20 апреля 2005   14:00   1753

Константин Воробьев: «Для меня Колесников - преступник. Я его обвиняю в том, что он вымогал»

Константин Воробьев: «Для меня Колесников - преступник. Я его обвиняю в том, что он вымогал»
Борис Колесников был обвинен в вымогательстве еще в 2003 году. И обвинил его человек, от которого, наверное, ожидали подобного в последнюю очередь.

Позапрошлым летом исполнительный директор фонда «Золотой скиф» Константин Воробьев неожиданно обратился с заявлением и открытым письмом в Генпрокуратуру, в котором указывал, что председатель Донецкого областного совета Борис Колесников вымогает у него авторские права на бренд «Золотой скиф», угрожая жизни Константина Воробьева и жизни членов его семьи…

Тогда конфликт шокировал многих, поскольку Воробьев был известен до этого инцидента как известный специалист в области PR-технологий (еще его называли – «первый пиарщик Януковича»), придумавший и раскрутивший несколько ставших известными проектов, в числе которых и «приказавший долго жить» фестиваль «Золотой скиф». То есть, Воробьев всегда считался человеком, приближенным к так называемой «элите Донбасса». Разгоревшийся два года назад скандал «поставил крест» как на самом фестивале, так и на планах Воробьева, который после обращения тогдашнему Генпрокурору Геннадию Васильеву был вынужден уехать из Донецка вместе с семьей и жить в Киеве фактически на «осадном положении».

Борис Колесников, в свою очередь, обвинил Воробьева в махинациях с «Золотым скифом», утверждая, что Воробьев не имел права регистрировать на себя авторские права на «Золотой скиф». Против Воробьева было возбуждено несколько уголовных дел, а «Золотой скиф» так больше и не был проведен. Вплоть до последнего времени председатель донецкого облсовета чувствовал себя по отношению к Воробьеву достаточно уверенно, несмотря на обвинения в свой адрес со стороны последнего.

Однако после дела «Белого лебедя» все кардинально изменилось – после тщательно охраняемого Пенчука Воробьев имеет все шансы оказаться вторым «свидетелем обвинения» по отношению к Борису Колесникову. Экс-директор «Золотого скифа» уже начал давать показания в Генпрокуратуре. Как утверждает Воробьев, доказательств и фактов преступной деятельности председателя Донецкого облсовета на сегодняшний день более, чем достаточно – по его словам, «доказательства находятся в надежном месте и ждут своего часа»…


«Угрозы со стороны Колесникова были очень жесткими»

Константин Петрович, в 2003 году вы обратились в Генпрокуратуру с заявлением по факту угроз в ваш адрес со стороны председателя Донецкого областного совета Бориса Колесникова. На какой стадии сейчас ведется разбирательство этого дела?

По состоянию на 24 декабря по моему заявлению на имя Святослава Пискуна было возбуждено семь уголовных дел. Сейчас делом занимается генеральная прокуратура. В минувшую среду я был вызван для дачи показаний по этим делам и по тем заявлениям, которые я делал в 2003 году. За это время я делал несколько заявлений, последнее было 24 декабря 2004 года. Все они связаны по одному и тому же факту вымогательства господином Колесниковым у меня авторских прав на «Золотой скиф» и попыток отторжения меня от руководства проектом.

Экс-губернатор Донецкой области, а ныне заместитель Колесникова Анатолий Близнюк недавно заявил на пресс-конференции, что дело Воробьева и «Золотого скифа» сейчас находится на уровне судебных разбирательств. Как вы прокомментируете утверждение Анатолия Близнюка?

Я вам скажу так: есть мои заявления, которые ранее не рассматривались, и есть Константин Воробьев, который реально пострадал от этой ситуации. Я не вижу сейчас оснований для того, чтобы это дело не рассматривалось.

Ваши заявления лежали без движения в прокуратуре все эти годы, начав рассматриваться только сейчас?

Дело в том, что в Донецке следственными органами Управления внутренних дел Донецкой области были открыты против меня уголовные дела, которые, естественно, велись предвзято, не были учтены многие моменты, и в своем заявлении 24 декабря я на эти моменты обратил внимание. Следствие велось таким образом, чтобы скрыть все те факты фальсификации, которые Колесников совершил в июле 2003 года.

