen, Feb 1–Apr 30,1943. NARA , T 313 Roll 51.

4. Panzer-Armeeoberkommando 1. A.Pi.Fü. Anlage E 3 z. Tätigkeitsbericht. Kartenanlage. Maps on roads, bridges, fortifications and mine fields in the Caucasus Mountains and Donez River areas. Feb 1–Apr 30, 1943. NARA , T 313 Roll 52.

5. Panzer-Armeeoberkommando 1. A.Pi.Fü. Anlage F z. Tätigkeitsbericht. Ausbildung, Erfahrungen. Activity and experience reports of engineer units in the Caucasus Mountains and Donez River areas. Feb 1–Apr 30, 1943. NARA, T 313 Roll 52.

6. Panzer-Armeeoberkommando 1. A.Pi.Fü. Anlage B z. Tätigkeitsbericht. Assignments and orders for engineer construction units and Org. Todt, employment of prisoners and civilians in engineer units, maps and other information on engineer activities in the battleson the Donez and the Dnieper. May 1–Sep 30, 1943. NARA, T 313 Roll 54.

7. Panzer-Armeeoberkommando 1. A.Pi.Fü. Anlage C 1 z. Tätigkeitsbericht. Reports on construction of the Donez position, information on mine fields and other engineer activities in the battles along the Donez and Dnieper. May 1–Sep 30, 1943. NARA, T 313 Roll 55.

8. Panzer-Armeeoberkommando 1. A.Pi.Fü. Anlagen G 2 u, 3 z. Tätigkeitsbericht. Kartenmappe. Situation maps (1:300,000) showing military position at Mius, 1941–42, Donez defense position, and other fortified positions in southern Russia. May 1–Sep 30, 1943. NARA, T 313 Roll 55.

9. Kommandant des rückwärtigen Armeegebietes 531. Folder from the files of Kdt.d.rückw.Ageb. 531, containing KTB of the command, for the period 16 Sep 1942–31 Jul 1943. NARA, T 501 Roll 76.

10. Kommandant des rückwärtigen Armeegebietes 531. Folder from the files of Kdt.d.rückw.Ageb. 531, containing Anlagen to the KTB consisting of monthly reports of Korück and activity reports of Abt. IVa, for the period 1 Jan–31 Mar 1943. NARA, T 501 Roll 77.

11. Kommandant des rückwärtigen Armeegebietes 531. Folder from the files of Kdt.d.rückw.Ageb. 531 i containing Anlagen to the KTB consisting of Dienstanweisungen and monthly reports, for the period 1 Apr–30 Jun 1943. NARA, T 501 Roll 77.

6
Тем не менее, реализация плана прямо на старте погрязла в межведомственных согласованиях. Фактически почти две недели прошли в переписке между штабами Korück 531 и инженерной службы армии. Этому имелись объективные причины – по установленной процедуре, строительство оборонительных позиций в населенных пунктах находилось в зоне ответственности Комендатуры тылового района. Однако у Korück 531 не было квалифицированных специалистов для выполнения подобного рода работ и он настойчиво требовал от инженерной службы армии привлечения специализированных саперных подразделений. Точку в этой, казалось бы патовой ситуации, поставил полковник Уллершпергер. 24 июля командир 504-го легкого самокатного дорожно-строительного батальона получил приказ начальника инженерной службы армии выделить два взвода в оперативное временное подчинение коменданта 514-й комендатуры района (место дислокации Славянск) капитана Пайзе (нем. Hauptmann Peise), в зоне ответственности которого находилась Краматорская. Предлагалось выделить специалистов, имеющих опыт бетонных и арматурных работ. Привлекать дорожных строителей к каким-либо работам, кроме строительства долговременных фортификационных сооружений, приказом было категорически запрещено. Техническое руководство работами поручалось инженеру штаба Korück 531 капитану Фрицу Дювалю. Военному коменданту Краматорской, командиру 607-го батальона снабжения майору доктору Бёхлеру (нем. Major Dr. Böhler), была поставлена задача организовать бесперебойную поставку необходимых строительных материалов и привлечь к строительству, если потребуется, дополнительное количество гражданского населения.

Первым был построен ДОТ (долговременная огневая точка) в населенном пункте Новый Свет, в районе пересечения шоссе U5 «Сталино – Каменка» и дороги на Краматорскую (в настоящее время пересечение улиц Олексы Тихого и Конрада Гампера в Краматорске). Основной задачей этого сооружения являлось прикрытие подъездных путей к автотранспортному мосту через Казенный Торец. Как и во всех последующих ДОТах, в основу конструкции была положена идея возможности ведения кругового огня и наблюдения за местностью. Идея не новая и уже значительно раньше реализованная немецкими инженерами в типовом проекте «MG-Rundumstand Regelbau Vf 3». За счет увеличения толщины покрытия и изменения конструкции амбразурных узлов, удалось повысить стойкость сооружения и, одновременно, до предела упростить технологию строительства. Последнее, учитывая отсутствие специализированных строительных подразделений, являлось определяющим фактором.

