7 апреля 2005   13:52   1352

Сорока: "Юрий Кравченко знал, что там уже ждали его, в том гараже"

Ближайший соратник и помощник погибшего экс-главы МВД Юрия Кравченко, полковник внутренней службы Станислав Сорока, который прибыл одним из первых к месту трагедии, уверен в том, что Юрия Кравченко убили.

Об этом Станислав Сорока заявил в интервью интернет-газете "Трибуна", которое сегодня публикует газета "Факты".

По словам Станислава Сороки, который был с экс-главой МВД с прихода его на пост министра, говорит, что за Юрием Кравченко следили постоянно - до последней минуты. "За ним следили постоянно. И когда он был губернатором Херсонской области, и в налоговой администрации это было, причем ярко выражено: за ним машина "ходила", человека четыре в машине было. Либо ждали команды арестовать, либо еще чего-то... А вот в последнее время это уже стало явным, уже никто не скрывал".

По словам Станислава Сороки, он был с министром "с 1995 и до 1999 года, когда за ним велась очень большая слежка. Я эту слежку выявил, это были работники Службы безопасности. Он тогда непосредственно писал рапорт Президенту, Леониду Даниловичу (Кучме). Люди эти были задержаны, но так в воду все и кануло...".

На вопрос том, как Юрий Кравченко узнал о вызове в Генеральную прокуратуру на допрос в связи с расследование дела Георгия Гонгадзе, Станислав Сорока ответил: "Когда министра вызывали в прокуратуру через СМИ повестки ведь не было. Он сказал, что пойдет туда". По словам Станислава Сороки, к вызову в ГПУ экс-министр отнесся спокойно, но сказал: "Пойду до последнего". В смысле: меня одурачили, но им нелегко будет".

Станислав Сорока рассказал, что накануне гибели Юрия Кравченко - 3 марта - "мы, не сговариваясь, с Брылем, Подолякой, Ходаревым приехали на корты, на Труханов остров , (где Юрий Кравченко играл в теннис). Так вот: какого-либо волнения у него не было". Станислав Сорока сказал, что он пробыл вместе с Юрием Кравченко до девяти часов вечера, и что экс-министр, в основном, говорил о праздновании своего дня рождения 5 марта. Кроме того, по словам помощника, Юрий Кравченко на девять утра 4 марта заказал машину, чтобы ехать на допрос в Генпрокуратуру. И они договорились встретиться в половине десятого утра под ГПУ.

Станислав Сорока сказал: "Он хотел остаться ночевать там, на Трухановом острове. Я не хотел его оставлять. Я сказал, что остаюсь ночевать здесь. Потом Подоляка сказал, что остается ночевать, перезвонил супруге и сказал открытым текстом: у шефа здесь не очень хорошая ситуация, и я его оставлять не хочу, остаюсь здесь. Когда Юрий Федорович увидел, что мы не оставим его, он повернул все так, что вроде бы все хорошо, чтобы у нас никаких сомнений не было. Сказал: "Супруга там, на даче, надо ехать, привести себя в порядок. Завтра нормальный внешний вид нужно иметь. Я еду домой, буду ночевать дома. В общем, встречаемся завтра в полдесятого, кто не сможет - в тринадцать ноль-ноль здесь". Сел в машину и поехал".

О трагических событиях полковник узнал "где-то в восемь часов утра. Я ехал на работу, мне позвонил водитель: он плачет... Я сразу развернулся и помчался в Конча-Заспу".

Водителю позвонила жена Юрия Федоровича. "Она первая обнаружила тело, не могла вспомнить никаких телефонов и позвонила по первым номерам, что нашла под рукой. Дочку набрала и водителя, а водитель - сразу меня. И я слышу, что он захлебывается, плачет. Я думал, что он там находится, - спросил, где он. Ответил, что дома. Я развернулся и поехал прямо на "Золотые ворота". Приехал, в доме была Татьяна Петровна, а на дворе меня ждали дочка с зятем. Повели меня, показали, где это все. То, что это самоубийство, я сразу отверг", - заявляет Станислав Сорока.

