11 апреля 2005   14:03   7477

Людмила Александрова: «Обвиняемый Рыбак понимает, что живет, пока молчит»

Людмила Александрова: «Обвиняемый Рыбак понимает, что живет, пока молчит»
Раскрытие убийства журналиста Игоря Александрова, как сказал президент Украины Виктор Ющенко, является, как и дело Георгия Гонгадзе, для власти делом чести.

Однако пока что преступление, совершенное против руководителя славянской телекомпании ИРТК «ТОР» все еще покрыто мраком тайны, несмотря на уже выдвинутые обвинения в адрес бывшего руководителя фирмы «Укрлига» Рыбака, который, как утверждают в Генпрокуратуре, был тесно связан с известной краматорской преступной группировкой «17 участок».

За четыре года дело Игоря Александрова успело обрасти толстым комом скандалов, в которых оказались замешанными и те, кто по долгу своей службы обязан был расследовать убийство журналиста так, как подобает чести мундира. Однако дело обернулось не раскрытием преступления, а его фальсификацией, в результате чего на скамью подсудимых сели и сотрудники милиции…

В 1998 году народный депутат Украины Александр Лещинский подал иск в суд на журналиста Александрова, для которого ситуация обернулась возбуждением уголовного дела по факту оскорбления чести и достоинства народного депутата Украины Александра Лещинского, которого журналист в одной из своих программ назвал «водочным королем», а его бизнес – «несущим горе семьям». Суд запретил Александрову заниматься журналистикой в течение пяти лет. В 2000 г. Лещинский отозвал свое заявление, Александров же продолжал настаивать на отмене приговора суда и довел дело до рассмотрения в Европейском суде по правам человека.

13 апреля 2001 года Игорь Александров в своей программе «Без ретуши» предоставляет слово уволенным сотрудникам Краматорского ОБОП Михаилу Сербину и Олегу Солодуну, которые вместе с журналистом утверждают, что местная правоохранительная система погрязла в коррупции, предоставляя телезрителям эксклюзивные материалы в доказательство своих слов. Имелась в виду записанная в Дюссельдорфе аудиокассета, зафиксировавшая, как некий Константин Яворовский рассказывает лидеру организованной преступной группировки «17-й участок» Дмитрию Герману об убийстве другого криминального авторитета по кличке Ермак. В разговоре бандитов звучит фамилия директора самой влиятельной в Славянске фирмы под названием «Укрлига» — Александра Рыбака.

3 июля 2001 года журналиста ИРТК «ТОР» Игоря Александрова жестоко избивают у входа в офис телекомпании бейсбольными битами – от полученных травм журналист умирает, не приходя в сознание. Следственная группа генеральной прокуратуры находит «убийцу» - краматорского бомжа Юрия Вередюка, которого поначалу обвиняют в преступлении против журналиста, а затем отпускают, поскольку досудебное следствие установило фальсификацию со стороны следственной группы Генпрокуратуры. 19 июля 2002 года Юрий Вередюк неожиданно скончался – сердечная недостаточность…

Летом 2003 года правоохранители объявляют о задержании Александра Рыбака, которого и обвиняют в итоге в заказе убийства Александрова, а младший брат Рыбака Дмитрий проходит обвиняемым как главный организатор вместе с исполнителями из вышеупомянутого «17 участка». Из дела по убийству Александрова выросло два – одно по преступной деятельности группы Рыбак и К, которых обвиняют и в других преступлениях, и дело о фальсификации – «Дело Вередюка». Оба судебных процесса затянулись дальше некуда – пока что ни по одному, ни по другому делу обвиняемые не желают давать показания, ссылаясь на ряд причин. А вдова Игоря Александрова Людмила, выражавшая возмущение результатами следствия при обвиняемом Вередюке, не очень верит «органам» и теперь. Во всяком случае, Людмила Алексеевна считает, что обвиняемый Александр Рыбак вряд ли является истинным заказчиком преступления против ее мужа. Об этом Людмила Александрова и рассказала в интервью «Главреду»:


«По прежнему считаю, что причины убийства- политические»

Людмила Алексеевна, насколько мне известно, вы высказывались о своих сомнениях по поводу того, что обвиняемый Рыбак виновен в убийстве вашего мужа?

