Форум Краматорска

  • 19 Ноябрь 2019, 21:32:43
  • Добро пожаловать, Гость
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Новости:

Автор Тема: ДОТы в Краматорске и окрестностях  (Прочитано 120052 раз)

Оффлайн Константин

  • Moderator
  • Старожил
  • *****
  • Спасибо
  • -Сказал: 414
  • -Получил: 119
  • Сообщений: 1429
  • Карма: +70/-0
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Чертежи конструкций отдельных элементов полевой фортификации предполагалось представить позже, однако, строительство позиций следовало начать незамедлительно. Для этого предписывалось обязательно и в строгой последовательности выполнить следующее:
а) наметить на местности и оборудовать укрепленные пункты (нем. Stützpunkt) из расчета на одно пехотное отделение. Стрелковые позиции необходимо усилить одной позицией для станкового пулемета. Это своего рода будет «костяк», на котором будет в дальнейшем строиться вся оборона;
б) построить противоосколочные укрытия для личного состава отделений. Укрытие должно располагаться на дистанции не более 50 метров от стрелковых позиций отделения и соединяться с ними ходом сообщения для скрытого перемещения личного состава;
в) укрепленные пункты отделений соединить между собой ходами сообщения;
г)приступить к строительству противотанковых рвов. Которые должны располагаться на дистанции не менее 40 метров от стрелковых позиций отделений;
д) тщательно замаскировать позиции.

Установку на позициях противотанковых орудий и тяжелого вооружения должны были выполнять войска заполнения. Начиная с основных дорог и подъездных путей, маршруты следования к позициям предполагалось обозначить специальными указателями, информационно достаточными для их идентификации войсками заполнения.
Актуальная техническая документация, в соответствии с которой предполагалось вести строительные работы, всегда должна была находиться на позициях. Таким образом, в случае ротации строительного персонала и их руководителей, новый персонал мог быть оперативно проинформирован о состоянии дел на строительном участке.

Приказ начальника инженерного управления штаба 1-й танковой армии предписывал регулярно предоставлять еженедельные отчеты о планируемых и завершенных работах. В связи с этим, районным комендантам необходимо было высылать отчеты и карты каждую среду в штаб Korück 531 капитану Дювалю. Форма отчета была выслана фельдсвязью комендантам районов 16.03.1943 г.
Очевидно, что на каком то этапе капитан Дюваль просто физически не смог справляться с таким объемом канцелярской работы и 28 марта ему в помощь был выделен офицер штаба Korück 531 лейтенант Ульрих Унгер (нем. Leutnant Ulrich Unger). Основной его обязанностью было формирование еженедельных отчетов для инженерного управления армии. Необходимо было разобраться в том ворохе карт, схем, таблиц, которые военные коменданты направляли в штаб тылового района, свести всю информацию в итоговые цифры и нанести на топографическую карту масштаба 1:50000 актуальную обстановку на строительных объектах. И затем итоговый отчет выслать фельдсвязью полковнику Хельму в штаб армии.
Эта задача осложнялась тем обстоятельством, что военные коменданты населенных пунктов, несмотря на, казалось бы, четкие инструкции по заполнению форм отчетности и многочисленные разъяснения лейтенанта Унгера, в большинстве своем составляли свои отчеты не лично, а перепоручали эту работу своим подчиненным. А они, чаще всего, были абсолютно не в курсе требований к их составлению и оформлению. То же относилось и к картам обстановки на строительных участках – в большинстве своем их информативность была ниже всякой критики. Качество отчетов, предоставляемых комендантами районов, было на порядок выше. Это объясняется тем обстоятельством, что все коменданты районов были штатными сотрудниками Korück 531. Продвижение по службе, награждения и репутация этих офицеров напрямую зависели от благосклонности генерал-майора Штубенрауха и полковника Хоспке. Военными же комендантами населенных пунктов назначались, как правило, командиры воинских подразделений, отведенных с передовой в ближний тыл на переформирование либо отдых. Или офицеры, в звании не ниже майора, после выписки из госпиталя. Очень часто, это были заслуженные боевые командиры, отмеченные многочисленными высшими боевыми наградами, известные самому фюреру. Что для них было указания какого то там лейтенанта из Комендатуры тылового района…