Не дожидаясь завершения строительства первого ДОТ, комендант района капитан Пайзе отдал распоряжение приступить к постройке еще трех сооружений. Одно из них возводилось в районе хутора Бескровный (в настоящее время пересечение улиц Дмитрия Мазура и Григория Сковороды). Задачами этого ДФС (долговременного фортификационного сооружения) были контроль поймы реки Маячка и корректировка артиллерийского огня в направлении шоссе В «Краматорская – Лозовая». Ощущая тотальный дефицит цемента, капитан Дюваль предложил отливать из железобетона только выступающую боевую часть сооружения, а для строительства подземной части применить кирпич. Так же, капитан предложил предать поверхности покрытия угол наклона, чтобы при прямом попадании артиллерийского снаряда создавались условия для его рикошета. Такое техническое решение не являлось бесспорным, но разрешение инженерной службы армии было получено, и этот подход применили и при строительстве всех последующих ДОТов. Второе сооружение строили на западной окраине Краматорской, возле шоссе D «Краматорская – Доброполье» (в настоящее время пересечение улиц Школьной и Крылова), а третье – на юго-западной окраине Краматорской (в настоящее время улица Красная скала).


Немецкий MG-Rundumstand в поселке Новый Свет. Начало 50-х годов ХХ века. Фотография из личного архива И. Рокитянского

В еженедельных итоговых отчетах капитан Дюваль постоянно отмечал, что сроки реализации программы строительства оборонительных позиций в Краматорской хронически срываются по вине командования 504-го легкого самокатного дорожно-строительного батальона. Скорее всего, это была попытка переложить вину с больной головы на здоровую – обеспечение строительства строительными материалами, в первую очередь цементом и древесиной, осуществлялись из рук вон плохо. Однако и боеспособность дорожников была явно не на высоте.

504-й легкий самокатный дорожно-строительный батальон прибыл в Краматорскую 15 июля 1943 г. и разместился в поселке Ивановка. В батальоне, не учитывая больных и отпускников, на тот момент числилось 9 офицеров, 1 вольнонаемный служащий, 39 унтер-офицеров, 164 рядовых солдат и 248 так называемых «добровольных помощников» (нем. Hilfswilliger, Hiwi). Техническое оснащение батальона составляло 3 легковых автомобиля Volkswagen 82 (нем. Kübelwagen), 14 грузовых автомобилей различных типов, 2 мотоцикла, 106 лошадей и 28 подвод. Все велосипеды батальона (по штату более 300 шт.) пришли в негодность еще на Кавказе и их парк не обновлялся.

Основная масса «добровольных помощников» была по национальности армянами, которые характеризовались командиром батальона как ненадежные и скрытные. Ни о какой с их стороны существенной помощи в контроле за приданными рабочими из местного населения не могло быть и речи. Учитывая низкую техническую оснащенность батальона, инженерной службе армии пришлось выделить два легковых, семь грузовых автомобилей и два мотоцикла.


MG-Rundumstand в районе хутора Бескровный (в настоящее время ул. Д.Мазура). Автор чертежа Константин Абраменко

28 августа 1943 г., в итоговом отчете штаба Korück 531 о ходе строительства оборонительных позиций в населенных пунктах, было отмечено, что в Краматорской четыре ДОТа полностью построены и готовы к принятию войск заполнения. Строительство еще девятнадцати ДОТов продолжается. Темпы строительства планируется нарастить за счет привлечения штабом армии к строительным работам одного взвода 50-й моторизованной мостостроительной колонны типа В (нем. Brückenkolonne B 50).

Однако 1 августа 1943 года, в связи с переходом советских войск в наступление по всему фронту, все мероприятия по позиционному строительству в полосе 1-й танковой армии были приостановлены. Саперные, строительные и мостостроительные подразделения армии (за исключением подрывных команд и дивизионных саперов) срочным образом приступили к эвакуации инженерных парков, имущества и личного состава на рубеж Днепра.

Итоги работы штаба Коменданта 531-го тылового района по организации обороны важных населенных пунктов (см. Таблицу 1) за 6 месяцев (с 01.03.43 по 28.08.43) на первый взгляд выглядят весьма скромно. Тем не менее, их объективная оценка невозможна без изучения и анализа боевого применения этих позиций в боях 1–10 сентября 1943 года. Это будет сделано автором в рамках следующей статьи.




3D-модель немецкого MG-Rundumstand в районе хутора Бескровный. Автор Анджей Дроздовски (Польша)


Таблица 1. Итоги работы штаба Коменданта 531-го тылового района по организации обороны важных населенных пунктов с 01.03.43 по 28.08.43

7
Чертежи конструкций отдельных элементов полевой фортификации предполагалось представить позже, однако, строительство позиций следовало начать незамедлительно. Для этого предписывалось обязательно и в строгой последовательности выполнить следующее:
а) наметить на местности и оборудовать укрепленные пункты (нем. Stützpunkt) из расчета на одно пехотное отделение. Стрелковые позиции необходимо усилить одной позицией для станкового пулемета. Это своего рода будет «костяк», на котором будет в дальнейшем строиться вся оборона;
б) построить противоосколочные укрытия для личного состава отделений. Укрытие должно располагаться на дистанции не более 50 метров от стрелковых позиций отделения и соединяться с ними ходом сообщения для скрытого перемещения личного состава;
в) укрепленные пункты отделений соединить между собой ходами сообщения;
г)приступить к строительству противотанковых рвов. Которые должны располагаться на дистанции не менее 40 метров от стрелковых позиций отделений;
д) тщательно замаскировать позиции.

