9 мая 2004   12:02   2770

В Краматорске осталось два Героя Советского Союза

В канун Дня Победы краматорский городской голова Виктор Кривошеев нанес визит героям Советского Союза Михаилу Гаврилову и Николаю Буряку. Поводом к тому стало вручение заслуженным ветеранам денежной премии по тысяче гривен.

ОТ РЯДОВОГО...

Первым встречал мэра в гости Михаил Гаврилов. Большую часть времени этот герой проводит в инвалидном кресле – все чаще стали подводить ноги.

Просто удивительно, насколько даже не ключом, а искрящимся пышным фонтаном из этого человека бьет жизненная энергия. Кажется, если бы не проблемы с ногами, он запросто смог бы подняться и «заделать» такую чечетку или «цыганочку с выходом», что молодые бы позавидовали.

Кривошееву он тут же сказал, что тот накануне Дня Победы пришел к нему из всех гостей первым. Так было и в прошлом году, наверное, будет и в будущем. Мэр поздравил ветерана с приближающимся праздником, вручив ему букет шикарных бардовых роз и конверт с тысячей гривен.

Было видно, насколько старик соскучился за чисто мужским разговором, когда можно и словцо крепкое ввернуть, и от души над самим собой посмеяться. Показывать свои слабости женщинам Гаврилов был с детства не приучен.

Кстати, о юности этого бравого и не в меру строптивого молодца не знает разве что нынешнее поколение милиционеров. Родился он в 1921 году в Харьковской области и до войны носил другую фамилию – Балясов.

В Краматорск его семья переехала в 1926-ом. Трудовая деятельность Михаила начиналась с цеха связи НКМЗ. Оттуда 20 августа 42-го он был призван в армию. На фронт попал в декабре. И уже с этого периода времени жизнь парня стала приобретать все более четкие и осмысленные очертания.

Дело ведь в том, что за ним числился такой шлейф правонарушений, что им можно было бы «опоясать» чуть ли не всю тогда еще Сталинскую область.

Именно задатки откровенного «старогородского» хулигана, знакомого каждому местному милиционеру, позволили ему всю войну доблестно прослужить в разведке. И более того, получить звезду Героя Советского Союза.

Подвиг, за который он был удостоен этого высокого звания, заключается в том, что в ночь на 26 апреля 1945 года он в числе первых под сильнейшим минометным и артиллерийским огнем форсировал пролив, соединяющий Балтийское море с заливом Фриш-Гаф, и был именно первым ворвавшимся в траншею противника на берегу косы Фриш-Нерунг.

Его команде пришлось отражать шесть сильнейших контратак, предпринятых фашистами – те стремились, во что бы то ни стало удержаться на этой косе. Отважные действия солдат и, в особенности, рядового Балясова, уже к тому времени награжденного Орденом Славы 3-ей степени, сделали возможным создание плацдарма на этом участке для последующей высадки десанта и переправы полка.
Ступив на косу, стремительный, бесстрашный, но, вместе с тем, рассудительный Михаил взял командование группой на себя. Чем и обеспечил успешное выполнение боевой задачи.

Когда же за этот подвиг ему собрались вручать награды и присваивать звание Героя СССР, нашлись и люди, и бумаги, свидетельствовавшие о том, какие «подвиги» он совершал до войны.

Было множество споров на тему: «достоин или нет», воспитательно-разъяснительной работы замполитов. Брались во внимание количественные и, главное, качественные показатели по мастерскому выуживанию Балясовым из-под носа у гитлеровцев секретных документов и многократному приводу в расположение части собственноручно взятых «языков».

В конце концов, выход нашелся. Командование дало согласие на то, чтобы этот отчаянный воин просто сменил фамилию и забыл о том, какой жизнью прославился в прошлом.

Можно представить, какие душевные муки терзали в то время нашего героя, но тянуть было нельзя, и он решился. Фамилию выбрал не просто так. На его глазах погиб близкий боевой товарищ – Миша Гаврилов. Выбирая его фамилию, тезка не сомневался, что теперь в корне изменит и свою жизнь.

Практически так и случилось. «Практически» потому, что характер у нового Гаврилова отнюдь не изменился. Изменились его взгляды на жизнь и самооценка.

Но история не дает забыть горечь тех дней, когда, возвратившись в Краматорск, ему пришлось объяснять происхождение другой фамилии и доказывать органам внутренних дел, что свои награды, в том числе, и звезду Героя Советского Союза, он заслужил в боях на передовой, а не украл и не снял с убитых товарищей.

