16 мая 2004   16:20   2118

Интервью с чемпионом мира по шахматам Русланом Пономарёвым

Интервью с чемпионом мира по шахматам Русланом Пономарёвым
Звезды, как пел Макаревич, "не ездят в метро"... Оказалось, ездят, еще как ездят. Нашего нынешнего собеседника, действующего чемпиона мира по шахматам Руслана Пономарева, мы заметили одиноко стоящим в вагоне киевского метрополитена, который "шуровал" в направлении Петровки. Честно признаемся, мы удивились. Трудно себе представить, что, например, Гарри Каспаров или Анатолий Карпов могут вот так запросто разъезжать по Москве.

Как выяснилось, не страдает Руслан и "звездной болезнью", которой подвержены многие люди в его возрасте (а сейчас ему двадцать лет) и с такими регалиями. Уже в 17 лет он входил в число 25 сильнейших шахматистов мира, а звание международного гроссмейстера получил в 1999 году. Но настоящий триумф пришел к молодому украинцу два года назад, когда он, сыграв вничью белыми фигурами со своим соотечественником Василием Иванчуком в седьмой партии финального матча чемпионата мира по шахматам, который проходил в признанной столице шахматного мира Москве, стал самым молодым в истории обладателем мировой шахматной короны. Призовой фонд матча, кстати, составил $750 тыс., из которых Руслан получил $500 тыс. Пономарева тогда носили на руках, но со временем ажиотаж вокруг него как-то поутих. О Руслане стали говорить все реже и реже. То, что тучи вокруг Пономарева сгущаются, стало ясно, когда ему присудили поражение за сработавший мобильный телефон во время партии с малоизвестным шведским шахматистом на командном чемпионате Европы в болгарском Пловдиве. А затем началась "бесконечная" история с Кирсаном Илюмжиновым, которая длится до сих пор и уже стала притчей во языцех. Недавно в ней появился новый сюжет. Об этом, а также о своих отношениях с президентом ФИДЕ, Гарри Каспаровым, кризисе в мировых шахматах, путях его разрешения и многом другом чемпион мира рассказал нашей газете. На встречу в редакцию он прибыл прямо из коридоров нашей спортивной власти.

Какие вопросы вы решали в Спорткомитете?

— Я встречался с президентом Федерации шахмат Украины Виктором Петровым. Мы обсуждали два вопроса: подготовку заявления от имени Спорткомитета на имя Кирсана Илюмжинова по поводу ситуации, которая сложилась с чемпионатом мира. Кроме того, 6 мая состоялось заседание исполкома Украинской шахматной федерации, где рассматривалось мое предложение организовать матч-турнир за звание абсолютного чемпиона мира, с помощью которого, на мой взгляд, можно преодолеть кризис в шахматном мире, разразившийся не без участия ФИДЕ. Естественно, я рассчитываю на соответствующую поддержку и со стороны Федерации шахмат Украины.

Какова главная идея вашего турнира?

— Главная проблема мировых шахмат, по моему мнению, заключается в том, что существует очень много систем определения сильнейшего игрока: чемпион мира по версии ФИДЕ, чемпион мира по классическим шахматам, чемпион по быстрым шахматам… Из-за этого и возникают споры и разногласия. Ситуация осложняется отсутствием четкого календаря соревнований. 18 июня начнется шахматный чемпионат в Ливии, а что дальше? Неизвестно. Опять же то, что предлагает провести в Ливии ФИДЕ, сложно назвать чемпионатом мира в полном смысле данного слова. Это, скорее, турнир по отбору претендента на поединок с Гарри Каспаровым, который объективно не будет соответствовать спортивным принципам соревнований такого уровня. Поэтому не случайно кроме меня подписать контракт по поводу участия в этом "мировом первенстве" отказались все чемпионы мира по версии ФИДЕ — индиец Виши Ананд, россиянин Владимир Крамник и другие ведущие игроки, которые входят в первую десятку сильнейших шахматистов планеты.

Я же предлагаю организовать матч-турнир с участием ведущих игроков мира. Его можно провести зимой в конце этого или в начале будущего года. Предполагаемый формат: 6—8 достойных участников. И когда таким образом соберется истинная элита шахматного мира и в честной борьбе выяснит, кто из них сильнейший, то все споры об объективности системы определения чемпиона мира прекратятся. Кто победит в этом соревновании, тот и станет абсолютным чемпионом. А игрок, который завоюет первое место в Ливии, может считаться только победителем по версии ФИДЕ, но никак не абсолютным чемпионом мира.

