3 февраля 2006   14:47   1573

Тайна болезни Мельниченко, или Что делал майор в Киеве?

Тайна болезни Мельниченко, или Что делал майор в Киеве?
Долгожданный визит на историческую Родину майора Мельниченко оказался неудачным. Мыколе пришлось окончательно расстаться с мечтой о депутатском мандате. Разочарованными оказались и те, кто надеялся на его тесное сотрудничество со следствием в деле Гонгадзе.

Главный борец с “бандой Кучмы” покинул Киев внезапно, не попрощавшись, увозя за океан какую-то странную болезнь.

По достоверным сведениям, отъезд Мельниченко стал сюрпризом для сопровождавших его охранников СБУ. Впрочем, это не означает, что такую возможность заранее не предвидело их начальство. Перспективы повторного приезда Мельниченко пока выглядят туманными. Отныне для этого отсутствует главное – личный стимул.

Главный смысл своего возвращения в Украину Мельниченко видел в обретении депутатского мандата. Помощь в расследовании убийства Гонгадзе, к сожалению, представлялось ему второстепенным делом. Поведение Мельниченко на допросах в Генпрокуратуре не удовлетворило ни следователей, ни представителей потерпевшей стороны.

– Мне не понятно его отношение к следствию, – говорит вдова погибшего журналиста Мирослава Гонгадзе, – до сих пор его громкие заявления могут быть использованы только в политических играх.

При этом Мирослава выразила надежду на то, что Мельниченко все-таки предоставит следствию всю информацию по поводу убийства Гонгадзе, которой он владеет.

За время своего двухмесячного пребывания в Украине, майор пять раз являлся на допросы в Генпрокуратуру. Мельниченко повторил под протокол декларативные обвинения в адрес “банды Кучмы”, ссылаясь на содержание собственноручно записанных разговоров бывшего президента.

В подтверждение своих слов Мельниченко передал следователем одну-единственную аудиозапись в виде копии на компакт-диске. Все остальные вещественные доказательства, по его словам, остались в США.

Перед своим визитом в Украину, Мельниченко, напротив, говорил, что пресловутый оригинальный записывающий прибор и оригиналы записей находятся где-то в Киеве.

Мельниченко не смог вразумительно объяснить, каким образом он записывал Кучму (по прежнему озвучивалась диванная версия, которая противоречит выводам экспертизы). Он также отказался свидетельствовать о других лицах, причастных к осуществлению, обработке и хранению его записей.

Кроме того, Мельниченко умолчал о своих контактах с украинскими политиками, которые имели место задолго до начала кассетного скандала.

Нежелание углубляться в эти детали майор аргументировал интересами потерпевших Мирославы и Леси Гонгадзе, а также Александра Ельяшкевича, которого также причислял к потерпевшим. В основном, Мельниченко ссылался на вдову погибшего журналиста. Отвечая на некоторые вопросы следователей, Мыкола заявлял дословно: говорить об этом мне запрещает Мирослава.

Применению такой тактики положил конец приезд в Украину вдовы погибшего журналиста.

В ходе очной ставки с Мельниченко 13 января 2006 г. Мирослава Гонгадзе заявила, что никак не влияет на его поведение и со своей стороны призывает дать исчерпывающие и правдивые показания следствию.

После этого майор на допросы в Генпрокуратуру не являлся.

15 января Мельниченко повторно за время пребывания в Киеве попал в больницу. В первый раз он был госпитализирован незадолго до Нового Года, с жалобами на плохое самочувствие. Проверить свое здоровье Мельниченко пожелал в госпитале СБУ. Например, журналистка Татьяна Коробова утверждает, что его разместили в палате, которую до этого длительное время занимал Евгений Марчук.

Врачи констатировали у майора повышенное артериальное давление и приписали ему обычные в таких случаях медикаменты. Как выяснилось, ранее пациент не следил за своим давлением, и результаты обследования стали для него сюрпризом. Чтобы подтвердить свой диагноз, Мельниченко обращался в разные медучреждения.

