11 апреля 2006   11:22   1213

Петр Порошенко: «Пребывание Юлии Владимировны на посту премьера опасно для экономики и демократии»

Петр Порошенко: «Пребывание Юлии Владимировны на посту премьера опасно для экономики и демократии»
«Оранжевой коалиции – так! Тимошенко-премьеру – никак!».

Примерно с такой мантрой просыпается и засыпает Петр Алексеевич Порошенко…

Рецепт коалиционного борща, предлагаемый одним из временно отстраненных от власти (но отнюдь не потерявшим влияние, как минимум партийное) прост: берешь Программу Президента, на которой, как на кости, заваривается крутой бульон. Бросаешь крупно порезанное мясо «нашеукраинцев». Добавляешь мелко порубленных на буряк, картошку и капусту социалистов и слегка присаливаешь БЮТовцами. Главное, чтобы Юлия Тимошенко не всплыла, а, как и положено соленой соли, растворилась без крупинок. Кушать горячим. Долго не хранить: в условиях парламентско-президентской республики продукт быстро портится.

Если серьезно, то именно Петр Порошенко впервые произнеc то, о чем думают все в «Нашей Украине»: коалиции с премьером Тимошенко не будет. И никакого перца?

«Партия не влияла ни на одно властное решение»

- Петр Алексеевич, рада НСНУ приняла решение о формировании оранжевой коалиции. Могли бы вы прокомментировать это решение учитывая мнение многих аналитиков, небезосновательно полагающих, что оранжевая коалиция – это самообман, поскольку конфликт, заложенный между ее участниками, рано или поздно приведет к внутреннему взрыву?


- Я могу утверждать, что силой, которая похоронит оранжевую коалицию, будет точно не «Наша Украина».

- То есть, такой силой будет Юлия Тимошенко?

- Я не намерен расписываться за слова и поступки Юлии Владимировны, тем более, будущие. Но уверен, что «Наша Украина» будет до конца стоять за оранжевую коалицию. Хотя сегодня она оранжевая по цвету условно. Мороз под розовыми знаменами. Юлия Владимировна Тимошенко с идеями солидаризма - под красно-белыми. Вообще, какая у нее мотивация, кроме амбиций, подогретых отдельными политиками, которые не прошли в Верховную Раду …

- Это вы об Александре Волкове сейчас говорите?

(задумался) Это не о Волкове, а о других.

- Дело в том, что между эйфорией Майдана и сегодня тоже было время, время неоднозначных отношений между «Нашей Украиной» и БЮТ, между лично вами и лично Тимошенко, не так ли? Этого ведь нельзя отрицать, ни вычеркнуть, ни забыть.

- Именно понимая это, мы пройдем до конца путь к объединению, пройдем только для того, чтобы продемонстрировать, что мы честны и открыты. И, к моему глубокому сожалению, система пустых технологических обвинений, сделанных в наш адрес в одностороннем порядке, уничтожила не только нас, она уничтожила всех. В том числе и тех, кто это делал, и тех, по чьему заказу делал.

- Если вы имеете ввиду Александра Зинченко и Юлию Тимошенко, то последнюю вряд ли можно назвать уничтоженной.

- Борьба со своими партнерами бесследно не проходит. Рано или поздно, но судьба накажет за это. И чтобы разорвать этот замкнутый круг, мы (читай – «Наша Украина») готовы начать с чистого листа, все - tabula rasa.

Среди оранжевых нет победителей и побежденных. Победителем кампании является Партия Регионов, остальные заняли второе, третье места и так далее. Кто-то говорит, что была фальсификация, кто-то говорит, что этого не было. Можно все это долго выяснять, но нужно перевернуть страницу. Сегодня нужно согласовывать принципы формирования коалиции, программу деятельности, процедуру принятия решений и нести ответственность за все решения, которые принимаются. Чтобы не допустить ситуацию, когда наша партия прошла избирательную кампанию без возможности влиять на какие-либо решения. Вот я сегодня могу заявить о том, что партия не влияла ни на одно властное решение.