Установку на позициях противотанковых орудий и тяжелого вооружения должны были выполнять войска заполнения. Начиная с основных дорог и подъездных путей, маршруты следования к позициям предполагалось обозначить специальными указателями, информационно достаточными для их идентификации войсками заполнения.
Актуальная техническая документация, в соответствии с которой предполагалось вести строительные работы, всегда должна была находиться на позициях. Таким образом, в случае ротации строительного персонала и их руководителей, новый персонал мог быть оперативно проинформирован о состоянии дел на строительном участке.

Приказ начальника инженерного управления штаба 1-й танковой армии предписывал регулярно предоставлять еженедельные отчеты о планируемых и завершенных работах. В связи с этим, районным комендантам необходимо было высылать отчеты и карты каждую среду в штаб Korück 531 капитану Дювалю. Форма отчета была выслана фельдсвязью комендантам районов 16.03.1943 г.
Очевидно, что на каком то этапе капитан Дюваль просто физически не смог справляться с таким объемом канцелярской работы и 28 марта ему в помощь был выделен офицер штаба Korück 531 лейтенант Ульрих Унгер (нем. Leutnant Ulrich Unger). Основной его обязанностью было формирование еженедельных отчетов для инженерного управления армии. Необходимо было разобраться в том ворохе карт, схем, таблиц, которые военные коменданты направляли в штаб тылового района, свести всю информацию в итоговые цифры и нанести на топографическую карту масштаба 1:50000 актуальную обстановку на строительных объектах. И затем итоговый отчет выслать фельдсвязью полковнику Хельму в штаб армии.
Эта задача осложнялась тем обстоятельством, что военные коменданты населенных пунктов, несмотря на, казалось бы, четкие инструкции по заполнению форм отчетности и многочисленные разъяснения лейтенанта Унгера, в большинстве своем составляли свои отчеты не лично, а перепоручали эту работу своим подчиненным. А они, чаще всего, были абсолютно не в курсе требований к их составлению и оформлению. То же относилось и к картам обстановки на строительных участках – в большинстве своем их информативность была ниже всякой критики. Качество отчетов, предоставляемых комендантами районов, было на порядок выше. Это объясняется тем обстоятельством, что все коменданты районов были штатными сотрудниками Korück 531. Продвижение по службе, награждения и репутация этих офицеров напрямую зависели от благосклонности генерал-майора Штубенрауха и полковника Хоспке. Военными же комендантами населенных пунктов назначались, как правило, командиры воинских подразделений, отведенных с передовой в ближний тыл на переформирование либо отдых. Или офицеры, в звании не ниже майора, после выписки из госпиталя. Очень часто, это были заслуженные боевые командиры, отмеченные многочисленными высшими боевыми наградами, известные самому фюреру. Что для них было указания какого то там лейтенанта из Комендатуры тылового района…

1 марта 1943 г. в связи с изменением положения разделительной линии между 1-й танковой и 6-й армиями, населенные пункты Орджоникидзе, Хацапетовка и Селидовка перешли под юрисдикцию Korück 585. Но на объеме работы капитана Дюваля и лейтенанта Унгера это отразилось незначительно. Этим офицерам приходилось постоянно лично инспектировать строительство и на месте вносить коррективы в отчеты комендантов. Итоги одной из таких поездок капитан Дюваль изложил 8 апреля 1943 года в своем отчете:
«Построено противотанковых рвов: Ясиноватая – в наличии 1600 погонных метров; Авдеевка – в наличии 1800 погонных метров; Константиновка – 140 погонных метров. Всего построено за отчетную неделю 1560 погонных метров.
Построено пехотных позиций: Ясиноватая – 481 метр кубический; Авдеевка – 123 метра кубических (4 укрепленных пункта для пехотных отделений, 2 позиции тяжелых пулеметов, 3 позиции ручных пулеметов, 90 метров ходов сообщения); Никитовка – 220 метров кубических (9 укрепленных пунктов для пехотных отделений, 175 метров ходов сообщения); Константиновка – 435 метров кубических (204 пехотные стрелковые ячейки типа «Panzer Deckungsloch», 18 позиций тяжелых и ручных пулеметов, 3 позиции для противотанковых пушек); Дружковка – 100 метров кубических; Гришино – 1584 метров кубических (45 укрепленных пунктов для пехотных отделений, 70 позиций тяжелых и ручных пулеметов, 700 метров ходов сообщения); Дзержинск – 149 метров кубических (7 укрепленных пунктов для пехотных отделений, 30 метров ходов сообщения); Всего построено за отчетную неделю 1524 кубических метра.
Построено пехотных укрытий: Гришино – 2 противоосколочных укрытия; Ясиноватая – переоборудовано под укрытия 18 подвалов; Гришино – 7 укрытий легкого типа и переоборудовано под укрытия 5 подвалов. Всего построено за отчетную неделю 2 противоосколочных укрытия.
Количество привлеченного к работам гражданского населения: Ясиноватая – 300 человек; Авдеевка – 960 человек; Никитовка – 50 человек; Константиновка – 143 человека; Дружковка – никто не работал; Дзержинск – 100 человек; Гришино – 250 человек. Всего работало 1803 человека».
Так же, в своем отчете капитан Дюваль указал, что в отчете не учтены данные по Краматорской и Артемовску, т.к. с 20 марта и по сей день от военных комендантов указанных населенных пунктов не поступало никаких отчетов о ходе строительства оборонительных позиций. Похоже, что эти военные коменданты не полностью осознали, что они находятся в прямом подчинении коменданта тылового района и обязаны беспрекословно выполнять все приказы Korück 531.