Я прекрасно понимаю, что могут значить в этом смысле мои слова. После того бреда, что мы пережили, когда убийцей объявляли бомжа, мы чувствовали себя очень угнетенно. Было неловко смотреть на этого несчастного человека, который сидел в клетке, весь запуганный и задерганный. Я говорила о том, что Рыбак мог, в принципе, иметь к этому отношение, но все – таки, я думаю, «заказчиком» был не он. Но так как никто не хочет сейчас на эту тему говорить, потому что вы прекрасно понимаете – выборы, политика, и я хочу сказать, что, наверное, и генеральная прокуратура решила ограничиться этой темой.

Как вы думаете, имя заказчика известно тем, кто занимается делом?

Я думаю, что известно. Если вернуться к истории – все это произошло в 2001 году, это было накануне выборов в Верховную Раду. Перед этим были выборы 1998 года, когда мой муж принимал участие в выборах на стороне коммунистов против тех, кто шел от власти. В 1998 году у него был суд с Лещинским, когда Игоря лишили на пять лет права заниматься журналисткой деятельностью. В том же году он дошел и до Верховного суда - в конце концов, это дело закрыли, из-за отсутствия заявления Лещинского.

То есть, получилась довольно интересная ситуация, когда Лещинский заявление забрал, или его вообще не было, и дело закрыли. В итоге, в 2001 году по этому округу опять идет тот же депутат Лещинский, а телекомпания, где работал Игорь, была независимой ни от кого. И тот факт, что и Игорь, и телекомпания были в оппозиции к провластным структурам, я думаю, был одним из решающих. Я не думаю, что Рыбак, которого сейчас хотят представить как заказчика, может им быть. Я не понимаю мотива. Почему Рыбак «заказал» Александрова? В деле написано, что программы Игоря мешали процветанию хозяйственной деятельности Рыбака. Я думаю, что здесь нужно смотреть несколько глубже. И в прошлом году я сказала, что - ладно, пусть судят Рыбака, но только пусть судят. Пока что суда так и не видно по настоящему…

Вы сказали, что телекомпания была в оппозиции. Насколько мне известно, незадолго до убийства именно одна из структур Александра Лещинского стала совладельцем телекомпании…

В телекомпании свыше 50% акций принадлежало ЗАО «Бетонмаш», славянскому предприятию. Остальная часть принадлежала скончавшемуся банку «Украина», и ТМУ - еще одной строительной организации. Я пересматривала ежедневник мужа и обнаружила, что фамилия человека, который занимался продажей компании, появилась где-то в апреле месяце. То есть уже в апреле шли разговоры. 66 % акций в июне отошли к структуре Лещинского под названием «Серебряный век».

Александров был против прихода такого собственника, как Лещинский, на телекомпанию?

Это означало моментальную потерю самостоятельности. В тех авторских программах, которые он готовил, люди выступали, ища справедливость. Компания в то время переживала не лучшие времена. После того, как Игорь работал в штабе Марчука против Кучмы, уже чувствовалось, что компания попадает в кольцо неприятностей. Заканчивался срок лицензирования – надо было получать лицензию. Нужны были деньги.

А насколько Игорь мог влиять на процесс продажи телекомпании?

Он никак не влиял. Он чувствовал, что что-то происходит. Кстати, его ежедневник у меня так и остался. Его никто не смотрел. Вернее, ежедневник, который был у него на работе, был изъят. А вот тот, который он брал домой – на случай, вдруг чего вспомнит, остался дома и не был никому нужен. Он был исписан расписанием встреч с директором «Бетонмаша». Этот человек его избегал, не пытался даже объяснить ситуацию. Когда ему сказали, что «Бетонмаш» продал свои акции, для него это было большим ударом. И была еще фраза, когда пришли эти новые ребята из «Серебряного века». В первую очередь он у них спросил: «Вам то зачем надо это все?». Ему ответили «Нас заставили».