«Мы не находимся, и, уверяю вас, не будем находиться в положении капитулировавшей политической силы»

- Хорошо, давайте с чистого листа. Допустим, я поверю в искренность чувств, когда вы обнимете Юлию Тимошенко, она обнимет вас…


- На самом деле это самое легкое. Выходя не так давно из студии 5-го канала, мы благополучно обнялись, улыбнулись, сфотографировались и задекларировали, что все забыли. Факт объятий не решает проблемы.

- Конечно. Как решать системные проблемы видения развития страны между блоком «Наша Украина» и блоком Юлии Тимошенко?

- Это не разрешимо.

- То есть?!

- Мы не готовы уступать по принципиальным вопросам. Мы считаем, что коалиция может быть создана для выполнения программы Президента, а в этой программе четко расписано, как и куда должна двигаться страна.

- Реприватизация, социальный бюджет, НАТО, продажа земли – как можно урегулировать эти программные расхождения в рамках оранжевой коалиции?

- Можно, и совершено правильно вы говорите, что для начала нужно говорить не о кандидатуре министра, премьер-министра или спикера, а нужно говорить о принципах. Я не хочу начинать диалог с политической силой, которая говорит, мол, ребята, давайте, мы с премьер-министром определимся, а там мы на все согласны. Значит, или народ Украины, или политическую силу держат за идиотов. Или вторая позиция: ребята, мы окажем вам честь тем, что мы вообще возглавим коалицию, у вас же есть один вариант: быстро сдаться, и поддержать все наши предложения. Извините, но мы не находимся, и, уверяю вас, не будем находиться в положении капитулировавшей политической силы. Мы уверены, что без «Нашей Украины» большинство в Верховной Раде создать не-воз-мож-но. И все без исключения политические лидеры должны понять это и умерить свои амбиции.

- Давайте вернемся к программным позициям. Согласна ли «Наша Украина», например, на денонсацию газовых соглашений?

- Это ерунда! О чем вы говорите? Какая денонсация газовых соглашений? Есть абсолютно объективное и здравое требование: ликвидация посредника, который как злой рок преследовал Украину с 1996 года, с начала нашей независимости и достиг своего апогея во времена премьера Лазаренко и посредника Тимошенко, как главы ЕЭСУ. Они создали эту порочную систему в экономике Украины, которая фактически не позволяла промышленности Украины стать конкурентоспособной, и, к сожалению, она не ликвидирована и по сей день.

Идем дальше. Россия приняла решение о повышении цены на газ для Белоруссии. Притом, что Белоруссия имеет свой транзитный потенциал, цена для Белоруссии будет составлять свыше ста долларов. Кто хочет теперь поиграть в денонсацию? Пожалуйста! Неужели и сейчас непонятно, что единственной гарантией безопасности страны является диверсификация энергоснабжения? Именно поэтому Петр Порошенко не по Европам катался, а был в Ираке, в Иране, организовал встречу министров топлива и энергетики пяти государства с приглашением России, чтобы было понятно этот проект не антироссийский. Вот таким образом решается проблема газовых соглашений. Когда у нас будет возможность получать альтернативный газ из Ирана, Ирака или России, и даже если этот газ будет стоить не 95 долларов за тысячу кубометров, а 120, это будет выгодно. Поэтому энергетическая политика не должна сводиться к оценке качества соглашений, которые были подписаны Ивченко и Плачковым, мне не интересно обсуждать профессионализм Ивченко и Плачкова. Будет новое правительство, которое будет строить новые прагматичные и эффективные отношения с Россией. В том числе, и в газовой сфере.

- Петр Алексеевич, это все совершенно понятно, как понятно и то, что одно дело – факты, другое – риторика. Наверняка и Юлия Тимошенко понимает, что денонсация газовых соглашений, как и разговоры о реприватизации, наносят огромный ущерб стране, влечет потерю инвесторов, ухудшение инвестиционного климата и массу других проблем.

- Я могу высказаться в защиту Юлии Владимировны?

- Конечно.