Кстати, мой турнир не будет мешать проведению ливийских соревнований, поскольку я считаю, что в любом случае не стоит срывать шахматные чемпионаты, раз уж они запланированы. Кроме того, осенью должен состояться матч между Крамником и венгром Петером Леко за первенство по классическим шахматам, и не хотелось бы этому мешать.

Вы не считаете, что, может быть, просто следует вести себя более жестко с Илюмжиновым и Каспаровым?

— Знаете, Гарри Каспарову такой шахматный расклад сейчас выгоден, поскольку только его интересы по-настоящему защищает ФИДЕ. Почему Илюмжинов договорился с Каспаровым? Мне кажется, Кирсану было очень важно заполучить к себе Каспарова, пригласить его в Калмыкию, потому что у него на носу были президентские выборы в республике, а также выборы президента ФИДЕ. Поддержка Каспарова, который после нескольких лет конфронтации с Международной федерацией шахмат перестал негативно отзываться об Илюмжинове, сыграла значительную роль в политической и шахматной карьере президента Калмыкии, выставила его этаким объединителем.

Можно предположить, что президент Кирсан Илюмжинов "купил" шахматиста Гарри Каспарова?

— Знаете, отношения между этими людьми всегда были очень сложными. Всем известно, что в 1993 году Каспаров демонстративно вышел из ФИДЕ и создал собственную ассоциацию. За время ее существования он сыграл два матча: один выиграл, а второй проиграл Крамнику. Возможно, это и стало неким толчком для нового сближения с ФИДЕ, хотя раньше Каспаров публично заявлял, что эта организация существует на незаконные средства. По большому счету, то, что сегодня делает Гарри Каспаров, можно назвать политикой двойных стандартов.

А когда вы последний раз встречались с Илюмжиновым?

— Это было в Москве в преддверии моего несостоявшегося поединка с Каспаровым, и наш разговор закончился тогда в пять часов утра. Мы обсуждали условия матча в Буэнос-Айресе. Мне тогда показалось, что нам удалось найти общий язык. Была даже составлена декларация о совместных действиях. Но в дальнейшем выяснилось, что переговоры — это одно, а реальные шаги — совсем другое. Я вел переговоры с Илюмжиновым самостоятельно, без помощников и адвокатов. Другими словами, играл на чужом поле. И со всеми его предложениями согласился. Потом выяснилось, что этого было мало…

Кто сейчас занимается вашей юридической и организационной поддержкой, для того чтобы избежать повторения подобных ситуаций? Чувствуете ли вы поддержку своей страны?

— Я уже написал письмо Президенту Украины. Общался и с Сергеем Бубкой по поводу обращения в Международный олимпийский комитет. Чувствуется, что они с пониманием реагируют на мою ситуацию, но пока позиции Украины в этом плане слабоваты. В общем-то, можно сказать: я, как Дон Кихот, сражаюсь в одиночку. Но надеюсь, что в письмах, направленных руководству нашей страны, а также в своих выступлениях в прессе я обозначил приемлемый вариант выхода из кризиса. Мне все-таки не хочется решать этот вопрос силовым, ультимативным путем. Хотя уже есть достаточно фактов для обращения в Арбитражный спортивный суд в Лозанне. Но, думаю, вряд ли это пойдет на пользу шахматам. Да и сам бюрократический процесс разборок довольно долог и неприятен. Поэтому пока я ищу нормальное решение проблемы и выступаю со своим видением урегулирования шахматного кризиса.

Надеюсь, что моя идея матча-турнира довольно логична и компромиссна. Она может быть поддержана Украиной, и к ней с пониманием отнесется мировая шахматная общественность. Но кроме этого турнира необходимо подумать и над следующей проблемой: почему в шахматах возникают такие разногласия? На мой взгляд, главная причина — это отсутствие единых, четких правил проведения мирового чемпионата, которые соблюдались бы всеми, независимо от званий. Если бы они существовали, то и шахматисты, и организаторы турниров были бы спокойны. В таком случае и ФИДЕ могла бы вести открытый диалог со спонсорами, составлять приемлемый календарь проведения турниров. Я хочу и свою идею проведения чемпионатов предложить — после того как зимой будет определен единственный чемпион мира.

Но об этом надо говорить заранее, а не ждать матча-турнира. Ведь у нового чемпиона мира могут проявиться свои амбиции, он может создать какую-то собственную организацию и станет претендовать на управление мировым шахматным процессом. Если бы я стал абсолютным чемпионом, то, возможно, и у меня тоже появилось бы подобное искушение. Поэтому подстраховаться следует заранее, ведь шахматисты — люди эгоистичные. Хочется быть подольше первым. И то, что сегодня существует аж четыре чемпиона мира, это скорее бизнес-проект ФИДЕ, чем реальное отражение ситуации в шахматном мире.