То есть, дела сейчас возбуждены по вновь открывшимся обстоятельствам?

Они, скорее, не вновь открывшиеся, а перетекающие.

Со стороны Колесникова действительно были угрозы расправы над вами и вашей семьей?

Да, это действительно так. Угрозы по отношению ко мне и моей семье были со стороны Колесникова очень жесткими.

Он лично вам угрожал?

Да. Вы понимаете - если бы я об этом сказал неделю назад, это было бы одно. Но я об этом сказал еще два года назад, и за это время уже появился не один том уголовного дела. Колесников вымогатель и привлекал для своих целей множество людей, которые занимались фальсификацией уголовных дел.

За эти два года вы ощущали на себе давление со стороны Колесникова?

Давление было очень сильным. И на меня, и на компанию, учредителем которой я являюсь. Проводились бесконечные обыски, проверки и так далее. Людей заставляли давать фальсифицированные показания. Фашизм чистой воды…

После того, как Колесников был задержан по делу «Белого лебедя», с вами кто-либо общался со стороны Колесникова?

Да, мне были высказаны намеки на то, чтобы я не выступал сейчас в качестве свидетеля по делу Колесникова.

«Если бы я не обратился в Генпрокуратуру, то меня уже, наверное, где-то бы «стукнули» и концов бы не нашли»

Можно ли сейчас сказать, кому принадлежит «Золотой скиф», из-за которого вам, как вы говорите, угрожал Колесников?

Здесь нужно прояснить ситуацию . В 1998 году был зарегистрирован благотворительный фонд содействия и развития популяризации Донбасса «Золотой скиф». Его первым президентом был Владимир Рыбак, а потом Янукович. При Рыбаке я был вице-президентом фонда, а в 1999 году при Януковиче стал директором. В первом и во втором случае я вел всю финансовую и организационную деятельность. Это то, что касается фонда. С 1994 года я вел, как предприниматель, деятельность по разработке рекламных и медиа- проектов. Соответственно, те проекты, которые я разрабатывал, регистрировались, и я имел на них свое авторское право. На значок «Золотой скиф» у меня есть свое авторское право. Поэтому заявления всех этих чиновников о том, что Воробьев зарегистрировал без согласия учредителей «Золотого скифа» свои авторские права, звучат просто смешно. Человек придумал и зарегистрировал под своим авторством проект. Он может передать свои авторские права кому-либо, кто заинтересуется, но ведь просто их отбирать никто не имеет права!

Я это говорю, чтобы вы понимали тот правовой беспредел, который имел место. Открытие уголовных дел по факту регистрации мной своих авторских прав - крупная ошибка. Это была целенаправленная инициатива Колесникова , чтобы милиция открыла уголовные дела по авторским правам. Есть торговая марка «Золотой скиф», а есть авторские права на различные акции, мероприятия, в том числе и фестиваль «Золотой скиф», которые принадлежат мне. Естественно, что при проведении всех этих следственных действий были украдены при обысках очень многие вещи – исходники, документы. Система работала на то, чтобы все это забрать и парализовать деятельность нескольких организаций, в том числе и фирмы «Кардинал», учредителем которой я являюсь. Я думаю, что если бы я не обратился в Генпрокуратуру, то меня уже, наверное, где-то бы «стукнули» и концов бы не нашли.

А почему, на ваш взгляд, Колесникова заинтересовал именно «Золотой скиф»?

Ну, понимаете, есть такое понятие: «интересный объект». К примеру, «интересными объектами» являются «Завод шампанских вин», «Авиалинии Донбасса» и так далее. Есть такой объект, как фирма «Кардинал», которая и разрабатывала весь проект «Золотого скифа», который был председателю областного совета очень интересен. Однако оказалось, что у всего этого есть собственник, хоть мы никогда этого не скрывали. Но в этот момент беспредел Колесникова был максимальный. Это было тогда, когда ваш коллега Цодиков потерял бизнес. Колесников увидел, что существует интересный проект «Золотого скифа», «Пальмы Мерцалова». И оказалось, что фонд, который хотел забрать Колесников, просто пустышка. Оказалось, что все самое ценное находится в собственности другого человека, то есть у меня.