Нет ничего удивительного, что военный комендант Краматорской проигнорировал распоряжение начальника штаба Комендатуры тылового района. В период с 18 марта по 7 мая 1943 г., эту должность занимал очень известный боевой командир, кавалер орденов Немецкий крест в золоте и Рыцарский крест Железного креста, командир 3-го панцер-гренадерского полка подполковник Эрнст Вельманн (нем. Oberstleutnant Ernst Wellmann).


Военный комендант Краматорской подполковник Эрнст Вельманн

В мае 1943 г. штаб генерал-инспектора инженерных войск и крепостей разработал, а Верховное командование сухопутных войск утвердило новые стандарты и требования к противотанковым рвам. Эти документы должны были прибыть из Потсдама еще в середине мая, однако в связи с какими то проволочками прибыли в 1-ю танковую армию только 27 мая. В войска и комендантам районов они были переданы не раньше 6 июня 1943 г.

В отчете от 27 мая капитан Дюваль отметил, что в текущем месяце оборонительные возможности позиций вокруг Авдеевки, Артемовска, Гришино и Ясиноватой были значительно усилены за счет строительства дополнительных пулеметных, минометных и позиций противотанковых орудий, а так же стрелковых ячеек типа «Panzer Deckungsloch» и ходов сообщения. Так же майор отметил положительную динамику строительства в Краматорской и дал оценку противопехотным возможностям оборонительных позиций в Лозовой как вполне достаточным. Возможно, очевидный прогресс в Краматорской был связан с тем, что в соответствии с приказом оперативного отдела штаба 1-й танковой армии, с 9 мая приступил к выполнению своих служебных обязанностей новый военный комендант Краматорской майор Вюттке (нем. Major Wuttke). По крайней мере, в отчетах и рапортах лейтенанта Унгера и капитана Дюваля военная комендатура Краматорской более не упоминалась в числе отстающих.

Этого нельзя было сказать о военном коменданте населенного пункта Старые Близнецы. 3 июня в штаб Korück 531 поступила телефонограмма из штаба 5-й панцер-гренадерской дивизии СС «Викинг». Согласно рапорту командира 1-го батальона панцер-гренадерского полка СС «Нордланд» штурмбанфюрера СС Ханса-Генриха Лохманна, ни одна из отмеченных на карте оборонительных позиций в населенном пункте Старые Близнецы не была построена. Вообще. Кое-где были видны следы старой разметки позиций, вбиты деревянные колышки, но не более того. Батальону, вместо выполнения поставленных задач, пришлось окапывался своими силами. В связи с данным инцидентом, в Старые Близнецы срочно отбыли начальник штаба Korück 531 полковник Хоспке и капитан Дюваль.

24 июня 1943 г. в Константиновке штабом Korück 531 была организована конференция, посвященная вопросам строительства оборонительных позиций. Каждая комендатура района и каждая военная комендатура делегировала одного офицера и одного фельдфебеля-чертежника. От штаба начальника инженерной службы армии присутствовал капитан Хельвиг. Мероприятие проходило в Солдатском доме, напротив железнодорожного вокзала. Первым выступил (с 09-30 до 10-00) капитан Дюваль с докладом «Общие вопросы позиционного строительства». С 10-00 до 11-30 лейтенант Унгер и капитан Дюваль проводили тренинги по нанесению на топографические карты различного рода элементов полевой фортификации. Каждому участнику было вручено последняя редакция наставления по инженерному оборудованию позиций. После обеда делегаты разъехались по своим расположениям.

С 22 по 25 июня 1943 года полковники Бенике и Хоспке, совместно с группой офицеров штаба 1-й танковой армии, находились в инспекционной поездке по тыловым позициям армии. Результаты этой поездки и личные впечатления полковника Хоспке от увиденного, нашли отражение в отчете штаба Korück 531 от 26 июня 1943 года. Состояние обороны и качество строительства позиций населенных пунктов Авдеевка, Артемовск, Лозовая и Ясиноватая получили оценку «хорошо». В Авдеевке было отмечено удачное расположение позиций на местности и великолепное качество противотанкового рва с северо-восточной стороны населенного пункта. В Ясиноватой – хорошая маскировка позиций прикрытия железнодорожной станции с юга и соответствие противотанковых рвов всем требованиям. Инженерное обеспечение позиций в населенных пунктах Гришино, Краматорская, Краснопавловка, Никитовка, Сахновщина и Часов Яр оценено как «удовлетворительное». Работа военных комендантов Дзержинска, Дружковки, Константиновки и Старых Близнецов была признана неудовлетворительной. Основной общей проблемой было определено катастрофическое отсутствие древесины. Это ставило под сомнение своевременное строительство взводных и ротных командных пунктов. Так же, полковник Хоспке отметил, что разнообразный состав рабочей силы, по большей части женщин и детей-подростков, а также меняющиеся почвенные условия – земля, глина, камень – в большинстве случаев не позволяют правильно и справедливо применять установленные нормы выработки для сдельной оплаты труда. Однако, деньги не имеют в глазах местного населения абсолютно никакой ценности, во многих случаях заработная плата не забирается рабочими вообще. Только продукты являются несомненной ценностью – все дело в хронической проблеме снабжения продуктами питания местного населения. При достаточном выделении армией дополнительных продуктов питания, мотивация работать и, следовательно, производительность труда, скорее всего, увеличатся в разы. Но и на сегодняшний день, там, где применяется аккордный принцип работ (определение фиксированного объема работы, после выполнения которого работник может пойти домой), местное население работает качественней и быстрее всего.