Вы считаете, что все-таки убийство Игоря Александрова связано с политикой?

Да, я считаю, что причины преступления – политические.

А Лещинский не пытался связываться с вами после убийства?

Нет. Никаких контактов не было.

Получается, что покупка акций была элементом влияния на телекомпанию перед выборами?

Все прекрасно понимали, что он не останется работать, если придет Лещинский. Он написал заявление на увольнение, сказал, что много лет не был в отпуске, что готов уйти в отпуск, но напишет заявление об уходе. Но это не значило, что он собирался оставить журналистику. Мы уже тогда выпускали газету «Я сама» - Игорь занимался компанией, я занималась газетой. Мы начали оформление документов на информационное агентство «Сфера». Я регистрировала это на свое имя. Так что были далеко идущие планы.

«Список «кандидатов на убийство» и досье на Лещинского исчезли бесследно»

Когда обвиняемым в убийстве вашего мужа был Вередюк, вы выразили очень категорично о своих сомнениях в том, что именно он является преступником...

Когда мы прочитали дело, которое было написано в 12 томах, то невооруженным взглядом была заметна масса нестыковок, которые проходили красной нитью через все дело. Смешно было читать, когда спрашивают человека – что ты делал после того, как получил деньги за убийство?. Он отвечает, что пошел бутылки собирать… Поэтому ни я, ни адвокат Ференц, который выступал, не заявляли к Вередюку никаких исков.

В тот момент, когда вы высказывали свое сомнение ходом следствия, на вас было какое-то давление со стороны власти и правоохранительных органов?

Давление мы ощущали с самого начала. Это было дикое состояние. Каждое заседание было для нас пыткой. Обвинитель посвятил большую часть своей речи тому, что Александров сам виноват, что его убили. Официально прослушивался телефон, потом неофициально. Постоянно ощущали слежку – и я, и дети. Затем те, кто это организовывал, успокоились, видимо, поняв, что мы не представляем какую-то угрозу.

А до того, как произошла трагедия, ощущал ли Игорь опасность, какое-то давление в свой адрес?

Муж никогда об этом не рассказывал. Я всячески отговаривала и остерегала его. Когда начался цикл программ о коррупции в правоохранительных органах, а он длился с сентября 2000 года, это был первый выпуск этой программы. Когда он пригласил Сербина и Солодуна, я его спросила: «Зачем тебе это надо, куда ты лезешь, ты понимаешь, что это страшно?». Но он никогда к этому не прислушивался. Просто, наверное, у всех журналистов это есть – этот журналистский азарт очень втягивает. Он же ничего с этого дела не имел, никто ему ничего не платил… Он насколько был втянут в сам процесс – ездил в УНИАН с Сербиным и Солодуном, они делали там пресс-конференцию, потом еще раз он с ними ездил в Киев – по моему, они пытались попасть на прием к Марчуку. То есть, он их действительно «вел», помогал. Как мог, поддерживал информационно, и естественно, за это пострадал.

А кто был инициатором их сотрудничества – сам Игорь или же это была инициатива Сербина и Солодуна?

Я так понимаю, что первыми на Игоря вышли они. Мне рассказывали, что они вышли на одну журналистку сначала. Она отказалась, после этого они и вышли на Игоря.

То есть, это были на тот момент опальные сотрудники ОБОП, которые имели некий компромат на правоохранительные органы?