Это вызвало у Колесникова, естественно, бурю негодования. Сначала он попытался решить проблему угрозами и шантажом, чтобы я добровольно все отдал. Когда я этого не сделал, он стал применять меры административного воздействия. Этому есть огромное количество доказательств, которые существуют и системно ждут своего часа. Над ними работают сотрудники силовых ведомств. Сейчас я посетил прокуратуру и подтвердил все свои заявления, которые делал в 2003-2004 годах. Сейчас, то, что Колесников накрутил вокруг меня, бумерангом к нему возвращается. Я защитил себя и свою семью. Я считаю, что на первом месте для человека должна стоять система безопасности. Если вам угрожают, то не нужны ни деньги, ни слава. Если угрожают вам, вашей семье, вашим детям, то вы откажетесь от всего, но себя защитите. Я это сделал. Хотя на сегодняшний день очень многих людей в Донецке уже нет в живых. Свыше пятидесяти убийств в Донецкой области не раскрыто – все это под руководством товарища Малышева (бывший начальник УМВД в Донецкой области, а ныне – начальник службы безопасности компании Рината Ахметова SCM – С.К.), который против меня лично открыл семь уголовных дел.

Вы сказали, что к вам уже после ареста Колесникова подходили и советовали не выступать против Колесникова. Это были народные депутаты или другие «доверенные приезжие лица»?

Если вы напишете, то они сами поймут, что я их имею в виду. Я думаю, что эти люди себя узнают.

Это было сказано в виде угроз или предупреждений?

Скорее, это были пожелания. Но мне хотелось бы, чтобы эти люди быстрее поняли то, что завтра они и сами могут оказаться жертвой. Как могут оказаться жертвой и все те, кто выполнял указания Колесникова – чиновники, милиция, судебные органы.

«Эти люди сегодня бросили на Донбасс огромное грязное пятно»

А как Виктор Янукович отреагировал на ваш конфликт с Колесниковым?

Ну, по идее, он как премьер-министр, должен был как-то отреагировать. Но он не отреагировал вообще никак. Хотя он прекрасно знал и видел, как мы с нуля создавали ставшие затем известными национальными брендами «Золотой скиф» и «Пальму Мерцалова». Я бы сам хотел задать ему этот вопрос. Хотелось бы знать, почему он так отреагировал – или он не мог вмешаться, или просто был уверен в том, что Воробьев бандит.

Как вы считаете, может ли «дело Воробьева» оказаться продолжением в «деле Колесникова»?

Я думаю, что на эти вопросы могут дать ответ только следствие и суд. Мое дело – ответить на те вопросы, которые мне задавались.

То есть, вы сейчас общаетесь со следователями Генпрокуратуры?

Да, общаюсь, если они видят в этом необходимость.

А с министром внутренних дел Юрием Луценко общались на эту тему?

Ну, понимаете… (неохотно) У меня есть обязательства, я свидетель. На сегодняшний день я эти обязательства выполняю. Я свидетель по делу Колесникова по такому-то вопросу. А то, с кем общаюсь и как… Я повторю – выполняю свои обязательства, как свидетель.

На ваш взгляд, «дело Колесникова» – это только начало громких процессов в отношении «донецких» или на этом все закончится?

Конечно же, Колесников не должен оказаться тем, кого «отдали на растерзание», чтобы все остальные боялись. Хотелось бы, чтобы дошло дело и до следователя, который фальсифицировал мое дело, и до Малышева, который работал на то, чтобы упрятать меня за решетку. Украина сегодня находится под пристальным взглядом демократических стран, которые наблюдают над тем, что здесь происходит. Если на полпути остановиться, то мы опять вернемся на круги своя. Я когда увидел Колесникова за решеткой, ответил на вопрос о свидетельских показаниях положительно.

Для меня Колесников - преступник. Понятно, что есть суд и следствие. Но я его обвиняю в том, что он вымогал. Вымогал конкретно у меня. Ведь есть цивилизованные методы решения вопросов. Беспредел начинается с малого, потом он перерастает в фашизм. Это люди, которые избивали журналистов, сделали Ющенко фашистом 31 октября, фальсифицировали избирательную кампанию. Таких и близко нельзя подпускать к руководящим постам, потому что они имеют склонность к совершению преступлений и лишены каких-либо моральных принципов... Эти люди сегодня бросили на Донбасс огромное грязное пятно.
"Глаvred"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Loading...