Стрелковая ячейка типа «Panzer Deckungsloch»

В период с 28 июня по 1 июля 1943 года, в соответствии с распоряжением начальника штаба 1-й танковой армии генерал-майора Вальтера Венка (нем. Generalmajor Walther Wenck) во всех указанных выше населенных пунктах были проведены плановые учения. Отрабатывались действия войск по заполнению оборонительных рубежей. Замечания командиров в отношении качества построенных позиций (на удивление не многочисленные) были переданы в штаб Korück 531.

Для правильного понимания дальнейших событий, очевидно необходимо рассмотреть значение двух, сугубо немецких терминов. «Фортификационный маневр» (нем. Befestigungsmanöver) – это возможность войск (техническая и организационная) в максимально сжатые сроки и с минимальными трудовыми затратами создавать достаточно укрепленные позиции на тех участках фронта, необходимость усиление которых продиктована изменением боевой обстановки. «Центр тяжести» (нем. Schwerpunkt) – это объект на местности, от захвата либо удержания которого, по мнению командования, зависит успех выполнения поставленной задачи в целом. В широком смысле, «шверпунктом» может быть не только географический объект. Любая поставленная командованием цель, для достижения которой необходима концентрация усилий абсолютно всех подразделений, может быть назначена неким «шверпунктом».

В последних числах июня 1943 года, в связи с предельно обострившейся обстановкой на фронте, начальник штаба Группы армий «Юг» генерал-лейтенант Теодор Буссе (нем. Generalleutnant Theodor Busse) отдал распоряжение начальникам штабов армий максимально ускорить строительство запасных укрепленных тыловых позиций. Были перечислены наименования и расположение позиций, которые штаб Группы армий настоятельно требовал привести в течении месяца в полную готовность для возможности принятия войск заполнения. Десяток крупных индустриальных и административных центров, находившихся либо под непосредственным прикрытием этих тыловых рубежей, либо в непосредственной близости от них, были обозначены как «шверпункты».

В зонах ответственности 1-й танковой и 6-й армий такими тыловыми позициями были определены «Черепаха» и «Орель – Самара» (нем. Orel – Ssamara – Stellung). «Шверпунктами» – города Мариуполь, Сталино и Краматорская. Если со Сталино и Мариуполем более-менее все ясно, то причина включения в этот список Краматорской требует пояснения. Не случайно этот населенный пункт являлся точкой стыка двух важных тыловых оборонительных рубежей – правофлангового участка № 16 позиции «Черепаха» и участка № 1 позиции «Орель-Самара». Наличие двух естественных водных преград (с восточной стороны – река Казенный Торец, с северной – река Маячка) и множество доминирующих высот на правом берегу Казенного Торца, все это делало этот населенный пункт идеальным с точки зрения организации узла сопротивления. Так же, сыграло немаловажную роль и наличие крупных заводов, весьма важных для экономики Рейха, которые оккупационные власти передали в концессию: Новокраматорский машиностроительный завод им. Сталина (нем. Maschinenfabrik «Stalin») акционерному обществу Friedrich Krupp AG; металлургический (нем. Hütte Kramatorskaja) и машиностроительный завод им. Орджоникидзе (нем. Maschinenfabrik «Ordzonikidze») акционерному обществу Gutehoffnungshütte AG.


Начальник штаба Группы армий «Юг» генерал-лейтенант Теодор Буссе

В рамках реализации приказа штаба Группы Армий «Юг», в июле 1943 г. один из батальонных участков тыловой укрепленной оборонительной позиции «Черепаха» в районе Краматорской был оснащен новейшими фортификационными сооружениями, поступившими на вооружение Вермахта – мобильными бронированными пулеметными гнездами (нем. MG-Panzernest).

Это был на тот момент беспрецедентный шаг, ибо все пулеметные гнезда штаб Группы армий Юг распределял буквально поштучно и исключительно для усиления переднего края обороны. Была разработана целая программа их развертывания, первая очередь которой предусматривала насыщение сугубо переднего края обороны 57-го танкового корпуса северо-западнее Изюма. Однако, из одиннадцати пулеметных гнезд, предназначенных для 198-й пехотной дивизии этого корпуса, семь были переданы в Сталино, а четыре – в Краматорскую. Это был как раз пример реализации на практике принципа фортификационного маневра, для которого, собственно, эти устройства и создавались. В июле, силами персонала 504-го легкого самокатного дорожно-строительного батальона (нем. leichte Radfahr-Straßen-Bau-Bataillon 504) все четыре бронированных пулеметных гнезда были установлены на позиции «Черепаха», на участке между высотами 153,5 и 141,0 (местное население называло этот район «Меловая гора»). Руководство работами осуществлял непосредственно штаб начальника инженерной службы 1-й танковой армии. Ни военный комендант Краматорской, ни штаб Korück 531, к этим работам привлечены не были.