А сами вы работаете над усовершенствованием регламента? Или у вас есть команда, которая вам помогает?

— Конечно, самому просто физически всего не охватить. У меня те же помощники, что были и раньше. Это в первую очередь болгарин Сильвио Данаилов.

Может быть, все дело в вашей молодости? Вас просто не хотят признавать "старшие товарищи"? Такая своеобразная "шахматная дедовщина"…

— Мне кажется, что если чемпионаты мира будут проходить ежегодно, то подобные предположения потеряют смысл. На мой взгляд, высокие результаты подтверждаются хорошей игрой, а не заявлениями типа: "Я самый первый в шахматах!".

Когда вы в последний раз играли в официальные шахматы?

— В ноябре прошлого года. Но я надеюсь найти общий язык с организаторами чемпионата вне зависимости от персоналий.

А вы никогда не задумывались над тем, что, может быть, стоит себя кому-то выгодно "продать", уйти, как говорится, "на Запад" и жить спокойно? Как вы относитесь к такому способу решения проблемы?

— В шахматах пока не очень распространена подобная практика. Интерес должен быть взаимным: не только от меня должна исходить инициатива, но и от другой стороны. Спонсор должен понимать, для чего он это делает, и заранее просчитывать прибыль от своих вложений. А шахматы, в отличие от футбола или бокса, — игра, скажем так, не публичная. Соревнования шахматистов не собирают многомиллионных аудиторий зрителей. Кроме того, царящая сегодня в шахматном мире неразбериха не способствует налаживанию такого рода отношений. Хотя когда я готовился к матчу с Каспаровым, мне поступали подобные предложения от компании LG. Но они рассчитывали, что матч состоится в Буэнос-Айресе и это будет по-настоящему яркое зрелище.

Кроме вас участвовать в турнире в Ливии отказались около десяти ведущих шахматистов мира. Вы согласовывали с ними свою позицию, или каждый действовал самостоятельно?

— Честно говоря, я еще раньше заявил о своей позиции и отказался подписывать контракт с ФИДЕ. Написал письмо в Ассоциацию шахматных профессионалов, в котором четко объяснил суть своей позиции. Если уж мы станем молчать, то что тогда остается делать рядовым или начинающим шахматистам? Кроме того, я направил предложения насчет участия в зимнем турнире Леко, Крамнику, Каспарову и Ананду, но официальных ответов пока не получил.

Вы сказали, что шахматисты — очень эгоистичные люди. Существуют ли какие-то личные, дружеские отношения между чемпионами?

— Контактов, конечно, не избежать, ведь проводятся совместные тренировки, спарринги, матчи, турниры. Но большой дружбой это назвать сложно, хотя нормальные, уважительные отношения существуют.

А кто из шахматных "королей" вам наиболее импонирует? С кем вы больше всего общаетесь?

— Ой, я уже боюсь кого-то назвать. А то начнутся "репрессии" со стороны ФИДЕ… Но если серьезно, поддерживаю связь с нашим Сергеем Карякиным, болгарином Веселином Топаловым. Вообще-то я человек мирный и ни с кем не конфликтую.

Даже с Каспаровым?

— У него вообще очень специфическая манера поведения… Даже редко с кем здоровается. Ощущение такое, что если он протянет тебе руку, это будет невиданная для тебя честь.

Понятно. Такой вопрос: матчи человека с компьютером имеют какой-то смысл, или это просто шоу? Кстати, вам не предлагали сыграть, как Каспарову, с шахматной машиной? Зачем вообще человеку играть с машиной?

— В первую очередь это популяризация шахмат. Когда Каспаров в свое время выиграл у компьютера, о его победе много говорилось в прессе и наблюдался повышенный интерес к шахматам во всем мире. Это правда.

Да, Илюмжинов обещал организовать матч между мной как чемпионом мира по версии ФИДЕ и суперкомпьютером… Но не сложилось. А с компьютером я играю, но так, для себя. В плане тренировки это полезно и интересно: есть специальные шахматные программы. Кроме того, если чувствуешь, что проигрываешь, то компьютер можно всегда выключить (смеется).

А не извращает ли такой подход саму суть игры? Все-таки шахматы — интеллектуальная игра людей, а не машин.

