20 марта 2008   14:30   1343

«Музейная мафия» в Украине

Проблема масштабного разворовывания в украинских музеях экспонатов, пользующихся спросом на «черном рынке» произведений искусства, обрела новое звучание, благодаря скрытому конфликту, случившемуся на прошлой неделе между столпами отечественной правоохранительной системы − МВД и СБУ.

Причиной ссоры конкурирующих силовых ведомств стало внешне невинное сообщение пресс-службы СБУ о том, что к недавней краже картин Уманского краеведческого музея могут быть причастны работники тамошнего райотдела милиции. Очевидно, предание гласности столь неприглядного для милиции факта в МВД расценили как намеренную акцию по дискредитации органов внутренних дел. В ответ в прессе появилось заявление близкого соратника нынешнего министра внутренних дел и народного депутата Украины Геннадия Москаля, что похожий случай произошел не так давно в Ямпольском музее изобразительного искусства (Винницкая область). Правда, в тот раз на краже картин погорели работники местного межрайонного управления СБУ. Между тем, «межкорпоративные» склоки отечественных силовиков, к сожалению, мешают им увидеть в этих и других разрозненных фактах главное: похищение музейных ценностей в Украине из стихийного явления, каковым оно было в 90-х, нынче трансформировалось в настоящую индустрию преступного бизнеса, против которого наши правоохранительные органы пока не могут создать надежный заслон.

Как менты и эсбеушники музей пытались «прокатить»

Хотя Умань и Ямполь разделяют почти две сотни километров, ряд существенных обстоятельств, связанных с хищением картин в музеях этих городов, говорит, что они были организованы одними и теми же мошенниками. Причем, работники милиции и СБУ, которых сейчас привлекают к уголовной ответственности, были использованы ими в качестве подставных лиц.

Такой вывод напрашивается потому что, во-первых, в обоих случаях использовалась абсолютно идентичная схема хищения предметов искусства: примерно в одно и то же время осенью прошлого года представители Ямпольского межрайонного управления СБУ и Уманского райотдела милиции обратились в музейные учреждения своих городов с просьбой устроить для них «выездную» выставку живописи. Эта затея, по мнению инициаторов, должна была способствовать популяризации изобразительного искусства в трудовых коллективах обоих правоохранительных органов. Не подозревая подвоха, работники музеев согласились передать силовикам хранящиеся у них шедевры. Картины развесили в кабинетах начальства и, заверив музейных работников в том, что шедеврам ничего не угрожает ведь сложно себе представить более охраняемое место, чем райотдел милиции или межрайуправление СБУ, попросили прийти за ценной живописью через пару месяцев.

По истечению означенного срока музейные работники забрали картины без всяких проволочек, но как только их разместили в экспозициях музеев, опытные хранители шедевров стали замечать некоторые странности. После пребывания у силовиков, картины, написанные полвека назад, почему-то вдруг взыграли свежими красками и новыми оттенками мазков. В поисках разгадки этого феномена музейные хранители обратились к искусствоведам, которые ошарашили их неожиданным открытием: оказывается, что уманские милиционеры, что ямпольские эсбеушники вернули им подделки мастерски скопированные картины художников-соцреалистов, в то время как оригиналы, стоимость которых по рыночным ценам на сегодня составляет от миллиона гривен, исчезли в неизвестном направлении.

Оба этих скандала стали причиной возбуждения уголовных дел. Их расследование ведется уже больше месяца, к ответственности привлекаются работники силовых структур и причастные к подделке ценной живописи художники. Правда, ни имен, ни должностей фигурантов этих резонансных дел следственные органы пока не разглашают, впрочем, так бывает почти каждый раз, когда неприятности с законом возникают у работников правоохранительных структур. Удивительнее же всего то, что эти самые следственные органы упрямо не желают замечать вполне очевидную взаимосвязь между этими двумя уголовными делами. Ведь в них совпадает не только время и способ хищения картин.

Недавно в прессу просочилась информация, что по данным следствия картины, украденные в Умани, подделывали художники, проживающие в Виннице. По слухам, эти же умельцы копировали шедевры, украденные в Ямполе. Таким образом, напрашивается вывод, что данная подпольная артель живописцев могла быть кем-то организована специально для таких «тихих» похищений ценной музейной живописи. Причем этими таинственными организаторами вряд ли являются те работники силовых структур, которые сегодня попали под прицел следствия. Какие-то неизвестные пока мошенники, скорее всего, просто сыграли на алчности милиционеров и эсбеушников, чтобы под прикрытием репутации их ведомств заполучить ценную живопись в свои руки. Свой расчет эти закулисные кукловоды могли строить и на том, что если их махинации будут разоблачены, руководители правоохранительных органов сделают все, чтобы похоронить любое уголовное дело, бросающее тень на честь мундира их ведомства. Однако господин случай распорядился по-иному: из-за ссоры МВД и СБУ по причине разглашения в СМИ фабулы обоих уголовных дел, они попали в поле зрения широкой общественности и теперь спустить их на тормозах будет не просто.

