11 октября 2004   13:34   1737

Как в Краматорске победили ветерана

Как в Краматорске победили ветерана

В сентябре Донбасс с помпой, присущей последним годам, отметил очередную годовщину освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Ветеранам охапками вручали цветы, организовывали для них поездки к мемориалам, говорили теплые слова на митингах... Но праздники миновали, и настали будни. Будни, в которых ветераны-фронтовики порой испытывают со стороны государства отношение, далекое от всяческой человечности.

История ветерана-фронтовика, кавалера одной из почетнейших боевых солдатских наград -- медали "За отвагу", армянина по национальности, участника боев за Донбасс Мартына Суреновича Шхяна уже не раз мелькала в газетах Краматорска. История, и впрямь, необычная.

Отличившись в бою, старший сержант Мартын Шхян получил от командования медаль "За отвагу". Награду, как водится, обмыли фронтовыми 100 граммами, а наутро -- снова в бой. И уж вполне естественно, что никто особо не всматривался тогда в наградное удостоверение Шхяна, где неизвестный штабной писарь то ли по неграмотности, то ли по лени небрежно и неграмотно черкнул фамилию бойца: "Шах'ян". Прошло больше полвека. В 2001 году Украина, наконец, вспомнила о материальном долге перед своими героями, и на свет появилось Постановление Кабинета министров "О пенсиях за особые заслуги перед Украиной", которым, в зависимости от степени "заслуженности", ветеранам стала полагаться прибавка к пенсии, и весьма приличная. Как и многие из немногих оставшихся ныне в живых фронтовиков, Мартын Суренович начал оформлять соответствующие документы, ведь 40 гривен для пенсионера -- деньги далеко не «лишние». И вот тут начались проблемы.

Собрав необходимые бумаги и обратившись в Управление труда и социальной защиты населения для начисления прибавки к пенсии, Мартын Шхян получил отказ «в связи с неточностью в написании фамилии» предоставленного удостоверения. Там же посоветовали обратиться в суд для подтверждения принадлежности ему документа. В суде, куда обратился Шхян, пришли к выводу, что наградное удостоверение, действительно, принадлежит Мартыну Суреновичу Шхяну, однако заявили, что «дело подлежит прекращению в связи с неподведомственностью», и предложили сделать запрос через военкомат в Главархив Министерства обороны России. Началось ожидание ответа. Девять месяцев.

Ответ пришел в начале августа нынешнего года. Прочитав его, старик сел и расплакался. Потому что, полностью подтвердив факт награждения, номер удостоверения и медали, россияне сообщили, что медаль «За отвагу» была вручена МартИну Суреновичу ШАхьяну. И, ознакомившись с бумагой, собес Краматорска признавать 80-летнего старика достойным прибавки к пенсии отказался категорически. Только посоветовали обращаться в суд. Но это, как уже было сказано выше, Мартын Суренович Шхян уже проходил…

Старик написал Президенту страны. Ответ из Администрации Президента Украины пришел 22 августа 2003 года, и какой ответ! В письме, за подписью руководителя Управления государственных наград и геральдики Владимира Репринцева сообщалось, что после запроса в Центральный архив Минобороны России, было принято решение: "В связи с тем, что в данное время внести исправления в документ к награде невозможно, подтверждаем, что имеющееся у вас удостоверение к медали "За отвагу" № 822360, оформленное на имя Шах'яна Мартына Суреновича, и медаль № 2270371 принадлежат Вам -- ШХЯНУ Мартыну Суреновичу". Естественно, радости ветерана не было предела. Но… Вот тут-то последовало неизвестное пока краматорской читающей публике продолжение издевательств над пожилым человеком.