1 марта 1943 г. в связи с изменением положения разделительной линии между 1-й танковой и 6-й армиями, населенные пункты Орджоникидзе, Хацапетовка и Селидовка перешли под юрисдикцию Korück 585. Но на объеме работы капитана Дюваля и лейтенанта Унгера это отразилось незначительно. Этим офицерам приходилось постоянно лично инспектировать строительство и на месте вносить коррективы в отчеты комендантов. Итоги одной из таких поездок капитан Дюваль изложил 8 апреля 1943 года в своем отчете:
«Построено противотанковых рвов: Ясиноватая – в наличии 1600 погонных метров; Авдеевка – в наличии 1800 погонных метров; Константиновка – 140 погонных метров. Всего построено за отчетную неделю 1560 погонных метров.
Построено пехотных позиций: Ясиноватая – 481 метр кубический; Авдеевка – 123 метра кубических (4 укрепленных пункта для пехотных отделений, 2 позиции тяжелых пулеметов, 3 позиции ручных пулеметов, 90 метров ходов сообщения); Никитовка – 220 метров кубических (9 укрепленных пунктов для пехотных отделений, 175 метров ходов сообщения); Константиновка – 435 метров кубических (204 пехотные стрелковые ячейки типа «Panzer Deckungsloch», 18 позиций тяжелых и ручных пулеметов, 3 позиции для противотанковых пушек); Дружковка – 100 метров кубических; Гришино – 1584 метров кубических (45 укрепленных пунктов для пехотных отделений, 70 позиций тяжелых и ручных пулеметов, 700 метров ходов сообщения); Дзержинск – 149 метров кубических (7 укрепленных пунктов для пехотных отделений, 30 метров ходов сообщения); Всего построено за отчетную неделю 1524 кубических метра.
Построено пехотных укрытий: Гришино – 2 противоосколочных укрытия; Ясиноватая – переоборудовано под укрытия 18 подвалов; Гришино – 7 укрытий легкого типа и переоборудовано под укрытия 5 подвалов. Всего построено за отчетную неделю 2 противоосколочных укрытия.
Количество привлеченного к работам гражданского населения: Ясиноватая – 300 человек; Авдеевка – 960 человек; Никитовка – 50 человек; Константиновка – 143 человека; Дружковка – никто не работал; Дзержинск – 100 человек; Гришино – 250 человек. Всего работало 1803 человека».
Так же, в своем отчете капитан Дюваль указал, что в отчете не учтены данные по Краматорской и Артемовску, т.к. с 20 марта и по сей день от военных комендантов указанных населенных пунктов не поступало никаких отчетов о ходе строительства оборонительных позиций. Похоже, что эти военные коменданты не полностью осознали, что они находятся в прямом подчинении коменданта тылового района и обязаны беспрекословно выполнять все приказы Korück 531.

Нет ничего удивительного, что военный комендант Краматорской проигнорировал распоряжение начальника штаба Комендатуры тылового района. В период с 18 марта по 7 мая 1943 г., эту должность занимал очень известный боевой командир, кавалер орденов Немецкий крест в золоте и Рыцарский крест Железного креста, командир 3-го панцер-гренадерского полка подполковник Эрнст Вельманн (нем. Oberstleutnant Ernst Wellmann).


Военный комендант Краматорской подполковник Эрнст Вельманн

В мае 1943 г. штаб генерал-инспектора инженерных войск и крепостей разработал, а Верховное командование сухопутных войск утвердило новые стандарты и требования к противотанковым рвам. Эти документы должны были прибыть из Потсдама еще в середине мая, однако в связи с какими то проволочками прибыли в 1-ю танковую армию только 27 мая. В войска и комендантам районов они были переданы не раньше 6 июня 1943 г.

В отчете от 27 мая капитан Дюваль отметил, что в текущем месяце оборонительные возможности позиций вокруг Авдеевки, Артемовска, Гришино и Ясиноватой были значительно усилены за счет строительства дополнительных пулеметных, минометных и позиций противотанковых орудий, а так же стрелковых ячеек типа «Panzer Deckungsloch» и ходов сообщения. Так же майор отметил положительную динамику строительства в Краматорской и дал оценку противопехотным возможностям оборонительных позиций в Лозовой как вполне достаточным. Возможно, очевидный прогресс в Краматорской был связан с тем, что в соответствии с приказом оперативного отдела штаба 1-й танковой армии, с 9 мая приступил к выполнению своих служебных обязанностей новый военный комендант Краматорской майор Вюттке (нем. Major Wuttke). По крайней мере, в отчетах и рапортах лейтенанта Унгера и капитана Дюваля военная комендатура Краматорской более не упоминалась в числе отстающих.