20 июня 1943 г. к исполнению своих обязанностей приступил новый начальник инженерной службы 1-й танковой армии полковник Вильгельм Уллершпергер (нем. Oberst Wilhelm Ullersperger). Имея за плечами солидный многолетний опыт в сфере крепостного строительства, полковник лично разработал план усиления обороны Краматорской. Который, в частности, предусматривал строительство 23 долговременных фортификационных сооружений.

С учетом трудностей со снабжением строительными материалами и предельно сжатых сроков реализации проекта, было предложено остановиться на строительстве 4-амбразурных пулеметных железобетонных огневых точек фронтального огня, способных выдержать прямое попадание артиллерийского снаряда калибром 10,5 см. Командующий 1-й танковой армией генерал-полковник Эберхард фон Макензен одобрил и утвердил предложенный план 7 июля 1943 г.


MG-Panzernest. Автор чертежа Роберт Юрга (Польша)


Начальник инженерной службы 1-й танковой армии полковник Вильгельм Уллершпергер

8
Констнатин Абраменко. Применение немецкой армией полевых и долговременных фортификационных сооружений для организации обороны населенных пунктов тылового района 1-й танковой армии в 1943 г.


С наступлением весны 1943 г. немецкие войска начали срочным образом укреплять свои позиции на Восточном фронте. В соответствии с приказом Главного штаба сухопутных войск (нем. Generalstabes des Heeres, GenStdH) Верховного командования сухопутных войск (нем. Oberkommando des Heeres, OKH), переданным в Группы армий (нем. Heeresgruppe, HGr) 13 марта 1943 г., войскам была поставлена задача как можно быстрее усилить линию фронта за счет широкого использования инженерного обеспечения. Особое внимание предлагалось уделить необходимости насыщения переднего края обороны (нем. Hauptkampflinie, HKL) как огневыми, так и инженерными средствами. За передним краем обороны предписывалось в кратчайшие сроки подготовить полностью оборудованные запасные тыловые укрепленные позиции для обеспечения возможности ликвидации локальных прорывов войск противника. Комендантам тыловых районов (нем. Kommandant des rückwärtigen Armeegebiets, Korück) общевойсковых и танковых армий было приказано незамедлительно, используя главным образом гражданское население, приступить к преобразованию стратегически важных населенных пунктов в узлы обороны, которые планировалось использовать для блокирования глубоких прорывов. Более того, приказ содержал прямое указание превратить данные населенные пункты в узлы сопротивления, способные сражаться изолированно.

Выполнение данного приказа в отношении организации обороны населенных пунктов в прифронтовой полосе 1-й танковой армии было возложено на коменданта 531-го тылового района генерал-майора Вильгельма Штубенрауха (нем. Generalmajor Wilhelm Stubenrauch) и его штаб (далее Korück 531)

Основными функциями Korück 531 являлись: обеспечение безопасности тыла армии, охрана и защита важных военных объектов, борьба с партизанами; охрана важных хозяйственных и производственных объектов; обеспечение и развитие органов государственной службы на оккупированной территории; организация передвижения войск через область тылового района; расквартирование войск и вооружения; порядок движения транспортных средств; организация функционирования пересыльных лагерей военнопленных (нем. Durchgangslager, Dulag), обеспечение контрразведывательных операций Абвера. Для выполнения этих функций, Korück 531 имел в своем распоряжении ряд подразделений (собственных и приданных) и служб – охранные части, полевые и районные комендатуры, части полевой жандармерии и тайной полевой полиции, автотранспортные роты, отделения полевой почты и пр.


Комендант 531-го тылового района генерал-майор Вильгельм Штубенраух

Приказ Главного штаба сухопутных войск от 13 марта, поставил перед руководством тылового района казалось бы невыполнимую задачу – для организации и выполнения такого объема строительных работ у Korück 531 не было ни инженерных кадров, ни строительных подразделений, ни землеройной техники, ни каких либо значительных резервов строительных материалов, как впрочем и перед комендантами тыловых районов всех прочих армий. Korück 531 в этом отношении не был исключением. Возможно, он даже находился в более выигрышном положении, чем его «соседи» – в тылах 1-й танковой армии находилось значительное количество металлургических производств, цементных и кирпичных заводов.

Нельзя сказать, что до приказа от 13 марта в тыловом районе 1-й танковой армии строительство оборонительных позиций не велось вообще. Поражение немецких войск под Сталинградом и вынужденное отступление с Кавказа, не могло не вызвать обеспокоенности Верховного командования сухопутных войск обстановкой в полосе фронта Группы армий «Юг». И в первую очередь, уязвимостью донбасской группировки войск. В связи с этим, немецким командованием в январе 1943 года было принято решение начать строительство довольно протяженных тыловых оборонительных позиций – «Черепаха» (нем. Schildkrötenstellung) по линии Мариуполь – Сталино (в настоящее время Донецк) – Краматорская (в настоящее время Краматорск) и «Крот» (нем. Maulwurfstellung) по линии рек Миус – Донец - Оскол.

