8 июня 2005   14:53   2370

"Фосфорная бомба": ЧП ликвидировали, угроза осталась

"Kramatorsk.info" писал о том, что якобы на славянском "Химпроме" произошел взрыв.

Более подробную информацию об этом происшествии опубликовала газета "Восточный проект".

"Фосфорная бомба": ЧП ликвидировали, угроза осталась

Вопрос о том, что делать с 420 тоннами фосфорного шлама на славянском "Химпроме", до сих пор остается открытым.

Возгорание фосфора, произошедшее во вторник, 31 мая, на территории бывшего "Химпрома" наделало немало шума не только в Славянске, но и в соседних городах, в том числе и в Краматорске. Как оказалось, повода для паники не было: загорелось, по разным оценкам, от 100 до 400 граммов фосфора. Некий неизвестный "металлист" вырезал около 40 сантиметров трубы из нержавейки, по которой в емкости со шламом подавалась вода, и часть фосфора попала в воздух. Пожарные МЧС ликвидировали возгорание в течение получаса. Тем не менее успокаиваться рано: угроза техногенной катастрофы в Славянске как была, так и остается.

Остаются и несколько вопросов: насколько реальна угроза очередного ЧП, чем оно чревато и как устранить возможность катастрофы? Ответы на эти вопросы мы попытались получить у разных специалистов. Оказалось: сколько людей - столько и мнений. Одни считают, что проще всего вывезти фосфорный шлам с территории Украины, и для этого достаточно "нескольких мужиков с лопатами", другие уверены, что провезти шлам через три границы - задача нереальная, проще утилизировать его на месте. Разное мнение у специалистов и о возможных последствиях очередного ЧП, если оно, не дай Бог, произойдет. В МЧС уверены, что даже если загорится весь фосфор, содержащийся в шламе, радиус возможного поражения составит чуть больше полутора километров. Специалисты-химики считают, что при соответствующих силе и направлении ветра ядовитое облако вполне может накрыть и Краматорск.

Все специалисты солидарны в том, что нам ничего не угрожает, если выполнить всего два условия. Первое - не тянуть время и делать хоть что-то, и второе - исключить возможность попадания на территорию хранилища проходимцев-охотников за нержавейкой.

Инцидент с фосфором на заводе уже был. Еще в советские времена

В былые времена, когда "Химпром" процветал и был единственным в СССР предприятием, имеющим сертификат на соответствие продукции международным стандартам, производство на предприятии считалось вполне безопасным. Об этом рассказал бывший начальник производства завода, а ныне помощник-консультант народного депутата Алексей Кучеренко. Завод получал сырье из Казахстана и конечным продуктом фосфорного производства был триполифосфат натрия - основной компонент моющих средств. К середине 80-х годов качество сырья стало ухудшаться, и на заводе стал скапливаться фосфорный шлам - отходы, содержащие определенный процент желтого фосфора.

По словам Алексея Кучеренко, в 1985 году на "Химпроме" скопилось около 200 тонн шлама. Его переработкой на то время занимались три предприятия в СССР - в российском Тольятти и в казахстанских Чимкенте и Джамбуле. Зимой, когда шлам в емкостях замерзал, "мужики с кирками и лопатами" просто кололи его на куски и загружали в цистерны для отправки казахам на переработку. Именно во время таких работ и случился первый инцидент с возгоранием. "Когда в емкости оставалось около 3 тонн шлама, его забыли залить водой и оставили "открытым". Пригревшее солнце растопило лед, и фосфор начал гореть, -- рассказывает Алексей Кучеренко. -- Меня вызвали срочно на завод. Система оповещения о ЧП тогда работала таким образом, что к моему приходу на работу на "Химпроме" собрались пожарные машины со всей области". Инцидент оказался исчерпан только благодаря тому, что ветер в то время дул в сторону, противоположную жилым районам.

Комментируя нынешнюю ситуацию с фосфорным шламом, Алексей Кучеренко выразил мнение, что главная проблема на сегодняшний день - бесхозяйственность. Госпредприятие "Химпром", которому принадлежит хранилище шлама, находится в ожидании решения суда по делу о банкротстве; работающий цех триполифосфата натрия принадлежит частным структурам, и шлам ему не нужен даже даром, поскольку он работает на привозной фосфорной кислоте. Поэтому, по мнению Алексея Кучеренко, нужна или надежная охрана шламохранилища, или "мужики с лопатами, которые зимой загрузят шлам в цистерны" с последующей отправкой в Казахстан. Пока же нужно поддерживать в емкостях со шламом уровень воды и не допускать туда охотников за металлом.