Этого нельзя было сказать о военном коменданте населенного пункта Старые Близнецы. 3 июня в штаб Korück 531 поступила телефонограмма из штаба 5-й панцер-гренадерской дивизии СС «Викинг». Согласно рапорту командира 1-го батальона панцер-гренадерского полка СС «Нордланд» штурмбанфюрера СС Ханса-Генриха Лохманна, ни одна из отмеченных на карте оборонительных позиций в населенном пункте Старые Близнецы не была построена. Вообще. Кое-где были видны следы старой разметки позиций, вбиты деревянные колышки, но не более того. Батальону, вместо выполнения поставленных задач, пришлось окапывался своими силами. В связи с данным инцидентом, в Старые Близнецы срочно отбыли начальник штаба Korück 531 полковник Хоспке и капитан Дюваль.

24 июня 1943 г. в Константиновке штабом Korück 531 была организована конференция, посвященная вопросам строительства оборонительных позиций. Каждая комендатура района и каждая военная комендатура делегировала одного офицера и одного фельдфебеля-чертежника. От штаба начальника инженерной службы армии присутствовал капитан Хельвиг. Мероприятие проходило в Солдатском доме, напротив железнодорожного вокзала. Первым выступил (с 09-30 до 10-00) капитан Дюваль с докладом «Общие вопросы позиционного строительства». С 10-00 до 11-30 лейтенант Унгер и капитан Дюваль проводили тренинги по нанесению на топографические карты различного рода элементов полевой фортификации. Каждому участнику было вручено последняя редакция наставления по инженерному оборудованию позиций. После обеда делегаты разъехались по своим расположениям.

С 22 по 25 июня 1943 года полковники Бенике и Хоспке, совместно с группой офицеров штаба 1-й танковой армии, находились в инспекционной поездке по тыловым позициям армии. Результаты этой поездки и личные впечатления полковника Хоспке от увиденного, нашли отражение в отчете штаба Korück 531 от 26 июня 1943 года. Состояние обороны и качество строительства позиций населенных пунктов Авдеевка, Артемовск, Лозовая и Ясиноватая получили оценку «хорошо». В Авдеевке было отмечено удачное расположение позиций на местности и великолепное качество противотанкового рва с северо-восточной стороны населенного пункта. В Ясиноватой – хорошая маскировка позиций прикрытия железнодорожной станции с юга и соответствие противотанковых рвов всем требованиям. Инженерное обеспечение позиций в населенных пунктах Гришино, Краматорская, Краснопавловка, Никитовка, Сахновщина и Часов Яр оценено как «удовлетворительное». Работа военных комендантов Дзержинска, Дружковки, Константиновки и Старых Близнецов была признана неудовлетворительной. Основной общей проблемой было определено катастрофическое отсутствие древесины. Это ставило под сомнение своевременное строительство взводных и ротных командных пунктов. Так же, полковник Хоспке отметил, что разнообразный состав рабочей силы, по большей части женщин и детей-подростков, а также меняющиеся почвенные условия – земля, глина, камень – в большинстве случаев не позволяют правильно и справедливо применять установленные нормы выработки для сдельной оплаты труда. Однако, деньги не имеют в глазах местного населения абсолютно никакой ценности, во многих случаях заработная плата не забирается рабочими вообще. Только продукты являются несомненной ценностью – все дело в хронической проблеме снабжения продуктами питания местного населения. При достаточном выделении армией дополнительных продуктов питания, мотивация работать и, следовательно, производительность труда, скорее всего, увеличатся в разы. Но и на сегодняшний день, там, где применяется аккордный принцип работ (определение фиксированного объема работы, после выполнения которого работник может пойти домой), местное население работает качественней и быстрее всего.


Стрелковая ячейка типа «Panzer Deckungsloch»

В период с 28 июня по 1 июля 1943 года, в соответствии с распоряжением начальника штаба 1-й танковой армии генерал-майора Вальтера Венка (нем. Generalmajor Walther Wenck) во всех указанных выше населенных пунктах были проведены плановые учения. Отрабатывались действия войск по заполнению оборонительных рубежей. Замечания командиров в отношении качества построенных позиций (на удивление не многочисленные) были переданы в штаб Korück 531.

Для правильного понимания дальнейших событий, очевидно необходимо рассмотреть значение двух, сугубо немецких терминов. «Фортификационный маневр» (нем. Befestigungsmanöver) – это возможность войск (техническая и организационная) в максимально сжатые сроки и с минимальными трудовыми затратами создавать достаточно укрепленные позиции на тех участках фронта, необходимость усиление которых продиктована изменением боевой обстановки. «Центр тяжести» (нем. Schwerpunkt) – это объект на местности, от захвата либо удержания которого, по мнению командования, зависит успех выполнения поставленной задачи в целом. В широком смысле, «шверпунктом» может быть не только географический объект. Любая поставленная командованием цель, для достижения которой необходима концентрация усилий абсолютно всех подразделений, может быть назначена неким «шверпунктом».