— Думаю, это позволяет разработать научный подход к шахматной игре. Мне вот лично самому интересно, почему и по какой причине шахматист принимает то или иное решение. Почему он ошибается. С помощью компьютера можно провести подобный анализ. Кстати, во многих странах игре в шахматы обучают в школах на факультативных уроках, поскольку они развивают логическое и ассоциативное мышление. Мне кажется, было бы здорово, если бы подобная практика прижилась и в Украине. Может, для этого надо в Партию регионов вступить?

О, в связи с этим у нас вопрос: вас пытались втянуть в политику? Вот вы упомянули Сергея Бубку. Но ведь он не только легендарный спортсмен, но и народный депутат. Опять же, партийный деятель.

— Мне еще рановато заниматься политикой, поскольку не успел четко определиться со своими убеждениями.

Шахматы считаются мужской игрой. А вам часто встречались сильные женщины-шахматистки? Такие, к примеру, как венгерка Юдит Полгар? Кстати, вы с ней лично знакомы?

— Конечно, знаком. И даже играл с ней. Но мне, честно говоря, тяжеловато с женщинами играть. Когда сидишь рядом с шахматисткой, то мысли поневоле уходят в сторону от игры...

Можно сказать, что в Украине есть своя шахматная школа? Как вообще вы оцениваете состояние шахмат в Украине?

— Если коротко, то состояние тяжелое. У нас есть и чемпион, и вице-чемпион мира. В этом отношении Украина даже обогнала Российскую Федерацию. Знаете, я сам этого не ожидал, поскольку именно Россия всегда завоевывала первенство на шахматных олимпиадах. Опять же, у нас есть и молодые таланты. Например, Сергей Карякин. Но вот популяризации шахмат в Украине нет. Месяц назад благодаря поддержке столичного мэра Александра Омельченко я переехал в Киев, получил здесь квартиру. Огляделся и увидел: четырехмиллионный город, европейский мегаполис, а шахматный клуб за 12 лет независимости в столице так и не был организован. И за все это время Киев ни разу не выставил свою команду на клубном чемпионате страны. Я планирую встретиться с Омельченко и надеюсь, что он поддержит мою идею создания столичного шахматного клуба.

Все-таки у нас есть много сильных игроков, но они выживают поодиночке. С помощью нового клуба можно было бы объединить усилия всех сильнейших шахматистов сначала Киева, а потом и всей Украины. Это надо делать. А пока очень редко проводятся встречи любителей с ведущими украинскими шахматистами, мало организовывается сеансов одновременной игры.

Наверное, необходим личный пример?

— В принципе, я пытаюсь возродить подобные традиции. И когда в Ялте готовился к матчу, то находил время встречаться с крымскими шахматными энтузиастами. Проводил сеансы одновременной игры и у себя в Краматорске. Последний раз на мою творческую встречу собрались шахматисты со всей Донецкой области. Но проблема все-таки в том, что кто-то должен системно заниматься организацией таких мероприятий, желательно на государственной уровне. Было бы идеально, чтобы этим озаботились Спорткомитет и Федерация шахмат Украины. Но пока они не очень хотят заниматься подобными вещами. Возможно, по причине недостаточного финансирования: шахматы ведь не олимпийский вид спорта. Пока все делается на энтузиазме.

Во что, кроме шахмат, вы играете?

— Да во что угодно. Умею играть и в бридж, и в преферанс, и в "дурака".

И что, находятся люди, которые не боятся с вами играть?

— Вообще-то шахматисты любят поиграть. Я знаю, что, например, Карпов — большой поклонник карточных игр. У него есть своеобразный талант: он очень быстро улавливает основной алгоритм новой игры и разрабатывает стратегию своих действий. Может, сразу чемпионом по бриджу он не станет, но больших успехов достигнет быстро — это точно.

Вы азартный человек? В казино ходите?

— Нет, в казино не хожу. Я к этим заведениям отношусь с прохладцей. Мне кажется, что в казино играть не слишком интересно. Не совсем спортивно, что ли…

А хобби есть у чемпиона мира?

— Есть не хобби, а, скорее, желание все время учиться чему-то новому. Например, приготовить какое-то блюдо. Или вот даже самому, без посторонней помощи, завязать галстук. Год назад, на сборах в Крыму, я захотел научиться ездить на велосипеде. Раньше у меня велосипеда никогда не было, а теперь, можно сказать, это хобби. Еще завел у себя дома 11 кактусов. Правда, они еще очень маленькие. Мне хочется за ними ухаживать. Кстати, пересаживать их очень трудно — они же колючие! Но все равно интересно смотреть, как они растут, а может, один из них и зацветет.

Вы пришли в редакцию без охраны, чем нас несколько удивили. У вас что, нет атрибутов "звезды": личной охраны, автомобиля?

