19 мая 2006   18:43   1325

В Евросоюз ведут донецкие?

Так уже сложилось, что экономической евроинтеграцией Украины на деле занимаются донецкие бизнесмены.

Приобретая активы в Европе и включая их в свои производственные цепи, они становятся полноправными игроками рынка ЕС.

Прозападный курс Киева будет выгоден им до тех пор, пока украинскую промышленность не начнут всерьез приводить к евростандартам.

В Европе на донецких все еще косятся. Еврочиновники сомневаются в происхождении их капиталов, способности вести честный бизнес, да и просто ревнуют свои предприятия к «варварам» с Востока. Достаточно вспомнить недавний инцидент с попыткой Укрподшипника (компания братьев Клюевых) приобрести австрийский Bank Burgenland AG. Донетчане готовы были раскошелиться и увеличить уставный фонд этого обремененного долгами банка на EUR 100 млн. Однако, австрийским властям украинские инвесторы не приглянулись, их заподозрили в невозможности обеспечить прозрачный менеджмент и отказали в покупке финучреждения. Впрочем, точку в этой истории ставить пока рано: впереди еще судебные тяжбы и попытки купить другие австрийские банки. Клюевых должен воодушевлять пример земляков из Индустриального союза Донбасса, который после провальных аукционов и изнурительных переговоров с польской властью таки овладели металлургическим комбинатом Huta Czestochowa.

Какой-то особой политической подоплеки в экспансии донецкого капитала на Запад нет. Покупка заводов и банков за границей – своего рода осознанная необходимость для собственников экспортоориентированных предприятий. В Украине во многих отраслях раздел активов уже состоялся, и войны ФПГ за последние ГОКи и коксохимы слегка утихли. Оставшиеся в госсобственности объекты Фонд госимущества стремится продать втридорога, дабы наполнить вечно дырявый бюджет. В Европе ж, особенно в ее восточной части, лежит немало сравнительно дешевых активов – промышленных монстров эпохи социализма (а то и старше), которые погрязли в долгах и за которые транснациональные скупятся платить значительные суммы. Для донетчан же первоочередным является не вопрос цены, а географии – завод в Венгрии или Польше гарантирует относительно стабильную работу на перспективном рынке.

Более других в частной евроинтеграции преуспел Индустриальный союз Донбасса, который сегодня владеет двумя заводами в Венгрии(Dunaferr и DAM Steel) и одним в Польше(Huta Czestochowa). Польза от этих приобретений состоит в том, что вместе с предприятием украинская компания получает и часть национального рынка (Huta Czestochowa, например, входит в пятерку ведущих меткомбинатов Польши и поставляет сталь на судоверфи). К тому же, возрастает капитализация, которая у даже у таких монстров как ИСД и SCM, остается по европейским меркам не такой уж значительной. Затраты на европейский активы могут быть разными – Huta Czestochowa Польша ценила как «фамильное серебро» и взяла за него $ 344 млн. плюс $ 72 млн. инвестобязательств. Зато итальянский завод Ferrera обошелся SCM Рината Ахметова сравнительно дешево: в $ 72 млн.

Еще один «плюс» европейских приобретений – возможность интегрировать их с украинскими заводами. Так, например, ИСД планирует связать в одну цепочку Huta Czestochowa и Алчевский меткомбинат. Подобную тактику применяет и SCM Рината Ахметова, который начал свою экспансию на Запад несколько позже Индустриального союза: итальянский завод Ferrera, который должен быть интегрирован в промышленную структуру ахметовского бизнес-альянса.