Техническое руководство работами осуществлял 5-й Инженерный штаб строительства укрепленных районов (нем. Festungs-Pionierstab 5). Комендатуры тыловых районов 1-й танковой и 6-й армий обеспечивали комплектацию строительных батальонов военнопленными и, через районные комендатуры, наймом работников из числа гражданского населения. Экономическая инспекция по эксплуатации временно оккупированных территорий (нем. Wirtschaftsinspektion, Wi In.) при Группе армий «Юг», курировала вопросы обеспечения гражданских рабочих жильем, питанием, инструментом, разрабатывала методы организации труда, рассчитывала нормы выработки и расценки оплаты труда. Для выполнения строительных работ было сформировано четыре Оперативных штаба.
Оперативный штаб капитана Коха (нем. Hauptmann Koch) – строительный участок «Черепаха Север», по состоянию на 1 марта 1943 г. имел в своем распоряжении 10 строительных батальонов (нем. Bau-Batalion) различного назначения. С 12 мая 1943 г. штабом руководил капитан Тольксдорф (нем. Hauptmann Tolksdorf).
Оперативный штаб майора Вальхера (нем. Major Walcher) – строительный участок «Черепаха Юг» – по состоянию на 1 марта 1943 г. имел в своем распоряжении 8 строительных батальонов различного назначения.
Оперативный штаб подполковника Энкхаузена (нем. Oberstleutnant Enckhausen) – строительный участок «Крот Север» – по состоянию на 1 марта 1943 г. имел в своем распоряжении 10 строительных батальонов различного назначения.
Оперативный штаб подполковника Петерса (нем. Oberstleutnant Peters) – строительный участок «Крот Юг» – по состоянию на 1 марта 1943 г. имел в своем распоряжении 6 строительных батальонов различного назначения.

По самым скромным подсчетам, на этих строительных работах было задействовано не менее 25000 гражданских работников из местного населения. Участки «Черепаха Север» и «Крот Север» находились территориально в тыловом районе 1-й танковой армии. По этому, Korück 531 принимал самое активное участие в обеспечении строительства, главным образом рабочей силой. Тем не менее, в ряде населенных пунктов, через территорию которых проходили тыловые оборонительные позиции, Korück 531 приходилось участвовать и в организации строительства непосредственно инженерных сооружений – противотанковых рвов, стрелковых позиций и т.д. Однако следует отметить, что объемы этих работ были относительно невелики и носили скорее эпизодический характер.


Запасные укрепленные оборонительные позиции в тылу «Донец-фронта».1943 г.

Командующий 1-й танковой армией генерал-полковник Эберхард фон Макензен трезво оценил сложившуюся ситуацию и 15 марта 1943 г. отдал приказ № 449, содержащий перечень населенных пунктов, которые необходимо подготовить к круговой обороне и определяющий порядок организации строительства укрепленных позиций.

В соответствии с данным приказом, стратегически важными населенными пунктами считались: Авдеевка, Артемовск (в настоящее время Бахмут), Гришино, Дзержинск (в настоящее время Торецк), Дружковка, Константиновка, Краматорская (в настоящее время Краматорск), Краснопавловка, Лозовая, Никитовка, Орджоникидзе (в настоящее время Енакиево), Сахновщина, Селидовка (в настоящее время Селидово), Старые Близнецы (в настоящее время Близнецы), Хацапетовка (в настоящее время Углегорск), Часов Яр, Ясиноватая. Так же указывалось, что несомненно ответственность за инженерное обеспечение реализации плана строительства укрепленных оборонительных позиций в в тылах 1-й танковой армии несет начальник инженерной службы армии (нем. Armeepionierführer, A. Pi. Fü.) полковник доктор Фриц Бенике (нем. Oberst Dr. Fritz Benicke) и его штаб.

Тем не менее, за подготовку стратегически важных населенных пунктов к обороне отвечает непосредственно комендант тылового района армии. Со своей стороны, штаб начальника инженерной службы армии в 10-дневный срок должен определить, какие саперные и строительные части он сможет выделить в распоряжение Korück 531. Так же, штаб должен подготовить в достаточном количестве чертежи основных элементов полевой фортификации и копии наставлений по инженерному оборудованию оборонительных рубежей, а также должен осуществлять постоянный контроль за выполнением графиков строительства и нанесение построенных укреплений на оперативные карты.


Начальник инженерной службы 1-й танковой армии полковник доктор Фриц Бенике

В штабе начальника инженерной службы армии этот участок работы был поручен полковнику Хельму (нем. Oberst Helm) и капитану Хельвигу (нем. Hauptmann Hellwig). Необходимо учитывать, что на тот момент все таки высшим приоритетом было укрепление переднего края довольно протяженной линии фронта и строительство многочисленных тыловых рубежей обороны. Поэтому все, имеющее отношение к организации укрепления населенных пунктов, на практике осуществлялось по остаточному принципу, в том числе и снабжение строительными материалами. Определенные проблемы возникли и с передачей в штаб Korück 531 проектной документации. Во-первых, даже копирование актуальных на тот момент чертежей в таком количестве требовало значительных трудозатрат. Во-вторых, в чертежи полевых фортификационных сооружений и наставления по оборудованию оборонительных позиций, которые штаб генерал-инспектора инженерных войск и крепостей (нем. General der Pioniere und Festungen, Gen d Pi u Fest) генерала инженерных войск Альфреда Якоба (нем. General der Pioniere Alfred Jacob) постоянно дорабатывал и обновлял, необходимо было периодически вносить изменения. И если эти проблемы были со временем решены, можно предположить, что действительно непреодолимым препятствием было выделение в распоряжение Korück 531 саперно-строительных частей – выделять было абсолютно нечего.