- Позвольте мне заявить о том, что Юлия Владимировна в разговорах о реприватизации летом 2005 года была совершенно серьезна. Я присутствовал на совещании, которое она проводила. Там были: Юлия Владимировна Тимошенко, Сергей Терехин, Крупко как министр Кабинета Министров, Порошенко, еще кто-то… И мы обсуждали проект закона, который был разработан Терехиным, в котором на основании, если я не ошибаюсь, 41 статьи Конституции, ряд предприятий будут реквизированы без суда и переведены в государственную собственность без выплаты компенсаций. Это на полном серьезе обсуждалось! И моя фраза о том, что есть судебная власть, и выходить публично с этим бредом – значит дискредитировать не Терехина и Тимошенко, а страну, к счастью была воспринята Юлией Тимошенко, которая тогда одумалась и сегодня допускает реприватизацию только через суд. Но, в конечном итоге, использование механизма государственной власти для перераспределения собственности не приемлемо, хотят большинство, наверное, думает иначе.

- Взять, забрать и поделить?

- Вынесите сегодня вопрос реприватизации на референдум, при всем моем уважении к интеллигентности и образованности нашего избирателя, он выскажется за передел собственности. Это естественно для простого человека. У него есть — у меня нет, давайте перераспределим.

- Какая из политических сил в оранжевой коалиции будет гарантировать неприкосновенность частной собственности, гарантированной, кстати, Конституцией?

- Президент будет гарантировать. У него достаточно полномочий.

- Это будет выдвинуто как требование? Юлия Тимошенко его услышит?

- Я не хочу ни как политик, ни как один из лидеров «Нашей Украины», ни просто как гражданин зависеть от того, что услышит Юлия Владимировна! Не хочу зависеть от блажи одного конкретного человека, пусть даже обаятельной женщины. Если серьезно, я вынес на Совет партии предложение о недопустимости использовании авторитарных методов руководства в управлении экономикой. Совет это принял. Мы не можем иметь демократию в политике и тоталитаризм в экономике, это несовместимые вещи. Это предложение было внесено переговорной группе, как обязательное условие при обсуждении коалиционных предложений.

- Еще какие условия выдвигает «Наша Украина» в этой коалиции?

- Очень много условий. Но я уверен, что группы, участвующие в переговорах со стороны всех политических сил, выработают документ, приемлемый для всех.

«Мы очень бы хотели, чтобы Президент прислушивался к позиции партии»

- Перейдем от разногласий программных к разногласиям политическим. Когда-то Безсметрный сказал, что «когда мы говорим «Наша Украина» — подразумеваем Президент, говорим Президент — подразумеваем «Наша Украина». Это одно и то же для вас? Мы можем принять такую позицию за систему координат?


- В партии, безусловно, принимается во внимание позиция Президента, и воспринимаются все рекомендации, высказанные им. Но, мы бы очень хотели, чтобы Президент прислушивался к позиции партии. Как вы знаете, я с Президентом работал в течение пяти лет и, по экономическим позициям, у меня с ним никогда не было расхождений ни по поводу налоговой реформы, ни бюджетной, ни жилищно-коммунальной либо военной.

- Вы лично верите, что нынешний бюджет под силу выполнить любому правительству?

- Я считаю, что его можно выполнить.

- За счет чего? За счет продажи очередной «Криворожстали» и «проедания» денег?

- Нет. Я совершенно четко знаю, какие позиции можно подтянуть через инструменты таможенно-тарифного урегулирования, какие скрытые резервы заложены в налоговом планировании. Опять же, можно выполнить бюджет за счет внедрения земельных аукционов, и путем справедливой арендной платы наполнить корзину местных бюджетов.

- Очень интересно увидеть, как коалиция социалистов и «Нашей Украины» будет голосовать за продажу земли.

- Нормально будет голосовать, без сбоев.

- Откуда такая уверенность? Ведь не продажа земли – программная цель СПУ, почему вы думаете, что «Наша Украина» от своих целей не отступит, а все остальные – могут?