— Охраны у меня действительно нет — она мне без надобности. Кого мне пока бояться?

Поклонниц, к примеру… Вас на улице узнают?

— Бывает. Иногда подходят, просят автограф. Иногда идут следом, присматриваются, потом осторожно подходят и интересуются, не тот ли я самый Пономарев. Но в общем это приятно. Хотя квартира у меня, конечно, под охраной. Дом — это моя крепость, и туда кто попало не войдет.

Сколько часов в день вы проводите за шахматами?

—Если честно, то в последнее время маловато. Много времени занимают организационные и юридические вопросы, хождение по инстанциям. Это не совсем мое дело, но кому-то же надо его сделать! А сидя дома ничего не добьешься. Но когда я готовился к серьезным матчам, таким, как матч с Каспаровым, то у меня был очень напряженный график, занимался по 6—8 часов ежедневно только шахматами. А ведь еще есть специальная физическая подготовка. Все остальное полностью исключил из жизни, даже телевизор и интернет.

А что для вас самое интересное в интернете? На какие сайты заходите чаще всего?

— Интернет — это самый удобный способ получения информации. И самый оперативный. Всегда можно посмотреть новые шахматные партии. Когда закончился командный чемпионат России по шахматам, я сразу смог посмотреть и партии, и результаты. Есть у меня мысль создать и собственную страничку в интернете. Чувствую, это необходимо: чтобы как можно большее число людей знало о моей позиции.

Есть ли у чемпионов специальный режим? Диета?

— В принципе, есть определенная схема, и я по возможности стараюсь ей следовать. Не всегда, правда, получается. В настоящее время стараюсь не менее двух часов в день заниматься шахматами. Но бывает, уйдешь из дома рано утром и только вечером вернешься. Тут уж не до шахмат.

Существует легенда, что Алехин мог выигрывать партии с закрытыми глазами. Вы думаете, возможно играть вслепую, или это шахматный миф?

— Думаю, возможно. Кажется, мировой рекорд — примерно 60 партий, выигранных вслепую. Рекорд был установлен венгерским мастером Яношем Флешем. Ему поставили диагноз — рак и сказали, что он сможет прожить не более двух месяцев. Флешу захотелось оставить свой след в истории. Решил провести сеанс одновременной игры вслепую… Прошло несколько дней, и врачи, которые его обследовали, не нашли ни единого признака страшной болезни. Он пережил во время игры на шестидесяти досках настолько сильный стресс, что вылечился от недуга.

Есть еще одна легенда, которая тоже связана с Алехиным. Великий шахматист на все матчи брал с собой огромного кота — в качестве талисмана. У вас есть подобный талисман?

— В принципе, нет. Я не особо верю в приметы. Но иногда стараюсь следовать некоторым неписаным правилам. Случается, и в Церковь хожу: я же все-таки крещеный человек. Верю в существование положительной энергии и стараюсь ее накопить. Хотя знаю, что у некоторых шахматистов, особенно у молодых, есть свои счастливые талисманы: любимая ручка, с помощью которой записываются партии, или одежда, в которой один раз выиграл и каждый раз одеваешь перед очередным турниром.

Есть ли у вас увлечения в спорте помимо шахмат?

— Я пробовал и футболом заниматься, и плаванием, и дзюдо, настольным теннисом и велосипедным спортом. Еще йога была. Стараюсь разнообразить свою спортивную жизнь: когда одно не получается, можно на другое "переключиться".

После возвращения из Москвы, где вы на пару с Василием Иванчуком "поставили на уши" весь шахматный мир, не сложилось ли у вас впечатления, что Украина не готова к такому триумфу? Не возникало желания махнуть рукой на все и уехать?

— Для меня самого успех стал большой неожиданностью. Надо было это пережить, привыкнуть к новой жизненной ситуации. Победа свалилась на меня как снег на голову. То, что я стал чемпионом мира, — это плюс. То, что в моей жизни после этого возник хаос, — наверное, минус. Пока со всем разберешься… Что касается отъезда из Украины... Когда мне было лет 12, такой вопрос действительно стоял: надо было расти профессионально, совершенствоваться. Были и финансовые трудности. Даже чуть в Калмыкию не сорвался. Правда, нашлись добрые люди в лице руководства кондитерского концерна "АВК", которые убедили меня не уезжать из Украины, поддержали и морально, и финансово. Сейчас живу в Украине. Я все-таки чувствую, что здесь нужен.

Беседовали Ирина Гаврилова, Константин Николаев, Александр Сергий, Владимир Скачко, Александр Юрчук

Версии.сом
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Loading...