Все это, безусловно, вызвало проволочки в выполнении приказа № 449. Чтобы придать новый импульс и сдвинуть с мертвой точки выполнение поставленных командованием армии задач, начальник штаба Korück 531 полковник Дитрих Хоспке (нем. Oberst Dietrich Hospke) 20 марта 1943 г. подписал циркуляр №274/43, который дополнил приказ по армии, конкретизировал ответственных и очертил круг первоочередных задач. В этом документе полковник Хоспке еще раз подчеркнул, что,
Ответственность за строительство укреплений и инженерное обеспечение обороны указанных населенных пунктов возлагается на комендатуры районов (нем. Ortskommandantur) и персонально военных комендантов районов. Строительство оборонительных позиций должно было быть для комендантов районов задачей высшего приоритета и должно осуществляться с привлечением любых сил и средств. В том числе, должны были быть максимально задействованы и военные коменданты (нем. Kampfkommandant) указанных населенных пунктов. Основными трудовыми ресурсами строительства являлось местное гражданское население. Его привлечение являлось наиважнейшей задачей комендатур районов. Организация питания, проживания и выплата заработной платы рабочим составляла ответственность начальника Экономического управления эксплуатации временно оккупированного района «Сталино» (нем. Wirtschaftskommando Stalino, Wi Kdo Stalino) подполковника Турнера (нем. Oberstleutnant Thurner) и структур этого управления на местах. Ответственность за инженерное обеспечение строительных работ, предоставление всей технической документации и чертежей в распоряжение районных комендатур, их своевременное обновление, согласование разметки позиций на местности, контроль за выполнением графиков строительства и качества выполненных работ возлагалась на инженера штаба Korück 531 капитана диплом-инженера Фрица Дюваля (нем. Hauptmann Dipl.-Ing. Fritz Duval).
К строительству позиций необходимо было приступить, не ожидая поставок строительных материалов и колючей проволоки. Отсутствие строительных материалов не могло быть веской причиной для проволочек и оправданием бездеятельности. Для строительства укрытий и противопехотных заграждений предписывалось активно применять материалы из разрушенных зданий, которых в полосе армии имелось в достаточном количестве.


Генерал-инспектор инженерных войск и крепостей генерал инженерных войск Альфред Якоб

9
Вообще никого не узнаю. Впрочем, это 1987-й... Я там уже почти никого не знал))) Учеба, через год ушел в армию, не до этой фигни... 

10
ждем Вашего возрошения
Тогда я буду уже старым и исследовать смогу только свою пухлую медицинскую карту :lol:

11
Давайте продолжим исследование этого сооружения.
Давайте :D Только далеко я)

12
Поздравления / С наступающим Новым годом!
« : 30 Декабрь 2016, 14:40:21 »



Уважаемые друзья и коллеги!
Смотрю правде в глаза. Мало прожито и уже мало осталось. Но осталось ровно столько, чтобы позволить привилегию окружать себя только хорошими людьми. Такими, как подавляющее большинство из Вас. На которых можно опереться и которым можно довериться. Даже при иногда кажущейся несовместимости в подходах и взглядах. Это нормально, так интересней. К тому же, опереться можно реально лишь на то, что твердое и сопротивляется. На дерьмо нельзя опереться, даже просто в силу особенностей этой субстанции.
В этот предновогодний день, я хочу пожелать всем Вам любви, обязательно здоровья и еще кучу всевозможных позитивных и прекрасных вещей. Поздравить всех Вас с наступающим Новым годом. Сказать всем Вам мое огромное спасибо. Всем без исключения. Особенно тем, с кем мы постоянно спорим и имеем диаметрально противоположные взгляды на многие вещи. В профессиональном плане в том числе. Вы мне помогаете постоянно многие теории проверять на прочность и избавляться от устоявшихся догм. С Вами интересно жить и работать. Честно.
Всем еще раз спасибо!
С наступающим Новым годом!
Всех благ Вам и Вашим любимым.
Константин Абраменко

13
Нужно сказать, что крайняя попытка проникнуть в тоннель была предпринята со стороны СКМЗ в 2012 году. Она не нашла отражение на страницах форума, но был полный треш))))

Любопытно узнать подробнее  :)

Найду фото, выложу и напишу)

14
Возможно будет интересно. Конец октября 2016. Поиск фортификационных сооружений венгерской укрепленной позиции "Линия Арпада"

https://www.facebook.com/media/set/?set=a.1225476640824996.1073741840.671956146177051&type=1&l=ad256781c3

15
Малогабаритные укрытия и убежища ПВО Германии (1939-1945)

К истории создания  гражданской обороны III Рейха (1933 – 1945)
Немцы, как всегда, были первыми, кто извлек уроки из Первой Мировой войны – гражданское население крупных городов практически ничем не защищено от воздушных бомбардировок и химического оружия. И сделали правильные выводы -  полноценная защита населения не может быть, в полной мере, обеспечена только применением традиционных средств войск ПВО – истребительной авиации и зенитной артиллерии.

https://www.facebook.com/notes/fortification-monument-world-war-ii-in-kramatorsk-ukraine/константин-абраменко-малогабаритные-укрытия-и-убежища-пво-германии-1939-1945/1215728228466504

Страницы: [1] 2 3 ... 95