- Да никто не собирается посягать на программные цели СПУ! Одно дело сельскохозяйственная земля, с продажей которой на этом этапе, допускаю, нужно повременить. Другое дело – продажа земельных участков на территории населенных пунктов, которая давно и с успехом происходит, но кулуарно. В свое время, комиссия Совета национальной безопасности и обороны по вопросам землепользования только за два месяца работы вскрыла 80 тысяч гектаров земли на миллиарды долларов! Мы забрали эти земельные участки, вернули их в заповедники без громких заявлений, пиара и скандалов. И я знаю, что сегодня мы можем абсолютно спокойно выходить на земельные аукционы, которые эффективно может проводить Фонд государственного имущества в том числе, возглавляемый представителем Социалистической партии Валентиной Петровной Семенюк.

«Порошенко никогда не требовал для себя каких-то должностей»

- Петр Алексеевич, понятно, что если бы вы стали премьером, то разобрались бы во всех вопросах…


- Заметьте: Порошенко никогда не требовал для себя каких-то должностей.

- Допустим. Но коалиция же должна определиться с кандидатурой премьера. Кто бы это мог быть, на ваш взгляд?

- Я действительно не понимаю, почему у нас создание коалиции должно идти только путем трудоустройства? Это что, какое-то бюро по трудоустройству? Почему, если предложение по портфелям устраивает ту или иную политическую силу, то все должны быстро бежать и создавать коалицию? Ну, разделили портфели, устраивает, что один премьер, другой спикер (намек на совместную пресс-конференцию Тимошенко и Мороза)? Ради Бога, формируйте, работайте, берите на себя ответственность.

- Значит ли это, что вас не устраивает, что должность спикера получит Мороз?

- Нет, не значит. Пожалуйста, Мороз — спикер. Или Мороз — премьер. Вот если я выйду и скажу, что Петр Порошенко страстно желает, чтобы премьер-министром Украины стала Тимошенко, то вы все равно не поверите. Поэтому и говорю: я, безусловно, за оранжевую коалицию альтернативы ей нет. Но пребывание Юлии Владимировны на посту премьер-министра опасно для экономики государства и для демократии.

- Опасно даже при четко выписанных документах в рамках коалиции?

- В любом формате.

- Где логика? Ведь если Юлия Тимошенко становится премьером, решаются минимум две проблемы «Нашей Украины». Во-первых, Тимошенко она не уходит в оппозицию, и не пытается инициировать досрочные президентские выборы. Во-вторых, если всем вместе не взяться за дело, то при нынешнем бюджете ни один премьер не сможет войти в историю как экономический гений. Значит, появится надежда, что рейтинг Юлии Владимировны завалится. Не это ли нужно «Нашей Украине»?

- Нам нет дела до рейтинга Тимошенко, тем более, что мы понимаем: завалится не Тимошенко, завалится экономика Украины. И я не буду аплодировать и радоваться тому, что под обломками экономики окажется какой бы то ни было политик. Для меня это не является равноценной жертвой.

- Тогда зачем оранжевая коалиция? Какую политическую задачу с точки зрения вашей партии она решает? Изменения в Конституцию? Это вряд ли возможно.

- Дело в другом. Оранжевую коалицию нужно формировать, потому что на нее существует запрос общества. При этом важны не люди, которые возглавят движение, а само движение. Вам мешает Порошенко во власти? Привыкли: солнце встало — спасибо Тимошенко, солнце зашло — Порошенко виноват. Вы хотите играть в эту игру? Ну, сделайте Порошенко ответственным за заход солнца, но при этом (смеется) сформулируйте, пожалуйста, ваши позиции: здесь мешает Порошенко, но здесь мешает Тимошенко. Определяйтесь, кто с кем является взаимоприемлемым. Кто сможет наиболее эффективно реализовать принципы коалиции. Мороз и Тимошенко уже договорились, что Тимошенко премьер? Хорошо, формируйте коалицию, берите к себе туда коммунистов, Регионы, и вместе стройте светлое будущее.

- Президент Украины тоже считает, что…

- Не знаю. Я с Президентом Украины после 8 сентября встречался один раз на Крещение.

- И не разговаривали по телефону?

- Нет.