В последних числах июня 1943 года, в связи с предельно обострившейся обстановкой на фронте, начальник штаба Группы армий «Юг» генерал-лейтенант Теодор Буссе (нем. Generalleutnant Theodor Busse) отдал распоряжение начальникам штабов армий максимально ускорить строительство запасных укрепленных тыловых позиций. Были перечислены наименования и расположение позиций, которые штаб Группы армий настоятельно требовал привести в течении месяца в полную готовность для возможности принятия войск заполнения. Десяток крупных индустриальных и административных центров, находившихся либо под непосредственным прикрытием этих тыловых рубежей, либо в непосредственной близости от них, были обозначены как «шверпункты».

В зонах ответственности 1-й танковой и 6-й армий такими тыловыми позициями были определены «Черепаха» и «Орель – Самара» (нем. Orel – Ssamara – Stellung). «Шверпунктами» – города Мариуполь, Сталино и Краматорская. Если со Сталино и Мариуполем более-менее все ясно, то причина включения в этот список Краматорской требует пояснения. Не случайно этот населенный пункт являлся точкой стыка двух важных тыловых оборонительных рубежей – правофлангового участка № 16 позиции «Черепаха» и участка № 1 позиции «Орель-Самара». Наличие двух естественных водных преград (с восточной стороны – река Казенный Торец, с северной – река Маячка) и множество доминирующих высот на правом берегу Казенного Торца, все это делало этот населенный пункт идеальным с точки зрения организации узла сопротивления. Так же, сыграло немаловажную роль и наличие крупных заводов, весьма важных для экономики Рейха, которые оккупационные власти передали в концессию: Новокраматорский машиностроительный завод им. Сталина (нем. Maschinenfabrik «Stalin») акционерному обществу Friedrich Krupp AG; металлургический (нем. Hütte Kramatorskaja) и машиностроительный завод им. Орджоникидзе (нем. Maschinenfabrik «Ordzonikidze») акционерному обществу Gutehoffnungshütte AG.


Начальник штаба Группы армий «Юг» генерал-лейтенант Теодор Буссе

В рамках реализации приказа штаба Группы Армий «Юг», в июле 1943 г. один из батальонных участков тыловой укрепленной оборонительной позиции «Черепаха» в районе Краматорской был оснащен новейшими фортификационными сооружениями, поступившими на вооружение Вермахта – мобильными бронированными пулеметными гнездами (нем. MG-Panzernest).

Это был на тот момент беспрецедентный шаг, ибо все пулеметные гнезда штаб Группы армий Юг распределял буквально поштучно и исключительно для усиления переднего края обороны. Была разработана целая программа их развертывания, первая очередь которой предусматривала насыщение сугубо переднего края обороны 57-го танкового корпуса северо-западнее Изюма. Однако, из одиннадцати пулеметных гнезд, предназначенных для 198-й пехотной дивизии этого корпуса, семь были переданы в Сталино, а четыре – в Краматорскую. Это был как раз пример реализации на практике принципа фортификационного маневра, для которого, собственно, эти устройства и создавались. В июле, силами персонала 504-го легкого самокатного дорожно-строительного батальона (нем. leichte Radfahr-Straßen-Bau-Bataillon 504) все четыре бронированных пулеметных гнезда были установлены на позиции «Черепаха», на участке между высотами 153,5 и 141,0 (местное население называло этот район «Меловая гора»). Руководство работами осуществлял непосредственно штаб начальника инженерной службы 1-й танковой армии. Ни военный комендант Краматорской, ни штаб Korück 531, к этим работам привлечены не были.

20 июня 1943 г. к исполнению своих обязанностей приступил новый начальник инженерной службы 1-й танковой армии полковник Вильгельм Уллершпергер (нем. Oberst Wilhelm Ullersperger). Имея за плечами солидный многолетний опыт в сфере крепостного строительства, полковник лично разработал план усиления обороны Краматорской. Который, в частности, предусматривал строительство 23 долговременных фортификационных сооружений.

С учетом трудностей со снабжением строительными материалами и предельно сжатых сроков реализации проекта, было предложено остановиться на строительстве 4-амбразурных пулеметных железобетонных огневых точек фронтального огня, способных выдержать прямое попадание артиллерийского снаряда калибром 10,5 см. Командующий 1-й танковой армией генерал-полковник Эберхард фон Макензен одобрил и утвердил предложенный план 7 июля 1943 г.


MG-Panzernest. Автор чертежа Роберт Юрга (Польша)


Начальник инженерной службы 1-й танковой армии полковник Вильгельм Уллершпергер
"Жигуль" - не ссцы, доедем...
"Космич" - чувак, ты рулишь Историей...

Thank-o-Matic 3.0 By Adk Team