С документами в руках Шхян отправился в Управление труда и соцзащиты. Там выяснилось, что положенная ветерану надбавка к пенсии составляет 24 гривны в месяц. Шло время, прибавка регулярно пополняла ветеранскую пенсию. Пока в июне нынешнего года в письме из Управления Пенсионного фонда Украины в Донецкой области Мартыну Суреновичу не сообщили, что ему назначена пенсия за особые заслуги перед Украиной, то есть за медаль, в размере 33% от прожиточного минимума с 1 сентября 2003 года, то есть 88,44 гривен. Итого, за 10 месяцев выплат мимо кошелька ветерана «ускользнуло» 640 гривен. А потом умные люди подсказали, что, раз прибавка к пенсии Шхяну положена с момента обращения в собес, то есть с октября 2002 года, значит, теперь государство ему обязано вернуть всё недоплаченное с той поры, то есть 2048 гривен. Однако в собесе отказали. Пришлось ветерану обращаться в суд. Лучше бы он этого не делал!

Управление труда и соцзащиты населения защищало интересы государства со знанием дела. Копнув архивы, выяснило, что Шхян награжден Орденом Отечественной войны второй степени, Орденом «За мужество», медалью «За отвагу». И… Вот оно! Согласно архивной справки, выяснилось, что медаль Мартыну Суреновичу вручили 12 мая 1945 года. Из материалов судебного дела: «Согласно приказа Верховного Главнокомандующего по войскам Красной Армии и Военно-Морского флота, от 9 мая 1945 года № 369, в Берлине представителями Германского верховного командования был подписан акт о капитуляции немецких вооруженных сил. Таким образом, боевые действия с Германией были прекращены 8 мая 1945 года. Следовательно, при вынесении решения Комиссией (о назначении прибавок к пенсии – Авт.) медаль «За отвагу» не была учтена по причине несоответствия фамилии истца, его имени с его паспортными данными, а также того, что истец награжден медалью «За отвагу» в мирное время».

В это самое «мирное время» стрелковая часть Мартына Суреновича Шхяна была переброшена из Берлина в Чехословакию, где шли ожесточенные бои с остатками засевших в лесах немецких войск. Штабы, наградные листы и писаря остались в Берлине. И вот четыре дня из мая 1945 года «отыгрываются» на ветеране только сейчас.
«Раз наградили уже в мирное время – значит, ни о какой прибавке не может быть и речи, -- заявили в суде представители Управления труда и соцзащиты населения, -- Шхян получает надбавку к пенсии в максимальном размере и в порядке исключения». То есть, сиди старик, и не «рыпайся», иначе вспомнят тебе дату капитуляции фашистов, и отберут даже то, что имеешь.

Выслушав стороны и ознакомившись с документами, суд в удовлетворении исковых требований Мартына Суреновича Шхяна отказал. На апелляцию старик подавать не стал – нет на это ни сил, ни финансовых возможностей. Да и знакомый адвокат, ознакомившись с материалами дела, по-человечески сказал: брось, мол, ничего не добьешься… Так что теперь в краматорском Управлении труда и социальной защиты населения (выделено автором) можно отмечать праздник: победили-таки старика, выиграли дело!

Есть у писателя Викентия Вересаева маленький рассказ о случае из практики знаменитого московского адвоката прошлого века Федоре Плевако. Старушка украла чайник, стоимостью дешевле 50 копеек. Прокурор решил заранее парализовать влияние защитительной речи Плеваки и сам высказал всё, что можно было сказать в защиту старушки: бедная, горькая нужда, кража незначительная, подсудимая вызывает не негодование, а только жалость. Но – собственность священна, всё наше гражданское благоустройство держится на собственности, если мы позволим людям потрясать её, то страна погибнет. Поднялся Плевако:

Много бед, много испытаний пришлось претерпеть России за ее существование. Печенеги терзали её, половцы, татары, поляки. Всё вытерпела, всё преодолела Россия, только росла и крепла от испытаний. Но теперь, теперь… Старушка украла старый чайник ценой в тридцать копеек. Этого Россия, уж конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно!

Оправдали.

Вот так же и в истории с Мартыном Суреновичем Шхяном. Погибнет, видать, бюджет всей страны, рухнут основы, и небо свалится на землю, ежли вдруг, вопреки дате капитуляции проклятых фашистов, добавят старику кровью заработанных деньжат. Немецкий снаряд вырвал у него из бедра кусок бедра, человек дрался за Донбасс. Победил. Теперь вот победили его.

Грустно и гадко всё это, и бессмысленно-жестоко, господа.

Виталий Выголов
Виталий Выголов, газета "Привет"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Loading...