Речь шла о группировках «17 участок», «Старый город» - об этом они говорили в этих программах. Сначала Игорь и Сербин с Солодуном упрекали правоохранительные органы, что никто не расследует нашумевшее убийство Ермака. Я помню программу, когда Игорь говорил о небезызвестном списке, о том, что есть список лиц, которые неугодны и которых должны убрать. И Игорь как-то очень уж лихо говорил: «Неизвестно, кто там первый в этом списке – может, быть я, может Сербин или Солодун. Но следующий – такой-то, такой-то. Сейчас я этот список кладу в сейф – интересно придут ли за этим списком ко мне правоохранительные органы?». Естественно, никто не пришел спрашивать список.

И куда делся этот список?

Списка не нашли. Он был в сейфе. Первый осмотр кабинета осуществляли наши доблестные правоохранительные органы… По делу Лещинского у него было целое досье. Этой папки больше так никто и не увидел – она бесследно исчезла.

Откуда у Игоря оказался список «кандидатов на убийство» и откуда он вообще брал информацию?

От Сербина и Солодуна. Я не хочу говорить, какими мотивами они руководствовались, были ли они обижены на систему, которая их вытолкнула из своих рядов… Конечно, им хотелось вернуться в правоохранительные органы, из которых их незаслуженно выгнали. Но весь массив информации для Игоря исходил от них. Я, кстати, так и не пойму до сих пор – почему убили Игоря? Ведь главными носителями информации были Сербин и Солодун. Ведь если считать мотивом именно это, то, по всей логике, должны были убрать именно этих людей.

«Рыбака хочет защищать Федур, но судья ему пока не разрешил»

Игорь был знаком с теми, кого сейчас обвиняют в его убийстве?

Рыбака все знали. Он занимался мелким бизнесом. Потом у него возникли проблемы, и он пошел искать помощь, которую, исходя из материалов дела, ему оказал «17 участок». Естественно, они за это потребовали какие-то определенные условия. В центре города по улице Свободы сделали офис, повесили флаг Украины, офис назывался «Укрлига». Во время выборов штаб Лещинского находился именно в «Укрлиге».

А «Укрлига» сейчас существует?

Как только произошло убийство мужа, «Укрлига» распалась. Рыбак был в розыске, потом его в августе арестовали, и на следующий день отпустили. Потом снова арестовали в ноябре этого же года, и опять отпустили. И третий раз арестовали в сентябре 2003 года.

Вы как-то контактировали с представителями подсудимых в суде? Недавно прошла информация, что вы даже помогали им как-то выйти на общественность...

Когда только начали об этом говорить, ко мне пришла мама одного из обвиняемых. Я ей сказала, что если она хочет где-то высказаться о том, что ее сын невиновен, то могу посодействовать при встрече с журналистами, если они посчитают нужным встретиться. В деле все расписано – как они приехали, как их привезли, как они ждали – но ведь по Вередюку тоже было все расписано. Я сейчас очень осторожно к этому ко всему подхожу. У нас город маленький, все на виду. Еду недавно с одним врачом психиатрической больницы - он говорит, что приходили по поводу одного из обвиняемых – в больнице отказались составить нужную справку…

Вы уже подали какие-то исковые заявления в отношении обвиняемых?

Пока еще ничего не подали. В начале марта Виктор Ющенко направил к нам человека, чтобы он защищал наши интересы в суде. Он сказал, что начинает знакомиться с делом. Сейчас жду его звонка. И, насколько мне известно, в тот момент, когда будет рассматриваться наш эпизод, можно будет предъявить исковое заявление.

На пресс-конференции в Донецке Президент Виктор Ющенко сказал, что обязательно возьмет под свой контроль и дело Александрова, и ваши проблемы. Вы уже ощутили на себе поддержку новой власти?

Я лично встречалась в Виктором Андреевичем Ющенко в 2003 году, когда он пригласил пять семей погибших журналистов и его фонд нам выделил на год стипендию в размере 1000 долларов. Это было в 2003 и 2004 году. Мы очень болели за победу Ющенко на выборах. Все наши родственники испытали на себе «прелести» прежней власти. У всех их возникли проблемы потому, что они родственники Игоря Александрова. Естественно, что мы ждем каких-то перемен, которые придут с новой властью.