Соцреализм оказался «золотым дном»

Но пойдут ли следователи, которым поручено распутать оба этих дела, дальше банального сбора доказательств в отношении непосредственных участников ямпольской и уманской краж? Попытаются ли они найти создателей мошеннических схем, с помощью которых были совершены эти преступления? Ведь вероятность того, что две группы работников различных правоохранительных ведомств из разных областей Украины независимо друг от друга и практически одновременно придумали столь изощренный способ хищения произведений искусства математически мала. К тому же, веским аргументом в пользу версии о существовании такой таинственной организованной преступной группы, специализирующейся на кражах ценной музейной живописи, является тот факт, что в последнее время отечественный уголовный мир развернул настоящую охоту за произведениями некоторых представителей художественной школы соцреализма.

К примеру, из коллекции Уманского краеведческого музея были украдены картины художников Татьяны Яблонской, Николая Глущенко и Сергея Шишко. Произведения этих же живописцев были украдены при ограблении Яготинской частной галереи, которое произошло в ночь на 13 апреля 2006 года. В тот раз обошлось без «интеллектуальных» преступных схем: преступники просто дождались, когда в парковой зоне, прилегающей к зданию яготинской галереи, будет отключено освещение, разрезали прутья, закрывающие окна на первом этаже галереи и проникли в помещение. Когда на шум прибежала 60-летняя пенсионерка, работавшая в галереи сторожем, ее связали и заперли в подсобке. Добычей ночных визитеров тогда стали 33 полотна, принадлежащих кисти Яблонской, Глущенко и Шишко, общей стоимостью более 2 млн. гривен. Однако уже через год 32 украденных полотна благодаря усилиям милиции вернулись к законным владельцам. Неизвестной по сей день остается лишь судьба картины «В Голосеево» Сергея Шишко. Заказчиком этого ограбления, по данным милиции, был молодой владелец антикварного салона в городе Хмельницком, который собирался перепродать их состоятельным коллекционерам.

Через полгода после ограбления яготинской галереи, преступники наведались в мемориальный музей народного художника СССР Федора Решетникова в селе Сурско-Литовское под Днепропетровском. Этот живописец является создателем хрестоматийных произведений школы соцреализма, в частности известной картины «Опять двойка». Из музея на родине художника, куда грабители проникли ночью, разбив окно, унесли семь оригинальных полотен, принадлежащих кисти Решетникова. Их судьба до сих пор остается неизвестной.

Интерес скупщиков краденых предметов живописи, которые нередко являются заказчиками и организаторами преступлений в отношении законных владельцев дорогостоящих шедевров, к творцам школы соцреализма объясняется весьма просто стоимость их произведений на «черном рынке» в последнее время выросла весьма ощутимо.

«Сегодня в мире, особенно на художественных аукционах, заметен всплеск интереса к работам в жанре соцреализма, просветил журналиста владелец частной коллекции картин этого жанра Глеб Петровский. Соответственно стоимость полотен, выполненных яркими представителями данной школы, существенно выросла, и сегодня их итоговая цена при продаже с аукциона нередко переваливает отметку в 100-150 тысяч евро. В то же время в Украине, где соцреализм в свое время развивался очень активно, данное направление живописи после развала СССР не пользуется особой популярностью, отчего произведения известных на западе живописцев разбросаны по провинциальным музеям, которые часто не имеют даже элементарной сигнализации. Ясно, что такая ситуация просто провоцирует нечистоплотных бизнесменов, работающих на отечественном и зарубежных арт-рынках, обращаться за помощью уголовников, которые, работая буквально за копейки, позволяют своим хозяевам быстро богатеть на продаже краденых картин. Причем, интерес таких дельцов к нашей стране в последнее время усилился, что заставляет легальных владельцев ценной живописи куда более серьезно относиться к вопросам защиты своих коллекций».

Кому выгодны беззащитные музеи?

Частные коллекционеры, скорее всего, нервничают напрасно. Дело в том, что нанятые воротилами теневого арт-бизнеса уголовники вряд ли полезут в их оснащенные суперсигнализацией усадьбы и галереи, пока не менее ценные произведения живописи можно будет без всякого шума и пыли выносить из государственных музеев, охраняемых, в лучшем случае, каким-нибудь сторожем-пенсионером. А ведь по поводу сохранности сокровищ государственного музейного фонда Украины некоторые госструктуры уже давно бьют в набат. Например, Счетная палата.
"Главред"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Последние новости.