- Зададим вопрос по-другому. Кто еще в «Нашей Украине» считает, что оранжевая коалиция возможна при условии Тимошенко — не премьер?

- Все.

- То есть, вы действуете по принципу «не дает, а дразнится»? Вы за оранжевую коалицию, но на таких условиях, на которых Тимошенко никогда в нее не войдет?

- Почему? Если оранжевая коалиция это а) проблема трудоустройства, и б) дерибана портфелей, то пусть не входит. Если же «Наша Украина» примет такое решение, то я не хочу и не буду в этом участвовать.

- Но ведь именно ваша партия устами Романа Безсмертного первой заявила, что та сила, что победит, выдвинет кандидатуру премьера. Между прочим, это слова вашего партийного руководителя.

- У меня из руководителей только Господь Бог. Я достаточно самостоятельный политик. Роман Безсмертный является председателем совета партии, я член совета партии. У нас демократическая процедура принятия решений. И партия не принимала такого решения. Мы предлагали во время избирательной кампании подписать Меморандум, протокол о намерениях. Он подписан не был. Сегодня в нем нет необходимости.

- Но необходимость в коалиции ведь осталась. Как вы все-таки будете ее создавать?

- Мы предложили создать рабочие группы с трех сторон, которые примут программное соглашение по всем вопросам — земля, жилищно-коммунальная реформа, военная реформа, внешняя политика, экономическая политика, налоговая реформа, пенсионная реформа. Не дерибан: шапку по кругу и кто, какое министерство вытащит. Остановитесь! Уйдите от этого. Это не имеет ничего общего с тем, что обещали избирателям.

«По внесению изменений в Конституцию будем договариваться со всем парламентом»

- Допустим, создастся оранжевая коалиция. И как вы будете решать вопросы, когда понадобится триста голосов, например, для внесения изменений в Конституцию? С кем вы будете договариваться об этом в парламенте?


- Со всем парламентом. По внесению изменений в Конституцию будем договариваться со всем парламентом, с пятью политическими силами, которые туда вошли.

- Допустим, оранжевая коалиция, Тимошенко не становится премьером. Значит ли это, что она имеет право договариваться со всем парламентом о запуске процедуры импичмента?

- Тимошенко в политике имеет право на все. Что она хочет делать, то она и делает. Она себя ничем не ограничивает.

- Зачем коалиция тогда?

- Коалиция — это разве ограничение прав? Коалиция – это договоренности, и ответственность за их нарушение. Политическая ответственность — это выход из коалиции. Если принципы коалиции не соблюдаются «Нашей Украиной», блок Юлии Тимошенко имеет право выйти из коалиции. Если эти принципы коалиции не соблюдаются блоком Юлии Тимошенко, мы имеем право выйти. Тогда переформатируется коалиция. Не сможет сформироваться - будут досрочные выборы. Все. Абсолютно нормальный демократический механизм. И народ дает оценку: кто что сделал, куда кто пошел, кто как себя вел в этих условиях. Я хочу трижды подчеркнуть то, с чего начал. «Наша Украина», как бы того ни хотела Юлия Владимировна, не будет исключена из коалиции. Что бы она не говорила на пресс-конференциях, «Наша Украина» «за» помаранчевую коалицию. «Наша Украина» не договаривается с Регионами.

- Полгода назад Президент Ющенко подписал меморандум с Януковичем, и тогда народу было объяснено, что надо объединить страну, что существуют проблемы между Востоком и Западом. Почему сейчас вы против того, чтобы использовать возможности коалиции для объединения страны?

- Коалиция с Партией Регионов? Мы еще не прошли дорогу и не исчерпали весь потенциал для создания оранжевой коалиции.

- Если эта коалиция не будет создана, вы лично, будете хотеть роспуска парламента?