Повторное ухудшение самочувствия майора было, по некоторым сведениям, связано с регулярным употреблением алкоголя. Эта информация нуждается в некотором пояснении.

Доселе Мельниченко не был замечен в пристрастии к спиртному. Однако прошедший визит в Украину стал исключением из общего правила.

По признанию самого Мыколы, с момента возвращения в Киев он выпил “больше, чем за всю предыдущую жизнь”.

Будучи оторванным от семьи, Мельниченко компенсировал дефицит общения встречами со старыми киевскими приятелями и родственниками. Эти встречи сопровождались традиционными в таких случаях угощениями и возлияниями.

Ситуация усугубилась новогодними и рождественскими праздниками, а также приступами депрессии у Мельниченко, которые одолевали его в одиночестве.

Параллельно с выпивкой майор употреблял медикаменты, приписанные ему врачами, что отрицательно сказалось на его самочувствии и привело в повторной госпитализации.

Такое объяснение причин и характера болезни Мельниченко наверняка вызовет бурный протест у его апологетов. Поэтому, дабы сохранить объективность, предоставим слово другой стороне.

Адвокат Мельниченко Павел Сычев утверждает, что перед отъездом из Киева его клиента сразило "странное заболевание, симптомы которого имели место на протяжении последних двух недель".

Справка: Павел Сычев, как и Мельниченко, является выпускником КВИРТУ. Юридическое образование получил заочно, окончив юрфак Киевского университета. В конце 1998 г. Сычев проходил в качестве подозреваемого по делу об убийстве белоцерковского прокурора В.Корнева. Будущий адвокат Мельниченко провел в СИЗО почти два года и был отпущен на свободу за недостатком улик. Сам Сычев утверждает, что пострадал безосновательно, из-за вопиющего произвола сотрудников прокуратуры.

Сычев обращает внимание, что ухудшение самочувствия Мельниченко совпало по времени с рассмотрением судебного иска Владимира Литвина. А экс-нардеп Ельяшкевич уже намекнул на угрожающие параллели болезни майора с историей об отравлении Виктора Ющенко. Ныне соратники Мельниченко утверждают, что ожидают результатов его обследования в американских медицинских учреждениях. По некоторым сведениям, Мыкола уже сообщил в Киев, что в его анализах обнаружено присутствие “тяжелых металлов”.

По мнению социалистов, таинственное заболевание было не единственной причиной отъезда Мельниченко. Как сообщил радио «Свобода» Иван Бокий, полет майора в США связан с необходимостью “забрать материалы, необходимые для следствия в деле Гонгадзе”.

Слова Бокия лишний раз подтверждают: свидетельствовать Генпрокуратуре по делу Гонгадзе не являлось первоочередной целью приезда Мельниченко в Украину.

Напоследок попытаемся восстановить некоторые ускользнувшие от прессы подробности визита Мельниченко.

Незадолго до своего торжественного возвращения в Киев, майор целую неделю провел в Москве, куда прибыл в сопровождении своего американского покровителя Юрия Литвиненко.

Справка: Юрий Литвиненко в советское время работал начальником управления торговли спорттоварами в Киеве и, по слухам, дружил с Григорием Суркисом. В середине девяностых против Литвиненко возбудили уголовное дело за хищения госимущества в особо крупных размерах. Чтобы избежать ответственности ему пришлось скрыться за океаном. В феврале 2001 г. - в разгар кассетного скандала – Литвиненко неожиданно проявил интерес к украинской политике и профинансировал визит в США делегации соцпартии во главе с А.Морозом. По согласованию с социалистами Литвиненко навязал свою опеку Мельниченко с первых дней его пребывания в США. В конце 2001 г. их отношения прервались на два с половиной года ввиду отсидки Литвиненко в федеральной тюрьме Нью-Йорка. (Его осудили за финансовые махинации по иску американской компании IBE). Именно в этот период Мельниченко, оставшись без покровителя, обратился за помощью к Б.Березовскому. Ныне майор вновь близок к Ю.Литвиненко.