Разобравшись в столь унизительном инциденте, перед ним извинились, отдали «под козырек» и пообещали, что больше не побеспокоят.

С НКМЗ Гаврилов ушел на КМЗ им. Куйбышева, где проработал сталеваром в мартеновском цехе до 1969 года. Более того, он смог остепениться настолько, что не раз избирался в депутаты городского и областного советов.

Сейчас этот храбрец не перестает удивлять своим юмором друзей и домочадцев. Хохмит по любому поводу. Но когда дело касается чего-то серьезного, в нем как бы просыпается отважный и не терпящий ненужных компромиссов боец. Воля у этого человека поистине железная.

Пообщавшись с Михаилом Ивановичем и пожелав ему еще долгие годы оставаться таким же бодрым и сильным духом, Кривошеев отправился в гости к другому герою СССР – генерал-майору авиации Николаю Буряку.

… К ГЕНЕРАЛУ

Там тоже не обошлось без воспоминаний. Да и как иначе? Бравый летчик-истребитель Буряк совершил за всю войну 395 боевых вылетов и сбил лично 17 вражеских самолетов.

Трудовая вахта начиналась у Буряка с учебы в ФЗУ. По призыву комсомола работал слесарем в одной из донецких шахт. А любовь к небу и желание летать появилось, как только он переступил порог красногоровского аэроклуба. Оттуда сразу в военное училище – учиться на летчика. С 1938-го по март 40-го года проходил военную практику в Баку, где освоил три типа самолетов. А потом началась война.

«Было всякое, -- вспоминает ветеран, -- когда однажды меня подбили над Севастополем, пришлось падать с высоты 800 метров. Парашют все никак не раскрывался, подо мной море, а еще нужно было успеть надуть водяной пояс, чтобы, упав, не утонуть. В итоге все получилось, но в море болтаться мне пришлось потом несколько часов».

Как раз этот эпизод из своей фронтовой жизни Николай Васильевич вспоминает как самый тяжелый за весь период войны. Лицо его тогда очень обгорело, оставались «живыми» только глаза – спасли очки. Из жары сразу бросило в холод. Пришлось хорошенько померзнуть, пока не вышел на берег.

А 2 августа 1942 года подбитый самолет ему пришлось садить на «пузо», так как отказали двигатель и шасси. Сильно тогда по кабине его побросало. Этот кадр из фронтовой биографии так и остался запечатленным на голове у ветерана в виде нескольких шрамов. «Это поцелуй войны», -- указывая на него и улыбаясь, говорит Буряк.

Весну 45-го года герой помнит очень хорошо. Как раз в ночь с 8-го на 9 мая, находившись под Берлином, он получил приказ произвести разведку и узнать, чьи войска стоят в Праге.

«На задание вылетели четырьмя машинами. Подлетая к пражскому аэродрому, я заметил большое скопление людей. Спустился метров на 20-30 над землей, покружил над ними, а они в ответ то улыбаются, то кулаки показывают, то кричат что-то непонятное. На радио-запросы никто не отвечает.

Но делать нечего, надо выполнять поставленную задачу. Я сел, и только тогда понял, что нахожусь среди своих. Вскоре на аэродром приземлились остальные самолеты разведки, а вслед за ними в Прагу вошли и другие наши войска».

Как лучший из лучших, он участвовал в параде Победы на Красной площади и даже был приглашен на правительственный прием в Кремль. Там его в числе других героев Союза приветствовали маршалы, генералы и сам Сталин.

Еще много интересного рассказывал о жизни летчиков Николай Буряк. И то, что девчата от них всегда в восторге были, и что небо вчерашние пацаны, а ныне матерые истребители, как мать родную любили. Как товарищей хоронили, и как закрывали уши, чтобы не слышать выводы медкомиссии о непригодности к дальнейшим полетам.

Сейчас болезни стали беспокоить ветеранов еще больше. Годы и ранения берут своё. Но отрадой остаются дети и внуки, а также те, кто приходят проведывать их не только на праздники, но и в будни.

Если после войны статисты насчитали в Краматорске 21-го героя Советского Союза, то к этому времени их осталось в городе всего два. Трудно проследить досконально путь остальных: кого дети в другие города забрали, кто умер здесь, кто на чужбине.

Но, слава Богу, остались они – два таких разных и таких одинаково сильных духом старика. И ничего, что один – рядовой, а другой – генерал. Главное, что они герои не киношные, а самые что ни на есть настоящие.

ТВплюс
Елена Савченко
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Loading...