Впрочем, все оказалось не так просто. Во-первых, до сих пор никто точно не знает, что же все-таки будут делать со шламом. Во-вторых, надежность его охраны вызывает очень большие сомнения, которые как раз и усугубляет произошедший на минувшей неделе инцидент. Кроме того, визит на завод краматорских корреспондентов, спустя три дня после ЧП подтвердил: любой желающий заиметь в хозяйстве или сдать в приемку кусок трубы из нержавеющей стали может без труда проникнуть в шламохранилище и сделать свое дело, поставив таким образом под угрозу безопасность окрестных жителей, а то и соседние города.

Сторож: "Заплатите и смотрите"

Бывший гигант химической промышленности сегодня представляет из себя жалкое зрелище. Остовы полуразрушенных цехов, рухнувшие эстакады и прочая арматура - подходящий пейзаж для съемок блокбастеров "о жизни после ядерной войны". Впрочем, среди разрухи еще теплится жизнь - работают цех по производству сухого молотого мела и цех триполифосфата натрия (ТПФН). Как ни странно, но мало кто в Славянске знает, чей это цех и на каком он сырье работает.

Как оказалось, цех ТПФН принадлежит совместному украинско-бельгийскому предприятию, и, если верить заместителю начальника этого производства, "предприятие имеет все разрешительные документы и никому не обязано отчитываться о своей принадлежности". Кроме того, цех ТПФН работает на привозной фосфорной кислоте, 10 вагонов которой стоят тут же под цехом и, как оказалось, никакого отношения к шламу не имеют. "У нас производство безотходное, а шлам принадлежит исключительно обанкротившемуся "Химпрому". Если хотите на него посмотреть - спросите сначала разрешения у их охраны: после инцидента шлам усиленно охраняется", -- сообщила все та же начальница.

Само шламохранилище расположено метрах в 50 от цеха ТПФН. "Усиленной охраной" оказался немолодой уже сторож, вышедший нам навстречу из сторожки, расположенной вблизи от емкостей со шламом, и две ленивые псины. Пускать заезжих корреспондентов сфотографировать емкости со шламом сторож наотрез отказался. "Только с разрешения начальства", -- сказал он. Телефон начальства оказался безнадежно занятым. Впрочем, сторож не стал отрицать, что альтернативой разрешению начальства может послужить: купюра N-ного номинала. "А что? Вы же когда в цирк приходите посмотреть на клоунов, платите деньги...", -- ответил сторож. За время нашего диалога со сторожем мимо прошли два охранника в униформе, но это, как оказалось, вневедомственная охрана цеха ТПФН. Так что вся "усиленная охрана" емкостей с опаснейшими отходами - пожилой сторож, который, как утверждает славянская пресса, месяцами не получает зарплату.

На наше предположение, что "по-видимому здесь все безопасно и никакой угрозы шлам не несет", сторож отрицательно замотал головой: "Как это нет опасности? Есть, конечно!" И добавил, что за уровнем воды, которая обязательно должна быть в емкостях со шламом, никто особо не следит, а на случай перебоев с
водоснабжением есть небольшая бочка с запасом воды и... дождь. На том и разошлись.

Когда охранник зашел в сторожку, мы таки рискнули нажить неприятностей с "усиленной охраной" -- посмотреть на емкости поближе. Сторож в это время выглянул из-за угла своего домика и также внезапно исчез. И, как бы славянский городской голова Анатолий Левит не утверждал в предстоящий понедельник, что
шламохранилище надежно охраняется, есть основание со всей ответственностью заявить: любой желающий поживиться трубами из нержавейки или, не дай Бог, псих, решивший устроить диверсию, может беспрепятственно проникнуть к емкостям с опаснейшими отходами.

Судьбу шлама нужно решить до 13 июня

Об этом заявил мэр Славянска Анатолий Левит на традиционной встрече с прессой в минувший понедельник. "Была комиссия, на которой присутствовали представители всех соответствующих служб области. Они ездили еще раз на место. Понятное дело, определили ряд недостатков, проверили всю документацию. Отметили, что мы все сработали хорошо", -- сообщил мэр Славянска.