В дальнейшем скупка активов в Евросоюзе донецкими бизнесменами продолжится: Западная Европа не первый год живет в постиндустриальной эпохе и не слишком дорожит своими домнами и мартенами, стараясь вынести промпроизводство в Китай или Индию. Но позволить себе такую миграцию может не каждый: заводы, которые не попали в свое время в орбиту интересов транснациональных корпораций вроде Mittal Steel или Arcelor пребывают ныне в депрессии. Их собственники – промышленники во втором поколении рады избавится от столь хлопотного наследства. А украинские бизнесмены со своими капиталами и дешевым сырьем – желанные инвесторы. С таким настроением встретили на Ferrera представителей SCM. В таком же духе, возможно, произойдет и продажа другого итальянского завода Giammoro корпорации ИСД.

В свете этих тенденций донецкий бизнес – в первую очередь, SCM и ИСД оказываются заинтересованными в дальнейшей евроинтеграции Украины. Оптимизировать свою работу за границей им помогли бы членство Украины в ВТО и уж тем более создание зоны свободной торговли с Евросоюзом. Не менее заинтересованы в этом и нынешние евронеудачники – братья Клюевы и Владимир Бойко(председатель правления ММК им Ильича, депутат от СПУ и соучастник покупки австрийского банка). Ведь имидж страны не в последнюю очередь влияет на репутацию ее бизнесменов. Открытие европейских рынков – желанная и более ощутимая перспектива, чем надежды на стабильное сотрудничество с Россией. От последней, как показывает опыт российско-грузинской торговой войны, можно ожидать каких угодно политических сюрпризов и неожиданных антидемпинговых расследований. Европа, наоборот, если рискнет создать с Украиной зону свободной торговли, должна будет снять существующие сегодня ограничения. А перемещение капитала из Донецка в ЕС значительно упроститься.

С другой стороны, европейцы тоже заинтересованы в том, чтобы новоявленные собственники заводов играли по их правилам. А влиять на них в рамках единого экономического и правового пространства гораздо легче, чем через виртуальный занавес, который существует ныне между Евросоюзом и Украиной. По сути, донецкие бизнесмены уже сегодня стали заложниками евроинтеграции. Оттого, насколько эффективным будет сближение между Киевом и Брюсселем, зависят их дальнейшие стратегические планы компаний. Дистанция времен Кучмы уже сегодня замедляет их экспансию на Запад, и ее сохранение неизбежно будет порождать сомнения в прозрачности менеджмента и другие мифы, сопровождающие предпринимателей стран третьего мира.

Впрочем, полноправное членство Украины в ЕС донецких бизнесменов вряд ли устроит. Ведь вступление в Союз чревато пересмотром многих норм: от социальных до экологических. Заводам SCM и ИСД такая европеизация пока не по плечу. Компании вкладывают многомиллионные средства в техническое перевооружение (на новые печи на Алчевском меткомбинате ИСД привлек EUR 142 млн.) Однако, при показателях изношенности оборудования в 60-80% и станках послевоенной эпохи (а именно такая техника сегодня доминирует на украинских заводах) про соблюдение строгих европейских экологических норм говорить не приходится. Да и отношения с профсоюзами (с неизбежным увеличением зарплаты рабочим до норм ЕС) по европейской модели донецкие бизнесмены пока что строить не готовы. Разница производственных затрат в Украине и Европе сегодня и составляет значительную часть их доходов. Полная унификация либо повергнет их в убытки, либо заставит переносить производство в Китай, который, возможно, к тому времени пресытится чужими заводами на своей территории. И тут интересы донецкого бизнеса опять совпадают с европейскими. Лояльные к промышленности экологические нормы и дешевая рабочая сила, по мнению Владимира Дубровского, эксперта CASE-Украина, как раз то, что хотел бы видеть западный инвестор в Украине. Унификация, как показывает опыт Польши, где часть производств была закрыта после расширения ЕС и вынесена в Азию, не играет на руку корпорациям. Скорее всего, и донецкий бизнес, который идет сегодня в авангарде экономической евроинтеграции и официальный Брюссель заинтересованы в создании иллюзии скорого вступления Украины в Евросоюз. К реальному же объединению готовы разве что украинские политики, мечтающие об удобных креслах в Европейском парламенте.
"Остров"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Последние новости.

Loading...