- Я не хочу опережать события. Я считаю, что в условиях, когда будет реальная угроза роспуска парламента, политические силы найдут возможность умерить амбиции и искать компромисс. Потому что пока поиском компромиссов никто не занимается, рабочая группа не работает. Пока у нас ведется такой диалог: «Ребята, вот есть Тимошенко — премьер-министр, и Турчинов – силовик, все сюда». Подождите! А Турчинов же занимался прослушкой, уничтожением дела Могилевича… Но в БЮТе зациклились и твердят: есть премьер, и есть глава СБУ — и все, а кто против, тот коррупционер, негодяй, непрофессионал, вор, предатель, изменник, по ночам режет младенцев и пьет их кровь…

Еще раз повторю: либо мы договариваемся о принципах, а не о должностях, либо мы не договариваемся. Юлия Владимировна начнет искать с Партией Регионов компромиссы? Скатертью дорога. Но тогда пусть берет на себя ответственность. Если народ ее поддержит, то это будет справедливое политическое решение. Точнее, логическое завершение публичной риторики блока Юлии Тимошенко.

«Я горжусь тем, что я не участвовал в кампании 2006 года»

- Если все-таки состоятся новые выборы, по пятибалльной системе, насколько ваша партия к ним готова?


- Партия пойдет в другом формате на эти выборы.

- С ПРП, блоком Костенко-Плюща?

- Как единая демократическая партия.

- Лидер кампании, то бишь, Юрий Ехануров, будет изменен?

- Нельзя брать не себя минусы и не брать плюсов. Нельзя за все, что плохо отвечает «Наша Украина», а за все, что хорошо - объединенная коалиция демократических сил во главе с Тимошенко. Так не получается.

- Вы считаете, что ключевой ошибкой было то, что Президент не возглавил блок?

- Ключевая ошибка минувших выборов в том, что в январе 2005 года не была создана единая партия. Президент получил большинство голосов, мандат доверия, нужно было создавать одну демократическую президентскую партию. Тогда бы у нас не было тысяч людей, которые помогали нам нести бревно. Тогда бы не получилось, что действующий премьер-министр в оппозиции. Уничтожение и атаки в течение полугода… Причем, не «Регионы» нас уничтожали. Вначале, «регионалы», нервно куря изучали, а потом, успокоившись, стали курить размеренно, заменили «Беломор» на дорогую сигару, честно ее выкурили, и с помпой вошли. Я не хочу в этом участвовать. Я горжусь своей ролью в революции, и я горжусь своей ролью в парламентской кампании 2002 года. Я горжусь тем, что я не участвовал в кампании 2006 года.

- На самом деле проблема «Нашей Украины» не в третьем месте на парламентских выборах. «Наша Украина» проиграла местные выборы. Редко в какой области у вас есть реальная власть, не так ли?

- Выборы в парламент и местные советы должны быть разведены. Пропорциональная система выборов должна быть отменена на местном уровне. Нет там никаких интересов политических партий. Местные советы имеют совершенно другие, неполитические задачи.

- Затягивание закрытия нынешней парламентской сессии связано с тем, что она должна принять два законопроекта о разведении выборов и отмене пропорциональной системы выборов для местных советов?

- Причем тут затягивание? Я не депутат, это вопрос не ко мне.

- И ни в чем не принимаете участия?

- Почему не принимаю? Принимаю! Я принимаю участие в выработке позиции партии.

Что касается сессии, то я убежден, что мы должны сделать работоспособным Конституционный суд. Потому что в условиях вступления в действие политической реформы вопросов к Конституционному суду более чем достаточно. Мы попали в правовой вакуум. И блокирование работы Конституционного суда, это порождение хаоса в стране. Я против хаоса, я за порядок. Демократия и анархия — не одно и то же. Поэтому должен работать закон, должно работать право, должна быть судебная система, должна работать власть. Поэтому позиция Президента и нашей партии – судьи Конституционного суда должны быть приведены к присяге.

- «Наша Украина» как-то не совсем корректно выступает в этих переговорах. Потому что, если голосование за судей Конституционного суда могло пройти в парламенте, почему «Наша Украина» не дала голосов за пересчет голосов?