А вообще за все время после печальных событий насколько часты были ваши контакты с властью?

Я не знаю, для «галочки» или нет - сразу после трагедии приехал Марчук - его прислал Кучма, тем более, что Игорь работал в его областном штабе и знал Марчука лично. И Марчук, и Янукович приехали к нам домой. И на этом все закончилось. Только лишь в прошлом году, впервые на годовщину смерти 7 июля, от городских властей принесли венок на могилу. Все эти годы мы жили в вакууме. Были такие ситуации, что можно сказать, безысходные. В 2003 году мы очень долго искали работу сыну. Потому что как только спрашивали фамилию и слышали «Александров», все разговоры о работе заканчивались – фамилия была в городе табу. Мы написали письмо президенту, о том, что не можем найти работу. Меня пригласил мэр Славянска и говорит: «Что ж вы не приходите, мне ничего не рассказываете, почему сразу жалуетесь? Пообещали они на сессии в прошлом году платить стипендию. 56 гривен. Это был первый шаг за все годы. Было принято решение о мемориальной доске у офиса телекомпании. Но почему-то решение повисло в воздухе. Доску собирались повесить к сентябрю прошлого года, но пока ничего нет.

Почему, на ваш взгляд, дело Александрова тянется до сих пор?

И адвокат, и прокуратура, и судьи, я думаю, очень надеялись, что останется в стране старая власть. Первый адвокат Рыбака вообще сказал, что его подзащитному грозит максимум три года, что ничего не доказано… У меня иногда складывается такое впечатление, что Рыбак прекрасно понимает, что живет, пока молчит. Вот что самое страшное. Пока что мы ведь так его не слышали на суде. В сентябре было заслушано обвинительное заключение. Я думаю, что и 19 апреля слушанья не будет. В дело вошел адвокат Федур (Федур еще защищает и Бориса Колесникова – С.К.), вернее, пытался войти, но ему судья не разрешил, так как он находится под следствием в Киеве. С делом ознакомился коллега Федура. Он запросил еще 66 дней, поскольку в деле 66 томов – в день по тому. Он попросил время до конца мая. Но судья все –таки принял решение провести предварительное слушание 19 апреля – может, Федур к тому моменту решит свои проблемы. То есть это все еще в подвешенном состоянии.

Игорь что-то чувствовал накануне трагедии?

Я думаю, что чувствовал. У него вообще было повышенное чутье. Когда у него какая-то ситуация возникала, он говорил, что уже видел ее во сне… Я очень хорошо помню, как он окружил за последний месяц всех таким вниманием, как будто торопился жить. Он как-то все нагнетал в последний месяц. В то утро, когда уходил, сказал мне: »Надеюсь, что сегодняшний день будет лучше, чем вчерашний».

P.S. Генеральная прокуратура Украины возбудила уголовное дело по факту отравления Юрия Вередюка, проходившего в качестве обвиняемого по делу об убийстве журналиста Игоря Александрова. В результате оперативно-розыскных мероприятий, проведённых ГУБКОП СБУ, была получена информация о том, что причиной смерти Вередюка является отравление. Каким именно веществом — не уточняется. Сообщается, что к делу об отравлении причастны должностные лица УМВД Донецкой области.

В начале октября 2001 года Генпрокуратура заявила, что раскрыла убийство Александрова и нашла его убийцу — Юрия Вередюка. В мае 2002 года суд его оправдал, посчитав вину не доказанной. 19 июля Вередюк умер, по выводам врачей, от сердечной недостаточности.

В Артемовске суд по фальсификации дела журналиста Игоря Александрова отложен до 13 апреля. Судья Владимир Грачев, председательствующий в заседании, заявил: «Подсудимые пока отказываются от дачи показаний»…
Сергей Кузин, "Глаvred"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Loading...