Анатолий Левит также зачитал резолютивную часть протокола специального заседания под председательством первого зама главы Облгосадминистрации Дергунова, согласно которой областное Управление экологии и природных ресурсов до 13 июня должно определить возможность заключить договор на вывоз шлама в специальных цистернах в Казахстан. То есть, как уже было сказано вначале рассмотреть возможность варианта "мужики с лопатами". На это случай в областной бюджет недавно было заложено 1,5 млн. гривен. При этом фонд госимущества должен найти возможность снять шлам с баланса и бухгалтерского учета содового завода ("Химпрома"). Сделать это непросто, и мешает этому, как выразился Анатолий Левит, бюрократическая волокита. Содовый находится в процессе ликвидации, но ликвидировать в короткие сроки его нельзя, поскольку действует мораторий на ликвидацию.

Второй вариант, указанный в протоколе, - рассмотреть возможность переработки шлама на месте. По словам Анатолия Левита, разработкой технологии переработки готова заняться ДГМА. Для этого им нужно провести анализ шлама во всех емкостях, разработать технологию и найти подрядчиков, которые изготовят линию по утилизации. Но и здесь мешает излишняя бюрократизация. "Пока мы оформляем одни документы, другие уже теряют силу. То есть нам мешает закрученная бюрократическая машина", -- говорит Анатолий Левит.

Сравнивая оба варианта, мэр Славянска делает вывод, что вариант с вывозом -- проще. Но, если мыслить по-хозяйски, то утилизация выгоднее. "Зачем отправлять шлам казахам и давать им возможность заработать на реализации продуктов, полученных в результате переработки? Если мыслить с государственной точки зрения, шлам нужно переработать на месте и продать полученную продукцию. Этими деньгами можно погасить задолженность по зарплате работникам "Химпрома", -- считает городской голова. Поэтому наиболее рациональным вариантом Левит считает заключение договора с ДГМА, где разрабатывается технология переработки шлама.

Интересный момент. Вспоминая панику, возникшую в результате вторничного инцидента на шламохранилище, Анатолий Левит намекнул, что она возникла не без участия прессы. Спустя полчаса после возгорания он был уже на месте, а еще через 15 минут появилась пресса. "Что недопоняли, то додумали сами", -- считает
Анатолий Левит. При этом, когда речь зашла об охране шламохранилища, мэр, отвечая на вопросы прессы, безапелляционно заявил, что "охрана там надежная". Намек на то, что журналисты на личном опыте убедились в "надежности" охраны, Анатолий Левит отверг безоговорочно.

В завершение беседы с журналистами, возвращаясь снова к теме возгорания фосфора, Анатолий Левит сообщил, что не исключает версии умышленной провокации. "Нужна труба - вырезай три метра, или сколько можешь унести. Но вырезали всего 40 сантиметров. Это наводит на определенные мысли. Тем более, что 1 июня к нам должен был приехать губернатор", -- сказал мэр.

Специалисты ДГМА: "Желание есть, но договора нет. И не известно, когда будет"

О том, насколько сложно утилизировать шлам, сколько это будет стоить, сколько на этом можно заработать и чем чревато бездействие, мы решили узнать у специалистов химиков из ДГМА - заведующего кафедрой химии и охраны труда, профессора Анатолия Авдеенко и доцента той же кафедры, кандидата наук Андрея Кузнецова.

"Желание заключить договор на анализ шлама и разработку технологии по его утилизации есть. Но самого договора нет и не известно, когда он будет", -- говорит Андрей Кузнецов. По его словам, уже выделены деньги на исследование шлама - 50 тысяч гривен, но получить их мешает все та же бюрократическая машина. Трижды заключался трехсторонний договор: ДГМА - Славянский исполком - "Химпром", и трижды бюрократические проволочки мешали приступить к его реализации. Откуда-то "сверху" поступают банальнейшие тормозящие команды: то нужен тендер, то тендер прошел, да не так - нужно было объявить не областной, а всеукраинский тендер и т. д.

На просьбу прокомментировать оба варианта избавления Славянска от фосфорной 400-тонной спички, первый вариант - вывоз шлама за границу -- в ДГМА отвергли сразу. "Российский химзавод в Тольятти сразу отказался принимать шлам - там тоже дела плохи и завод стоит. Везти в Казахстан - тоже нереально. Провезти эту гадость через три границы никто не позволит", -- считают в ДГМА.

