17 июля 2007   14:23   1235

Потебенько уверен, что Мороз "скрывает преступников"

Бывший генпрокурор Михаил Потебенько полагает, что спикер Александр Мороз уклоняется от дачи официальных показаний в качестве свидетеля по делу об исчезновении журналиста Георгия Гонгадзе и тем самым скрывает преступников.

Комментируя в интервью газете "Дело" обвинения Мороза в том, что Потебенько защищал причастных к исчезновению Гонгадзе, он сказал: "Чтобы заявлять, что Потебенько сделал все, чтобы защитить причастных к исчезновению Гонгадзе, необходимо знать, кто же эти лица. Если Морозу о них известно, то почему он до сих пор не явился в прокуратуру и не дал официальные показания в качестве свидетеля? Значит, он уклоняется от этого, и тем самым скрывает преступников", - заявил Потебенько.

По его словам, "если говорить о результатах борьбы с коррупцией за период моей деятельности на посту генпрокурора, то это был самый результативный период по направлению дел в суд".

"Возможно, Александр Мороз, допуская такое высказывание, либо не поинтересовался данными госстатистики, либо не сориентировался, что такое коррупция", - предположил Потебенько.

В то же время, говоря об обстоятельствах закрытия уголовного дела о превышении должностных полномочий представителями Минюста во время руководства экс-судьи КС Сюзанны Станик, Потебенько сказал: "Дело по факту противоправных действий должностных лиц Министерства юстиции возбуждалось, но окончательное решение по нему принималось, когда генеральным прокурором уже был Святослав Пискун. Хотя обида за возбуждение дела кое-кого до сих пор не покидает, тем не менее, я не интересуюсь мотивами прекращения дела".

Кроме того, Потебенько не смог оценить результаты расследования ГПУ уголовного дела по смерти Юрия Кравченко, сославшись на то, что не знаком с его материалами.

"Я убежден, что под давлением тех, кто в средствах массовой информации обвинял его в совершении тяжкого преступления, устраивал слежку и угрожал арестом, он психологически сорвался и покончил жизнь самоубийством. Другой версии гибели Кравченко я не вижу", - отметил он.

В то же время, Потебенько отметил, что "такого вмешательства в деятельность Генпрокуратуры как сейчас, никогда не было".

"Раньше, если бы депутат попытался протежировать свой интерес через прокуратуру, его бы исключили из партии. Я не говорю, что таких обращений не было вообще, но они носили другой характер. Тогда никто не "советовал" следователям, как ему поступить. А сейчас депутаты позволяют себе давать оценки, что вон тот невиновен или виновен", - сказал он.

По мнению Потебенько, ГПУ необходимы реформы одновременно со всей правоохранительной системой. "Следствие должно быть независимым не только от прокурора, но и от оперативных служб МВС, СБУ и налоговой", - считает он.

Потебенько признал пленки Мельниченко

Бывший генпрокурор Михаил Потебенько признает, что часть разговоров, записанных экс-майором Госслужбы Николаем Мельниченко, имела место.

"Безусловно, разговоры были. Вопрос - в полном ли содержании, как они сегодня публикуются", - сказал он в интервью газете "Дело".

При этом Потебенько подчеркнул, что "хотел бы видеть полные записи разговоров".

"Коль уж публикуете, и записи приобщаются к уголовному делу, то не нужно выдергивать предложения из контекста. От этого полностью меняется смысл", - отметил он.

"Кроме того, часть разговоров, которые были на пленках и приписываются определенным людям, на самом деле не могли им принадлежать", - добавил Потебенько.

По его словам, "при расшифровке записей тексты разговоров отнесены к авторству других лиц".

"Это я говорю потому, что один разговор приписан мне, тогда как об оперативной работе я, как прокурор, не говорил и не мог говорить", - пояснил он.

В то же время, на вопрос, знал ли он во время своей работы генпрокурором о записях разговоров экс-президента Леонида Кучмы с нынешним президентом Виктором Ющенко и премьер-министром Виктором Януковичем, Потебенько ответил: "Знал я ровно то и столько, сколько знал каждый".

На вопрос, давал ли Кучма указание Потебенько посадить главу правления банка "Славянский" Бориса Фельдмана, о чем, ссылаясь на записи, якобы говорил Мельниченко, бывший генпрокурор ответил: "Не знаю, какие указания вы имеете в виду. Но я лично никакие указания не выполнял. А поэтому и незаконные требования ко мне не поступали".

"Вы знаете, слишком непросто узнать правду, если выдергиваются из текста какие-то предложения, которые устраивают заинтересованных лиц. Так вот, я хотел бы видеть публикации полного текста разговоров, и тогда бы ко мне с подобными вопросами никто не обращался", - подчеркнул Потебенько.

В то же время, на вопрос о том, знает ли он, кто покровительствовал и "прикрывал" Мельниченко, Потебенько заявил: "Не хочу говорить, потому что воспримут, как будто я пытаюсь влиять на ход следствия. Но я считаю, что это один из тех вопросов, которыми следствие должно заняться".
"Подробности"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.