6 сентября 2004   12:05   1250

Над пропастью во лжи: обзор российских газет

Доминирующей темой на страницах российских газет остается трагедия в Беслане. Приводя страшные свидетельства очевидцев, рассказывая о страданиях тех, кто потерял своих близких или ничего не знает об их судьбе, журналисты пытаются также осмыслить произошедшее, оценить слова и действия властей.

"Они" и "мы"

"В трагических событиях в Беслане много неясного. Отчасти - по объективным причинам, отчасти - оттого, что информацию теми или иными способами стараются замутить", - пишет Виктория Шохина в "Независимой газете".

Но "самый главный ужас", по ее мнению, - в том, "что российский народ разобщен и отчужден друг от друга настолько, что его нельзя назвать нацией". "Мы не воспринимаем себя как общность. И именно этим мы в первую очередь отличаемся от американцев, которые после 11 сентября сумели сплотиться еще теснее и потому - выстоять".

"Американцы не делят себя как народ на "они" (власть имущие) и "мы" (все остальные), - поясняет НГ. - У нас же, в нашем сознании между "они" и "мы" - разверстая пропасть. И это одна из причин нашей отчужденности друг от друга: "мы" не понимаем "их" и не верим "им"".

Теперь же "пропасть между простыми гражданами и власть имущими стала еще бездоннее и безнадежнее" - потому что власти ничего не сочли нужным рассказывать и объяснять даже тем, чьи родные были в заложниках .

"То, что на самом деле в школе больше тысячи заложников, власти признали только после того, как эту цифру напечатали в газетах, - замечает "Московский комсомолец". - Телевизионщикам заткнули рот, даже Руслана Аушева, вместе с которым вышли первые спасенные, вырезали из репортажей"

"Пять последних терактов - это одна сплошная непрекращающаяся хроника вранья", - утверждает обозреватель МК Александр Хинштейн.

"Зачем врали? На что рассчитывали? Ясно ведь было с самого начала, что правда все равно вырвется наружу. (Заложников - 354. Трупов - 406. Эта страшная цифра посильнее, чем затонувший "Курск".) Но так уж, видно, привыкли они к постоянной лжи, что врут уже по инерции, не задумываясь о последствиях".

Удобная "Аль Каида"

"Коммерсантъ" обращает особое внимание на утверждения властей о многонациональном составе бесланских захватчиков. По мнению газеты, эта настойчивость легко объяснима: ведь "тогда выходит, будто дети погибли не оттого, что десять лет в Чечне не прекращается война, а оттого, что на Россию наступает мировой терроризм".

"На самом деле никакой разницы нет, "Аль-Каида" ли захватила в Беслане школу или "Сады праведников". Это совершенно не важно. Важно, что школа была захвачена на территории России, важно, что погибли люди, и важно, что все это произошло оттого, что в Чечне идет война", - продолжает Ъ.

"Всякому живущему в России человеку совершенно все равно, кто убьет его и его детей: "Аль-Каида" или "Сады праведников". Важно, что за десять дней упали два самолета, произошел взрыв возле станции метро, была захвачена школа, а люди, которые публично клялись защитить нас, не защитили нас, и нам все равно, от кого именно нас не защитили, - пишет журналист "Коммерсанта". - Когда правительства говорят нам про международный терроризм, я понимаю это просто как способ не говорить о том, что нужно кончать эту войну. Мне не важно, против кого война и за что. Мне важно, чтобы война кончилась".

Политическое решение

О том, что нужно, чтобы кончилась война, размышляет на страницах "Новой газеты" военный обозреватель Павел Фельгенгауэр. По его мнению, даже если силовые структуры "действуют превосходно, перехватывают и нейтрализуют готовящих теракт, то это, по большому счету, ничего не меняет. На место павших во время самоубийственного взрыва или уничтоженных спецслужбами все время выдвигаются новые люди из многотысячной массы сторонников и сочувствующих. Только если удается политико-экономическими методами отторгнуть массовую поддержку, можно перебить-переловить оставшихся активистов, их идеологов и победить в войне".

Так удалось покончить с "красными бригадами" в Италии и с фракцией Красной армии в Германии. В России же и силовая компонента неэффективна, и никаких серьезных попыток найти политическое решение чеченской проблемы не предпринимается".

"Вести переговоры с террористами совершенно необходимо", утверждает Фельгенгауэр, приводя в пример Израиль и Северную Ирландию. "В национально-освободительных, этноконфессиональных конфликтах, как на Северном Кавказе, униженные меньшинства особенно верно поддерживают террористов. Прекращение смертоубийства возможно только в случае компромисса с реальными главарями, если они, конечно, публично и честно откажутся от практики террора"

"Аслан Масхадов заявляет, что осуждает зверское убийство невинных людей, - этим надо пользоваться, выводить из подполья, легализовать его вооруженных сторонников. Именно им надо передать под контроль и ответственность Грозный и другие районы, где промосковская власть все равно фиктивна. Надо немедля переводить на другую работу Мурата Зязикова и возвращать неприятного Кремлю Руслана Аушева, пока Ингушетия и весь Кавказ не заполыхали", - советует обозреватель "Новой газеты".

Признание банкротства

Немалая доля газетной критики по следам последних трагедий направлена прямо на президента Путина. "Он получил огромную власть, личную власть притом: парламент, партии, средства массовой информации отошли на второй, третий, четвертый план, их независимость фактически аннулирована. Он получил контракт на наведение порядка в стране и на обеспечение безопасности людей. Сегодня мы видим, что этот контракт нарушен", - пишет на страницах "Независимой газеты" депутат Владимир Рыжков.

А обозреватель "Московского комсомольца" Александр Минкин анализирует беспрецедентное телеобращение президента к народу, отмечая, что это был не экспромт, а "обдуманная, коллективно выработанная и написанная речь. Значит, это речь не личности, а Власти".

Речь эту, продолжает автор, сочиняли второпях, а оттого "не успели заметить, сколько правды проскользнуло в текст, не успели ее вычеркнуть; лишь местами слегка замазали красивыми словами".

"По смыслу - это явка с повинной или прошение об отставке. Это признание полного банкротства силовых ведомств. А именно на силовиков и на силовое решение всех проблем делалась ставка в последние годы. Смысл - покаянный. А интонация - геройская. Власть сообщает, что будет рулить и впредь".

"С какой стати люди, провалившие все и вся, справятся с ситуацией? Ведь она стала хуже, чем когда они пришли к власти, - утверждает обозреватель МК. - В демократической стране такая власть не успела бы даже покаяться. Миллионы вышли бы на улицу и отправили бы ее в отставку. А мы - терпим. А многие все еще верят и надеются. Вопреки всему".

Еще жестче высказывается в "Новой газете" Юрий Рост: "Это вы, мои сограждане, после взрывов в Москве, после развязывания ненужной вам войны избрали этого президента!

Это вы привели к власти государственных рэкетиров, которые распоряжаются вашей жизнью. Добровольно согласились на "крышу" спецслужб, которые, как раковая опухоль, проросли метастазами во все властные структуры.

Это вы поощряете беззаконие. Это вам плюют в лицо в дни трагедий, у которых один автор - современная вам власть, возглавляемая офицерами действующего резерва КГБ".

"У правителей и террористов - общая задача: выработать у вас страх, - подводит итог Рост. - Власть и бандиты нужны друг другу. Презрение к человеку, к живому, теплому человеку - их идеология. Все вы - заложники".

Обзор подготовил Глеб Левин,
Служба мониторинга Би-би-си
"BBC"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Loading...