Остается переработать шлам. Для этого ДГМА в общей сложности потребуется 450 тысяч гривен. 50 тысяч нужно на анализ шлама. Для этого на НКМЗ должны изготовить из нержавеющей стали "аксессуары" для отбора проб. Поскольку шлам представляет из себя неоднородную смесь фосфора, песка и прочих примесей, то в каждой точке емкостей его концентрация может быть различной, следовательно, в каждой емкости со шламом пробы придется брать через каждые полметра периметра, радиуса и т. д. - процесс длительный, трудоемкий и опасный.

И только после того, как будет определено точное содержание фосфора в шламе, можно будет уже говорить о его переработке, считает Андрей Кузнецов. Около 400 тыс. гривен будет стоить разработка ДГМА технологии переработки шлама. И уже тогда можно будет дать задание проектному институту на изготовление линии по утилизации и, соответственно, говорить о стоимости этой линии и общих затратах.

"По предварительным расчетам, -- говорит Андрей Кузнецов, -- весь шлам можно переработать за полтора года, если построить линию небольшой мощности".

Что касается экономического эффекта, то, по мнению специалистов ДГМА при переработке шлама можно получить около 500 тонн фосфорных удобрений общей стоимостью полмиллиона гривен. А после переработки шлама можно продать и саму линию. Если учесть, что средства на утилизацию предполагается получить из областного бюджета, то расплатиться с долгами по зарплате работникам
"Химпрома" хватит, и еще останется.

Об опасности, которую сейчас представляет шлам, в ДГМА также говорят, что она сводится к минимуму, если шлам будет под водой и надежно охраняться. Химики тоже не склонны излишне обострять ситуацию, но уверены, что "промедление смерти подобно". По мнению Анатолия Авдеенко, никто не знает, какие химические реакции происходят в шламе. Может быть, желтый фосфор за десятки лет стал безопасным красным фосфором, а может, и нет. Внутрь емкостей тоже никто не заглядывал, и неизвестно, в каком состоянии находятся изнутри 5-миллиметровые стенки емкостей.

Уверены ученые в одном: если пресловутая бюрократическая машина победит и шлам останется в емкостях еще на долгие годы, рано или поздно ЭТО произойдет. Потушить разлившийся фосфор будет практически невозможно. Причем, рассчитанный МЧСниками радиус поражения в полтора с лишним километра у химиков вызывает сомнения. По их мнению, зона поражения составляет не менее 30 квадратных километров, а при сильном ветре "нужной направленности" ядовитое облако способно накрыть и Краматорск. Чем это чревато - точно могут сказать медики. Он говорят, что это может вызывать ожог слизистых оболочек и острое отравление.

Кроме того, неподалеку от завода протекает Торец, рядом расположена важнейшая в регионе курортная зона. Дай Бог, чтобы победила не бюрократия, а здравый смысл!

P. S. К сожалению, дефицит времени не позволяет нам провести полноценное журналистское расследование в данной области. А "за бортом" осталось многое. Например, желающие остаться неназванными, но абсолютно надежные источники утверждают, что решение проблемы утилизации фосфорного шлама может значительно ускорить элементарный "откат" -- крупная взятка нужному человеку.

Кроме того, фосфорный шлам - не единственная составляющая экологической бомбы нашего региона. Есть еще пресловутое "белое море Славянска" -- десятки гектаров земли на самой границе с заповедной курортной зоной, куда десятилетиями сливались ядовитые отходы химпроизводства. Есть практически бесхозное хранилище опасных отходов гальванического производство Славянского арматурно-изоляторного завода. Но это уже тема для отдельных
исследований...

Справка

Желтый фосфор - химический элемент, соединения которого используются в производстве широкого спектра продукции от моющих средств и неорганических удобрений до химического оружия -- зарина, замана, напалма.

Фосфорный шлам - отходы (грязь, песок, вода и т.д), содержащие определенный процент фосфора. Главное условие безопасного хранения фосфоросодержащего шлама - хранение в закрытых емкостях из нержавеющей стали и наличие над шламом слоя воды, поскольку при соприкосновении с кислородом воздуха фосфор
самовозгорается, выделяя ядовитые окислы.

На сегодняшний день, по оценкам специалистов, на заводе содержится около 420 тонн шлама в 18 стальных емкостях с содержанием в нем фосфора от 80 до 120 тонн.

Дмитрий Лукьяненко
"Kramatorsk.info"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Последние новости: