26 октября 2006   16:30   1563

От судмедэксперта требовали признать, что «таращанское тело» подбросили

Судмедэксперт Таращанского морга Игорь Воротынцев, который первым исследовал найденное под Таращей обезглавленное мужское тело, утверждает, что в 2000 году сотрудники прокуратуры просили его признать, что принадлежность «таращанского тела» убитому журналисту Георгию Гонгадзе выдумана им, а сам труп ему подбросили.

Как передает УНИАН, об этом судмедэксперт сообщил сегодня на допросе в Апелляционном суде г. Киева, который рассматривает дело об обвинении в непосредственной причастности к убийству Гонгадзе трех бывших сотрудников милиции.

По словам Воротынцева, в конце ноября - начале декабря 2000 года его к себе пригласил товарищ (ныне покойный) Андрей Буробан, который на то время работал прокурором Броварского района Киевской области, и предложил ему несколько изменить свои показания. На уточняющий вопрос участников суда, просил ли его кто-то что-то сделать не так, Воротынцев ответил: «Единственное, о чем меня просили, что это все (“таращанское тело” – ред.) мне подбросили, что это была договоренность, что это я все подстроил». Воротынцев пояснил, что в разговоре с ним Бурбан отмечал, что «это просьба не его начальства, а еще выше».

Кроме того, добавил судмедэксперт, «он (Бурбан) сказал, что «люди тогда помогут, если ты это сделаешь, то есть… все будет хорошо», однако «решать тебе…».

В контексте сказанного Воротынцев также сообщил, что на момент встречи с Бурбаном он уже давал показания следствию. Кроме того, как отметил судмедэксперт, на тот момент уже было установлено внешнее наблюдение, как за ним, так и за Бурбаном. «Это было очевидно», - подчеркнул судмедэксперт.

На вопрос суда, означает ли это, что он давал и в дальнейшем не совсем правдивые показания, Воротынцев ответил, что лишь тогда, когда его допрашивали в областной прокуратуре. Однако, по его словам, когда начались допросы в Генеральной прокуратуре, он понял, что дальше так «не пойдет».

Отвечая на вопрос, каким образом могло произойти так, что 15 ноября 2000 года из закрытого морга исчезло “таращанское тело”, Воротынцев пояснил, что тогда существовало два ключа от входной двери в помещение морга. Один из них находился непосредственно у него, второй был у сотрудников «скорой помощи» города, поскольку случалось так, что ночью необходимо было доставить в морг трупп. Продолжая свой рассказ относительно исчезновения тела, Воротынцев сказал, что он, придя к сотрудникам «скорой», спросил, брал ли кто-то из них ключ, однако ему ответили “нет”. При этом судмедэксперт заметил, что ключ от морга был в помещении «скорой помощи» «на тумбочке, и его мог забрать кто угодно». Вместе с тем, Воротынцев узнал, что тело было изъято из морга и отправлено в Киев. В этом, по его словам, он убедился на следующий день, 16 ноября 2000 года, когда приехал в Главное управление судмедэкспертизы в Киеве.

В связи со сказанным Воротынцев заметил, что за все время его работы судмедэкспертом в Таращанском морге, это был «единственный случай, когда труп забрали, не известив меня».

Отвечая еще раз на вопрос суда, мог ли он установить причину смерти обезглавленного тела, Воротынцев категорически подчеркнул, что нет, поскольку на тот момент не было результатов анализов гистологии, но даже при их наличии он бы лично не взялся бы это делать. Отвечая на вопрос, когда, по его мнению, произошло отсечение головы - до смерти человека или после, Воротынцев сказал, что не может ответить, однако предположил, что отсечение головы, наверное, было совершено с целью сделать невозможным установление реальной причины смерти человека.

В процессе допроса Воротынцев также сообщил, что по просьбе журналистов он сделал две рентгенограммы левой и правой рук трупа, причем правая рука была отделена от тела вместе с предплечьем. И именно на одном из снимков этой руки, то есть правой, были видны контрастные точки, которые могли быть следами осколков от гранаты (напомним, что в начале 90-х годов Гонгадзе, находясь в Абхазии, получил осколочное ранение руки – ред.).

Объясняя суду необходимость выдачи четырем киевским журналистам 15 ноября 2000 года фрагментов биологической ткани трупа, Воротынцев сказал, что это было сделано по их просьбе. То есть, журналист Лаврентий Малазония после исчезновения “таращанского тела” из морга спросил у судмедэксперта, осталось ли что-то, а, получив утвердительный ответ, попросил это отдать. Однако при этом, заметил Воротынцев, Малазонии он объяснил, что не уверен, что остаток биоматериала принадлежит именно этому трупу. По словам судмедэксперта, Малазония сообщил ему о намерении провести “независимую генетическую экспертизу”. Впрочем, Воротынцев заметил, что по той ткани нельзя было ничего провести, ничего узнать, поскольку она находилась в состоянии гнилостных изменений, о чем он также сказал Малазонии. Однако последний настоял на своем, сказал Воротынцев.
"Главред"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Loading...