- Если интересует мое мнение, то я был за пересчет голосов. Когда мне говорят, что это может ударить по авторитету власти, я с этим не согласен. Именно власть заинтересована в прозрачности избирательного процесса, в том числе, и в пересчете голосов. Я об этом сказал в прямом эфире программы «Свобода слова», я голосовал за пересчет голосов на президиуме. Президиум принял другое решение. Я считаю, что мы сработали здесь не на народ Украины, это было решение неправильное. Но в партии существует партийная дисциплина. Если большинство «за» - принимается решение о голосовании. Я убежден, что мы когда-то должны остановить избирательную камарилью. Если бы член комиссии знал, что может быть принят тотальный пересчет, что бессмысленно вбрасывать бюллетени, исправлять протоколы, потому что через две недели возьмут, вскроют это и привлекут к ответственности, то и бандиты сидели бы в тюрьмах не через год, а уже через день и фальсификации исчезли бы. И поэтому только две партии — Партия Регионов и блок Юлии Тимошенко — аплодировали, когда Верховная Рада не приняла решение о пересчете, думаю, что это нужно просто показывать по телевизору. Они боялись, что будет пересчет.

- Значат ли ваши слова, что вы не разделяете общую эйфорию от того, что выборы в Украине прошли демократично?

- Я разделяю общую оценку власти и действий власти во время избирательной кампании. Власть сделала все, чтобы выборы прошли демократично. За подсчет голосов отвечали комиссии, к формированию которых власть не имела никакого отношения. Комиссии были сформированы политическими партиями. Действовали комиссии эффективно? Далеко не всегда. Были попытки подкупа членом комиссии? Были. Известно ли мне об этом? Известно. В каких целях предпринимались попытки подкупа? В целях фальсификации. Каким образом этому противостоять? Наказание эффективно работает не тогда, когда оно жесткое, а когда оно неотвратимо. И пересчет голосов этому бы способствовал. Но в данном случае, я прошу вас это отметить, что это позиция Петра Порошенко как гражданина, потому что партия приняла другую позиция.

- Чутье Порошенко-политика подсказывает, что Литвин еще игрок после 26 марта, или уже нет?

- Я не хочу использовать термин «игрок» по отношению к Литвину. Я всегда говорил, что я видел ту роль, которую Владимир Михайлович Литвин сыграл в мирном развитии революции. Мало кто об этом знает, но это был поступок мужественного человека. Без парламента сделать легитимным волеизъявление народа мирным путем было невозможно. Без Литвина этого бы не состоялось. Отсюда следует, без позиции Литвина не было бы Помаранчевой революции.

- И Президента Ющенко?

- Помаранчевой революции. Президент Ющенко был бы. Были бы просто другие выборы. Скажем так, есть люди, которые, написав за одну ночь «Марсельезу» и больше ничего, вошли в историю. А есть те, кто занял государственную позицию, и этим остался в украинской политике. Я могу по разному относиться к блоку «Не Так!» или к СДПУ(о), мы можем по разному оценивать клоунаду Шуфрича или «серого кардинала» Медведчука, но я всегда буду ценить роль Леонида Кравчука в становлении украинской независимости.

- Петр Алексеевич, думаю, вы истосковались по серьезной политической работе. Если бы у вас был выбор, подчеркиваю, выбор, вы бы послушались решения партии и стали работать в парламенте, или вы понадеялись на решение Президента и заняли один из губернаторских постов? Как недавно говорили о вашем губернаторстве в Донецке.

- Я уверяю вас, что Петр Порошенко не стремился к любой должности. Я шел в революцию, в отличие от других, думаю, сейчас это особенно актуально, не за должностями, и не для того, чтобы найти место для своей скромной персоны. Когда я узнал о выходе указа Президента (по телефону) о назначении меня секретарем Совета безопасности, я попросил пресс-секретаря Президента Ирину Геращенко сделать все, чтобы этот указ не был опубликован. Потому что я не считал возможным при этой конфигурации идти в структуры исполнительной власти. К сожалению, я оказался прав. Я никогда не собираюсь ставить личные приоритеты выше общественных. Если я увижу, что команда сможет использовать мои возможности там, где я могу эффективно реализовать свой потенциал, я готов работать 24 часа в сутки. Если кто-то считает, что он более достоин любой должности, честь и хвала.
"Главред"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Последние новости.

Loading...