Свою уверенность он пояснил: "Потому что я его застал... В такой позе он сидел (показывает). Он сидел на стуле посреди помещения, расставив ноги. На стуле, стоящем далеко от всех стен. Пистолет - крупнокалиберная "Беретта", 9 мм, армейский пистолет, стоял, опершись на рукоятку и стволом облокотившись о перемычку стула - как будто он его аккуратно поставил после выстрела. Руки покойного были опущены между ног. Лицевая часть черепа была опущена. Правая сторона была меньше ранена - в виске входное отверстие. Левая - просто все разворочено. Гараж был закрыт, там узкий проход, и я дальше не пошел. Помещение не освещено, и я не видел, что дальше было. Ну, деталей там всяких (плачет). Так вот, я сразу подумал: стрелял с правой стороны, отдача должна быть не такой, руку и пистолет должно было отбросить. И потом есть яркий пример - Кочегаров (бывший глава УВД Черкасской области. - Ред.). Генерал, который стрелялся снизу вверх из пистолета, табельного "Форта". Юрий Федорович выезжал туда: так вот, второй раз Кочегаров не смог сделать выстрела. И потом, когда обсуждалось, все говорили: "Ну кто так стреляется в подбородок, снизу вверх Надо в висок - и готово!".

По словам Станислава Сороки, в момент смерти Юрий Кравченко был одет в домашнюю курточку и пижаму, туфли, не завязанные на шнурки. "И потом, когда я дома вспоминал, кто же мне позвонил и сказал, что нашли предсмертную записку, я вспомнил: перезвонил водитель и сказал, что есть предсмертная записка, которую нашли в кармане брюк... Тогда я разозлился, начал кричать: говорю, в каких карманах! У него на пижамных брюках карманов не было! И потом, где-то через два часа, мы узнаем, что записку нашли на теле под пижамными брюками, в нижнем белье".

По мнению Станислава Сороки, убийство произошло приблизительно "в период от двадцати минут восьмого до без пятнадцати восемь".

Он рассказал, что, по словам жены Юрия Кравченко, "он вышел с собакой погулять, с белым лабрадором. Жена пошла принимать душ, вышла через полчаса, окликнула Юрий Федерович не отзывается. Обычно он говорил или "Я здесь", или еще как-то отзывался. Она в окно выглянула, смотрит: собака там, она на улицу вышла - собака крутится у гаража. Потом, когда вошла, уже сама не помнит, сколько там пробыла. Крик, шок...".

В доме, кроме нее и Юрия Кравченко "никого больше не было. Хотя в прессе пишут, что охрана была, но она была не ближе чем в 150 метрах от дома. Камеры видео-наблюдения не работали. Их вообще не включали, не видя в этом необходимости. Юрий Федерович говорил, что ему нечего бояться".

При этом Станислав Сорока думает, что Юрий Кравченко знал "о том, что там уже ждали его, в том гараже. Он смирился с тем, что произойдет, и никаких действий не предпринимал, потому что на кону стоят три жизни. И поэтому взял с собой свое оружие, чтобы показать, что было самоубийство. Плюс все эти выступления по телевидению - они показывали, что был прессинг, и он подверг себя самоубийству".

На вопрос "То есть он знал, что его там ждет убийца или контролер ", Станислав Сорока ответил: "Думаю, что да. Либо первый выстрел он сам сделал, показав этим, что он это все делает под давлением. А второй - его добили, и все. Либо же первый выстрел произвели люди, которые его ждали".

По словам Станислава Сороки его смутил первый выстрел снизу вверх в подбородок: "Вот это нас в первую очередь и смутило, вспомните про Кочегарова. Может, знак нам подал, что не сам он, а под давлением. То, что выстрел был снизу вверх в подбородок. Если бы он стрелялся, он бы сразу в висок себе выстрелил".

Он считает, что выстрел в висок мог произвести "контролер": "Так контролер и мог дострелить, тем более что труп остался в сидячем положении".
"Подробности"
Добавить комментарий

Если вы хотите оставить комментарий, просьба авторизоваться или зарегистрироваться.

Loading...