В Москве Мельниченко разместился в гостинице «Россия», где в августе 2004 г. состоялись его переговоры с И.Бакаем и В.Сацюком. О том, с кем из высоких лиц на этот раз встречался Мельниченко неизвестно. По данным российской прессы, с Мельниченко беседовал политтехнолог Глеб Павловский, однако подтверждению этой информации из надежных источников найти не удалось.

Зато достоверно известно, что майора в Москве посещал его киевский товарищ Владимир Савченко. Этот человек занимался обработкой записей разговоров Кучмы по ходу их осуществления. Предполагается, что именно Савченко хранит пресловутые оригиналы или, по крайней мере, наиболее полную фонотеку записей Мельниченко.

Интересно, что Савченко, как и другой его близкий приятель Александр Евко, возражал против приезда Мельниченко в Киев. Они опасались, что Генпрокуратура возобновит закрытые ранее уголовные дела по факту незаконного прослушивания Кучмы, и они станут их фигурантами.

Савченко и Евко публично отрицают свою причастность к записям Мельниченко, однако у следствия на этот счет иное мнение.

После консультаций в Москве Мельниченко ненадолго вернулся в Вашингтон, и уже оттуда, в компании с А.Ельяшкевичем, транзитом через любимое Шереметьево направился в Киев.

В Борисполе Мельниченко ожидал неприятный сюрприз от социалистов. Изначально ему была обещана (со ссылкой на Юрия Луценко) охрана от спецподразделения МВД «Титан». Однако на месте Мыколу поставили перед фактом: услуги «Титана» являются платными, партия пока готова оплатить за одну неделю, а дальше – мол, посмотрим. Очевидно, речь шла о том, чтобы поставить Мельниченко на время визита в Киев в прямую зависимость от социалистов.

Именно в этот момент сотрудники СБУ и Генпрокуратуры, участвовавшие в переговорах в Борисполе, предложили Мельниченко воспользоваться правом на охрану в качестве важного свидетеля по делу Гонгадзе.

Вопрос о бесплатном предоставлении услуг «Альфы» был оперативно решен ввиду ходатайства представителя Мирославы Гонгадзе о необходимости обеспечить охрану Мельниченко, поскольку тот неоднократно заявлял о попытках покушениях на свою жизнь.

Перемещался Мельниченко по Киеву в основном на машине охраны. Постоянно одевал бронежилет. В первые недели после приезда назначал деловые и дружеские встречи в ресторанах (с его любимой японской кухней). Позже, когда финансы поиссякли, майор принимал посетителей на частных квартирах, или сам ходил в гости.

Во время визита у Мельниченко отсутствовало постоянное место проживания. Для ночлега он использовал несколько квартир на Левом берегу, принадлежащих все тому же Литвиненко. Иногда останавливался в гостях у знакомых, а однажды провел ночь в квартире у представителя интересов Мирославы Гонгадзе.

В заключение, хотелось бы прояснить вопрос: не утратил ли Мельниченко свой статус в США после приезда в Украину? За время пребывания в США Мельниченко так и не получил вида на жительство (Green Card), в отличие от своей супруги Лилии и Мирославы Гонгадзе. Для поездок за границу майор до сих пор использовал так называемый Refugee Travel Document – документ, который дает ему право на обратный въезд в США.

Известно, что Департамент по делам миграции США вправе поставить под вопрос статус беженца человека, посетившего страну, из которой ранее "бежал, опасаясь за жизнь".

Если это случится, срок действия Refugee Travel Document Мельниченко не будет продлен, и он не сможет покинуть США, предварительно не разобравшись с миграционными службами.

Это обстоятельство делает перспективы повторного приезда Мельниченко в Украину еще более туманными.
"Главред"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Последние новости.